Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

ВЗАИМОСВЯЗЬ ФИНАНСОВЫХ СТРАТЕГИЙ И ДИНАМИКИ РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ КОМПАНИЙ

https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-52-57

Полный текст:

Аннотация

Выявлена взаимная зависимость финансового положения промышленных компаний и кредитных организаций. Проблемы развития промышленных компаний в сложных экономических условиях, причины и последствия ухудшения финансового положения кредитных организаций, проблемы контроля перетока денежных средств между реальным сектором экономики и финансовым сектором исследованы как причинно-следственные связи в развитии промышленных предприятий и общего изменения макроэкономической среды.

Для цитирования:


Степанян А.В. ВЗАИМОСВЯЗЬ ФИНАНСОВЫХ СТРАТЕГИЙ И ДИНАМИКИ РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ КОМПАНИЙ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2019;10(1):52-57. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-52-57

For citation:


Stepanyan A.V. THE RELATIONSHIP OF FINANCIAL STRATEGIES AND DYNAMICS OF DEVELOPMENT OF INDUSTRIAL COMPANIES. Strategic decisions and risk management. 2019;10(1):52-57. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-52-57

  1. ВВЕДЕНИЕ

В условиях нестабильной экономической среды проблема финансирования предприятий реального сектора в России явля­ется особенно актуальной (Трачук, 2014; Трачук, Линдер, 2016).

Поддержание инвестиционной активности субъектов ре­ального сектора экономики и эффективное распределение факторов производства тесно связано с развитием финансо­вого сектора, который стимулирует рост экономики. Вместе с тем избыточная Шубина развития финансового сектора может являться фактором финансовой, а в последующем и макроэкономической дестабилизации, так как сопряжена с рисками формирования «финансовых пузырей» и снижения устойчивости финансовой системы. Последствия мирового финансового кризиса в том числе поставили новую иссле­довательскую задачу по определению оптимальной глубины развития финансового сектора, которая бы способствовала экономическому росту и поддержанию макроэкономической стабильности.

В докладе Банка России (Доклад, 2018) приведен обзор существующих эмпирических исследований в страновом разрезе (Bezemer, Grydaki, Zhang, 2014), который не дает од­нозначного ответа в отношении эффективности расширения банковского кредитования с точки зрения экономического роста. Судя по данным нескольких десятков стран за десять лет, существует устойчивая позитивная взаимосвязь потоков кредитов (темпов роста кредитования) и ВВП, отсутству­ет существенное положительное влияние совокупных объ­емов кредитов нефинансовым организациям на рост ВВП (Bezemer, Grydaki, Zhang, 2014). Корреляции между кредито­ванием и ростом ВВП были положительными до конца 1990-х годов, после чего взаимосвязь заметно ослабла или исчезла, что в значительной степени объясняется включением мирово­го финансового кризиса в исследуемый период (Levine, 2005).

Согласно нескольким эмпирическим исследованиям (Arcand, Berkes, Panizza, 2012; Cecchetti, Kharroubi, 2012; Shen, Lee, 2006), возможно определить пороговое значение отноше­ния кредитов к ВВП, превышение которого влияет на эконо­мический рост негативно (эффект too much finance). После того как объем банковского кредитования достигает 80-100% валового внутреннего продукта, последующее углубление кредитования перестает способствовать ускорению экономи­ческого роста в долгосрочной перспективе и приводит к за­медлению, а также к повышению волатильности темпов роста экономики (Easterly, Islam, Stiglitz, 2000). Задача по определе­нию оптимума в развитии финансового сектора не имеет уни­версального решения, поскольку последнее имеет значитель­ные страновые различия и исторические особенности.

  1. ИЗМЕНЕНИЯ В ФИНАНСОВОМ СЕКТОРЕ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ВЛИЯНИЕ НА РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ

С 2008 года в банковском секторе все больше проявля­лись негативные явления и риски, связанные с особенностя­ми формирования российского банковского сектора с конца 1980-х и до начала 2000-х годов. Например, характерная кэптивность подразумевает зависимость банка от операций с бенефициаром и/или от его решений, касающихся дея­тельности банка, подобная зависимость может существенно повлиять на финансовую устойчивость. Банки финансиро­вали проекты их собственников, например в виде создания или модернизации производственных комплексов, участия в программах импортозамещения, и это приводило к высокой концентрации кредитных рисков. Вовлеченность банков в от­дельные финансовые проекты, реализуемые их владельцами, ненадлежащая оценка таких проектов и отсутствие диверси­фикации активов нередко являлись причинами банкротства банков и прекращения финансирования промышленных про­ектов, что, в свою очередь, приводило к банкротству пред­приятий реального сектора.

Связь фактических бенефициаров банков и финансиру­емых предприятий часто скрывалась как признак финансо­вой неустойчивости в виде осуществления схемных сделок, проведение которых позволяло демонстрировать соблюдение установленных пруденциальных норм. Обнаружение Банком России подобных явлений в деятельности банков потребова­ло внесения соответствующих законодательных изменений в систему регулирования банковской деятельности.

Увеличение количества кредитных организаций, основ­ная деятельность которых сводилась к финансированию проектов собственников за счет привлеченных денежных средств, стало результатом «перегрева» российского бан­ковского сектора, что имеет очевидные негативные послед­ствия для реального сектора экономики. Если негативным последствием для кредитной организации является концен­трация кредитного риска и отсутствие диверсификации ак­тивов, то для предприятия наступает полная зависимость от кредитной организации, в случае если основным, а иногда и единственным источником финансирования хозяйственной деятельности предприятия являлись банковские кредиты кре­дитной организации.

С четвертого квартала 2013 года Центральный банка РФ систематически проводит оздоровление банковского сектора. В результате количество действующих банков сократилось более чем в два раза - с 1992 на начало 2008 года до 517 бан­ков на конец 2017 года.

Мы сравнили события, которые произошли в период ус­ловно определенного «перегрева» российского банковского сектора, и события мирового финансового кризиса 2008- 2009 годов (табл. I). Предпосылками мирового финансового кризиса явился «пузырь» на рынке ипотечного кредитования в США и последующая неразрывная экономическая взаи­мозависимость субъектов сформировавшегося рынка в ре­зультате трансформации стандартного банковского продукта (ипотечного кредита) в ценную бумагу (производный финан­совый инструмент).

С учетом результатов приведенных выше эмпирических исследований выявленные схожие признаки указывают на то, что углубление развития финансового сектора/кредитова­ния в условиях отсутствия надлежащей регуляторной базы, в том числе в части контроля за осуществлением банковских операций и злоупотреблений со стороны участников рынка, негативно сказывается на деятельности всех субъектов эко­номики.

  1. АНАЛИЗ ДИНАМИКИ БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

На рис. 1 приведены данные о количестве компаний, при­знанных арбитражными судами несостоятельными (банкро­тами) с 2007 по 2017 год, когда в российском банковском сек­торе прошли значительные трансформационные изменения. Как отмечалось выше, переход к оздоровлению банковского сектора, проводимому Банком России на системной основе, начат с четвертого квартала 2013 года. Динамика банкротства компаний промышленного сектора (Единый государственный реестр, [б.г]) (рис. 2) указывает на то, что рост количества компаний-банкротов совпадал с ростом количества банков, у которых отзывались лицензии Банком России (Справочник по кредитным организациям, [б.г]) (рис. 3).

 

Рис. 1. Динамика банкротства юридических лиц. Вертикальная черта показывает начало оздоровления банковского сектора 

 

Рис. 2. Динамика банкротства юридических лиц по отраслям промышленности. Вертикальная черта показывает начало оздоровления банковского сектора 

 

Таблица 1

Сравнительный анализ особенностей развития иностранного и российского финансового сектора

Мировой финансовый кризис 2008-2009 годов

«Перегрев» российского банковского сектора

Предпосылки

Стимулирование спроса и чрезмерное потребительское креди­тование ипотеки на американском рынке

Трансформация стандартного банковского продукта (ипотеч­ного кредита) в ценную бумагу (производный финансовый инструмент)

Отсутствие правовых механизмов для должного регулирования финансового рынка

Увеличение количества кредитных организаций с начала 1990-х годов

Финансирование проектов собственников кредитных организа­ций и концентрация кредитного риска

Отсутствие правовых механизмов для регулирования банков­ского сектора

Последствия

Неразрывная экономическая взаимозависимость субъектов рынка ипотечных ценных бумаг (трансграничный уровень)

Дефолт по ценным бумагам в результате ненадлежащей оценки качества активов

Существенное ухудшение финансового положения финансо­вых институтов

Злоупотребления субъектов финансового рынка (сокрытие реальной стоимости активов)

Неразрывная экономическая взаимозависимость результатов финансируемого предприятия и финансового положения кре­дитной организации

Дефолт по кредитам в результате ненадлежащей оценки каче­ства активов (проектов в реальном секторе экономики)

Существенное ухудшение финансового положения кредитных организаций

Злоупотребления руководством кредитных организаций (сокры­тие реальной стоимости активов, вывод активов)

Результат

Сокращение количества финансовых институтов в результате банкротства

Государственная поддержка системно значимых финансовых институтов

Внесение изменений в систему регулирования финансовых рынков

Сокращение количества финансовых институтов в результате отзыва лицензии, банкротства

Государственная поддержка системно значимых финансовых институтов (создание Фонда консолидации банковского сектора в 2017 г. Банком России)

Внесение изменений в систему регулирования банковской деятельности

На основании данных Центрального банка РФ (Итоги, 2018) мы изучили деятельность 10 кредитных организаций, у которых отозваны лицензии с 2014 по 2016 год. [Справоч­ник по кредитным организациям]. Данные кредитные ор­ганизации работали на рынке начиная с первой половины 1990-х годов, в основном занимались корпоративным кре­дитованием. Наибольшую долю активов составляли кредиты юридическим лицам и в меньшей степени физическим лицам. Поводом для такой меры послужили неисполнение федеральных законов, регулирующих банковскую деятель­ность, и нормативных актов Банка России, значение норма­тивов достаточности собственных средств (капитала) ниже 2%, снижение размера собственных средств (капитала) ниже минимального значения уставного капитала, установленного на дату государственной регистрации банка, неоднократное применение в течение одного года мер, предусмотренных за­коном (Федеральный закон, 2002).

 

Рис. 3. Количество действующих кредитных организаций. Вертикальная черта показывает начало оздоровления банковского сектора

  1. ФИНАНСОВАЯ СТРАТЕГИЯ И ВЛИЯНИЕ НА ФИНАНСОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

Составным элементом общей корпоративной стратегии развития является финансовая стратегия: способы привле­чения финансовых ресурсов, формирование централизован­ного финансового фонда и его дальнейшее распределение согласно нуждам предприятия. В свою очередь, одним из на­правлений финансовой стратегии хозяйствующего субъекта является привлечение источников финансирования в виде банковских кредитов.

Анализ финансово-хозяйственной деятельности компа­ний проведен на основании данных бухгалтерской (финан­совой) отчетности юридических лиц (Федеральная служба государственной статистики, [б.г.]; Единый федеральный ре­естр, [б.г]) и данных СМИ. Выявлено постепенное ухудше­ние ключевых финансовых показателей:

  • существенное сокращение выручки и себестоимости, что указывает на существенное падение объемов про­изводства;
  • убыточность деятельности;
  • существенное сокращение или отрицательное значение чистых активов;
  • существенный рост дебиторской и кредиторской задол­женности;
  • выбытие внеоборотных активов.

Долговая нагрузка связана со структурой капитала, пред­ставляющего собой соотношение между объемом собственно­го капитала и заемными средствами. Определение оптималь­ной структуры капитала и факторов, оказывающих влияние на принятие решений о структуре капитала, подробно рассмо­трено в научной литературе. Значительная долговая нагрузка увеличивает риски финансовой стабильности и может оказы­вать ограничивающее влияние на развитие компании.

 

Таблица 2

Взаимосвязь мировых финансовых кризисов, а также сложных экономических условий и динамики банкротства

Этап 1 (март 2014 года - март 2015 года)

Этап 2 (апрель2015 года - октябрь 2015 года)

Этап 3 (ноябрь2015 года - декабрь 2016 года)

Этап 4 (январь2017 года - декабрь 2017 года)

Факторы (драйверы)

Закрытие внешних финансовых рынков.

Рост волатильности обменного курса

Рост процентных ставок (вслед­ствие повышения ключевой ставки Центрального банка)

Ухудшение условий рефинанси­рования предприятий

Волатильность обменного курса

Снижение процентных ста­вок (вследствие снижения ключевой ставки Централь­ного банка)

Улучшение условий рефи­нансирования предприятий

Стагнация инвестиций в ос­новной капитал

Медленное восстановление инвестиционного спроса

Период стабильности процент­ных ставок

Период стабильности процент­ных ставок

Политика консервативного снижения ключевой ставки

Политика консервативного снижения ключевой ставки

Политика консервативного снижения ключевой ставки

Снижение рентабельности предприятий

Сокращение совокупного спроса

Повышение рентабельности предприятий

Сокращение совокупного спроса

Повышение рентабельности предприятий

Затяжной характер падения реальных располагаемых доходов

Стагнация платежеспособного потребительского спроса

Эффект

Рост числа банкротств в экономике

Снижение интенсивности банкротств

Стабилизация интенсивности банкротств, но выше докризисного уровня

Нарастание новой волны банкротств: возврат к кризисным значениям

Кроме того, можно выделить основные драйверы бан­кротств предприятий, связанные с финансовыми факторами (отмечены цветом в табл. 2), особенно в период наибольшего количества банкротств, что также указывает на значительную взаимозависимость финансового и реального секторов эко­номики (Рыбалка, Сальников, 2018). Рост числа банкротств совпадает с наступлением кризисных явлений на мировом и национальном рынках (этапы 1 и 4).

  1. РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСА БАНКА РОССИИ

С целью изучения ожидания предприятий на 2018 год и планируемого роста выпуска Банк России провел опрос производителей промышленной и сельскохозяйственной про­дукции (236 респондентов):

  • Большинство компаний не планировали снижать объем инвестиций в основной капитал: увеличить их планиро­вали 45% компаний, оставить на прежнем уровне - 38%.
  • Только 17% респондентов отмечают, что в 2018 году они планируют сокращение инвестиционных планов.
  • У экспортеров среднее ожидаемое изменение ин­вестиций в основной капитал значительно больше, чем у предприятий, не занятых экспортной деятель­ностью (35% против 19%). Таким образом, создаются мощности для производства новой, конкурентоспособ­ной продукции на мировом рынке.
  • В большей степени увеличивают инвестиции (в сред­нем 42,2%) крупные предприятия с численностью со­трудников свыше 1000 человек. Более мелкие компа­нии планируют значительно меньший рост инвестиций или вовсе их сокращение (Предприятия, 2018).
  1. ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

Для российского банковского сектора характерна кэптив- ность, которая зачастую выражается в кредитовании отдель­ных проектов собственников банка в реальном секторе эко­номики (промышленности) без надлежащей оценки качества финансируемых проектов и влечет за собой соответствующие негативные последствия для обеих сторон. С учетом взаимной зависимости кредитных организаций и предприятий реально­го (промышленного) сектора экономики банкротство первых может повлечь за собой банкротство вторых и наоборот.

Долговая нагрузка компаний оказывает негативное влия­ние на динамику инвестиционной деятельности в кризисные и посткризисные периоды. Основные системные риски бан­ковской сферы связаны с ухудшением платежеспособности заемщиков и возникновением угрозы аккумуляции активов ненадлежащего качества, накопление кредитных рисков не­гативно влияет на устойчивость банковской системы.

Также исследовано планомерное влияние Банка России на управление процессом кредитования промышленных пред­приятий, которое в свою очередь оказывает влияние на эконо­мический рост и развитие банковской сферы, устойчивость которой отражает состояние национальной экономики.

Таким образом, существует целый комплекс факторов финансового характера, оказывающий влияние на управле­ние развитием промышленных предприятий с точки зрения устойчивого и стабильного функционирования в сложных экономических условиях, что является особенно актуальной исследовательской задачей в настоящее время.

Об авторе

А. В. Степанян
«Эрнст энд Янг (СНГ) Б. В.», филиал в Москве
Россия

Менеджер «Эрнст энд Янг (СНГ) Б. В.», филиал в Москве. Область научных интересов: стратегии и управление развитием промышленных компаний.



Список литературы

1. Единый государственный реестр юридических лиц ([б.г.]). URL: https://egrul.nalog.ru.

2. Единый федеральный реестр сведений о банкротстве ([б.г.]). URL: https://bankrot.fedresurs.ru.

3. Итоги десятилетия 2008–2017 годов в российском банковском секторе: тенденции и факторы (2018). № 31. Июнь // Центральный банк Российской Федерации. URL: https://www.cbr.ru / Content / Document / File / 43933 / wps31.pdf.

4. Картотека арбитражных дел ([б.г.]). URL: http://kad. arbitr.ru.

5. Предприятия смотрят на 2018 год с умеренным оптимизмом: результаты опроса: Аналитическая записка Департамента исследований и прогнозирования Банка России, январь 2018 г. Центральный банк Российской Федерации. URL: https://www.cbr.ru / Content / Document / File / 33601 / analytic_note_180129_dip.pdf.

6. Рыбалка А., Сальников В. (2018). Банкротства юридических лиц в России: основные тенденции IV квартал 2017 / / Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). URL: http://www.forecast.ru / _ARCHIVE / Analitics / PROM / 2017 / Bnkrpc-4–17.pdf.

7. Справочник по кредитным организациям ([б.г.]) // Центральный банк Российской Федерации. URL: http://www.cbr.ru / credit / main.asp.

8. Трачук А. В. (2014). Концепция динамических способностей: в поиске микрооснований // Экономическая наука современной России. № 4 (67). С. 39–48.

9. Трачук А. В., Линдер Н. В. (2016). Влияние ограничений ликвидности на вложения промышленных компаний в исследования и разработки и результативность инновационной деятельности // Эффективное Антикризисное Управление. № 1. С. 80–89.

10. Федеральная служба государственной статистики ([б.г.]).. URL: http://www.gks.ru.

11. Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10.07.2002 № 86 ФЗ // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_37570 / .

12. Arcand J. L., Berkes E., Panizza U. (2012). Too Much Finance // IMF Working Paper. № 161. URL: https://www.imf.org / en / Publications / WP / Issues / 2016 / 12 / 31 / Too-Much-Finance-26011.

13. Bezemer D., Grydaki M., Zhang L. (2014). Is Financial Development Bad for Growth Groningen: University of Groningen, SOM research school. (SOM Research Reports; Vol. 14016 GEM).

14. Easterly W., Islam R., Stiglitz J. E. (2000). Shaken and Stirred: Explaining Growth Volatility // Annual World Bank Conference on Development Economics / Eds. B. Pleskovic N. Stern. New Hampshire: World Bank Publications. P. 191–211.

15. Cecchetti S. G., Kharroubi E. (2012). Reassessing the impact of finance on growth // BIS Working Papers. Vol. 381. URL: https://www.bis.org / publ / work381.pdf.

16. Levine R. (2005).Finance and Growth: Theory and Evidence // Handbook of Economic Growth / Ed. by P. Aghion, S. Durlauf. New York: Elsevier. P. 865–934.

17. Shen C. H., Lee C. C. (2006). Same financial development yet different economic growth: Why // Journal of Money, Credit and Banking. № 38 (7). P. 1907–1944. DOI: http://dx.doi.org / 10.1353 / mcb.2006.0095.


Для цитирования:


Степанян А.В. ВЗАИМОСВЯЗЬ ФИНАНСОВЫХ СТРАТЕГИЙ И ДИНАМИКИ РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ КОМПАНИЙ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2019;10(1):52-57. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-52-57

For citation:


Stepanyan A.V. THE RELATIONSHIP OF FINANCIAL STRATEGIES AND DYNAMICS OF DEVELOPMENT OF INDUSTRIAL COMPANIES. Strategic decisions and risk management. 2019;10(1):52-57. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-52-57

Просмотров: 49


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)