Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ГОЛОЛЕДНОГО ТРАВМАТИЗМА В РЕГИОНАХ РФ

https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-58-69

Полный текст:

Аннотация

За последние годы зимой наблюдается динамика увеличения случаев травматизма, связанного с зимней скользкостью, на улицах населенных пунктов. Непосредственно травмы негативно влияют на качество жизни и затраты конкретных людей, а косвенно – на экономические показатели различных организаций и фондов, к которым имеет отношение пострадавший. Проанализированы затраты и упущенная выгода организаций, муниципалитетов и государства, обусловленные зимним травматизмом населения. С этой целью проведен анализ зарубежных и российских исследований и различных аспектов травматизма, связанного с управляемой причиной – гололедом. Разработаны инструментарий и методика расчета. Результаты исследования указывают на то, что травматизм из?за гололеда может иметь существенный негативный эффект на экономику регионов за счет снижения ВРП примерно на 0,1 п.п. В качестве рекомендаций предлагается совершенствовать существующую систему статистического мониторинга травматизма в осенне-зимний период и внедрять эффективные методы предотвращения образования наледи.

Для цитирования:


Сосенкина И.М., Осокин Н.А., Климентова А.Ю. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ГОЛОЛЕДНОГО ТРАВМАТИЗМА В РЕГИОНАХ РФ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2019;10(1):58-69. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-58-69

For citation:


Sosenkina I.M., Osokin N.A., Klimentova A.Y. ECONOMIC IMPACT OF ICE AND SNOW RELATED INJURIES IN RUSSIAN REGIONS. Strategic decisions and risk management. 2019;10(1):58-69. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-58-69

  1. ВВЕДЕНИЕ

Суровые климатические условия зачастую оборачи­ваются негативными последствиями, которые не всегда очевидны с первого взгляда. В данном случае речь идет о гололеде и травматизме. Исследования данной пробле­матики проводятся, прежде всего, в Дании, Швеции, Нор­вегии, Финляндии, Канаде, США. Объектом исследования становится не только статистика, но и сферы деятельности пострадавших, места получения травм и прочие характе­ристики (АН, Willett, 2015). Проблема гололеда и травма­тизма существует и в России, причем соответствующая статистика ежегодно только увеличивается. Среди причин временной нетрудоспособности населения России травма­тизм из-за гололеда составляет порядка 15% и становится причиной 15-20% случаев инвалидности (Аксенова, 2014). Различные травмы занимают второе место среди причин инвалидности населения и первое - среди причин смертно­сти (Юрков, 2007).

В последние годы из-за ухудшающихся погодных усло­вий (ледяные дожди, резкие перепады температуры, рост числа «переходов через ноль») травмы оказываются сравни­тельно более тяжелыми, чаще имеет место летальный исход. Наряду с авариями из-за неудовлетворительных условий на дорогах уровень травматизма пешеходов является одним из ключевых показателей, отражающих качество зимнего содержания дорог (Abeysekera, Gao, 2001; Коновалов, 2007; Гречухин, 2012; Царешродцев, Швецов, 2011).

Цель данной статьи - провести анализ последствий трав­матизма из-за гололеда и дать их экономическую оценку. Рассмотрены потенциальные экономические издержки раз­личных субъектов экономической деятельности, возника­ющие в результате получения травм населением. Оценено влияние уровня гололедного травматизма на финансовые издержки различных организаций и самого пострадавшего исходя из различных условий и параметров.

  1. ТРАВМАТИЗМ ИЗ-ЗА ГОЛОЛЕДА И НЕТРУДОСПОСОБНОСТЬ ГРАЖДАН

По всему миру городские жители чаще всего обращают­ся в травмпункгы в связи с травмами из-за гололеда («Ледя­ной» травматизм, 2017; Abeysekera, Gao, 2001; Ruotsalainen, Ruuhela, Kangas, 2004). Так, в Швеции каждую зиму так по­ступают более 100 тысяч пешеходов (Abeysekera, Gao, 2001). В Финляндии ежегодно регистрируется 50 000-70000 случа­ев падения пешеходов и велосипедистов из-за того, что доро­ги покрыты льдом и снегом (Williams, 2016). В Канаде только в Торонто по той же причине почти 30000 человек обрати­лись в больницы с 2006 по 2015 год («Ледяной» травматизм, 2017). В США порядка 5% от всех заявлений о потере тру­доспособности вызваны травмами на обледенелых дорогах. Такие падения происходят в шесть раз чаще, чем падения с лестниц, зданийит.п. (Dawson, 2013). Нетрудоспособность из-за травм требует затрат на медицинское обслуживание. По данным исследования, проведенного департаментом за­нятости штата Мэн (США), несчастные случаи по причине гололедного травматизма приводят к тому, что в среднем те­ряется более 25 ООО дней рабочего времени (Dawson, 2013).

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в Европе травматизм (в том числе от падений) являет­ся ведущей причиной смерти людей в возрасте от 5 до 49 лет - 6,1% всех смертельных исходов. ВОЗ выделяет три основ­ные причины смерти от травм: самопричиненное наси­лие (123000 случаев), дорожно-транспортный травматизм (92000 случаев) и падения (78000 случаев), которые в сово­купности дают более половины смертности. Падения отно­сятся к непреднамеренным травмам. Ежегодно из-за травм (умышленных и непреднамеренных) происходит 10% всех случаев смерти и 16% всех случаев инвалидности (Травма­тизм в Европе, 2014). На каждый случай смерти, по оценкам ВОЗ, приходится 24 случая госпитализации и 145 обраще­ний за амбулаторной помощью (Травматизм в Европе, 2014).

Травматизм также приводит к увеличению такого пока­зателя, как годы жизни, скорректированные из-за нетрудо­способности (Disability-adjusted life year, DALY) в результате преждевременной смерти, болезни, травмы или инвалид­ности. Один DALY равен одному году жизни, утраченному по вышеуказанным причинам. В 2011 году в Европе в ре­зультате травм было потеряно 32 млн DALY, прежде всего из-за падений (23%), травм, полученных в ДТП (21%) и самопричиненного насилия (17%) (рис. 1) (Травматизм в Ев­ропе, 2014).

 

Рис. 1. Доля различных причин утраты лет здоровой жизни в Европе в 2011 г. (Травматизм в Европе, 2014)

Co стороны исследовательского сообщества наиболь­ший интерес вызывают экономические издержки от дорож­но-транспортных происшествий на автомобильных дорогах. При этом проблема финансовых последствий от гололедно­го травматизма на пешеходных дорожных участках не столь широко изучена как российскими, так и зарубежными уче­ными. В Европейском Союзе потеря валового внутреннего продукта государства от дорожно-транспортных происше­ствий может составлять до 4% (Травматизм в Европе, 2014). Вероятность получить травму или погибнуть от травмы в 3—4 раза больше у людей, имеющих низкий доход и про­живающих в странах с низким и средним уровнем доходов. Также отмечается увеличение травм у лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения (Предупреждение трав­матизма в Европе, 2010; Травматизм и насилие, 2006; Коно­валов, 2008).

По данным исследований отечественных ученых, в структуре причин обращений за медицинской помощью уличные травмы составляют около 32% в Санкт-Петербурге и порядка 40% в Астрахани. В Астрахани объемы уличного травматизма с 2006 по 2010 год увеличились более чем в 1,7 раза (Гречухин, 2012), притом 70% уличных травм были вы­званы изменением погодных условий (Коновалов, 2008; Гре­чухин, Одиноченко, Зимний и др., 2011).

Для предотвращения травматизма из-за гололеда необхо­димо четко понимать специфику причинных факторов. По­годный фактор отличается сезонностью: большинство травм произошло замой, при перепадах температуры. Социальный фактор выражен в том, что травмам больше всего подвер­жены пенсионеры (O’Neill, 2016) и занятое население (Ali, Willett, 2015).

 

Таблица 1

Потенциальные издержки субъектов экономики, вызванные травматизмом среди пешеходов из-за гололеда

Субъект

Виды издержек

Издержки работодате­лей (прямые)

Пособие по временной нетрудоспособности, выплачиваемое работникам за первые три дня больничного.

Дополнительные расходы работодателя, чтобы компенсировать сотруднику затраты, которых требует:

•       оказание квалифицированной платной медицинской помощи;

•       покупка медикаментов;

•       покупка специальных средств, необходимых для ухода за пострадавшим;

•       оплата услуг, необходимой техники или транспорта для его перевозки

Издержки работодате­лей (косвенные)

Издержки, связанные со снижением производительности труда в результате отсутствия на рабочем месте травмированного сотрудника, обуславливают:

•       ухудшение качества произведенной продукции (оказанных услуг);

•       увеличение сроков выпуска продукции (оказания услуг);

•       сокращение объемов продукции (оказанных услуг).

Издержки на компенсацию времени переработки сотрудников, исполняющих обязанности отсутствую­щего травмированного сотрудника.

Дополнительные затраты на отбор, привлечение и обучение нового персонала, если травмированный работник не может вернуться на место работы по состоянию здоровья

Издержки сотрудников (прямые)

Затраты на медикаменты и прочие медицинские услуги для восстановления после травмы

Издержки сотрудников (косвенные)

Потеря части заработной платы, которую травмированный сотрудник недополучил в результате отсут­ствия на рабочем месте из-за травмы.

Затраты, связанные с поиском новой работы, если сотрудник не имеет возможности вернуться на преж­нее место работы

Государственные из­держки (прямые)

Затраты на медицинское обслуживание и выплату пособий по временной нетрудоспособности из средств Фонда социального страхования с четвертого дня больничного.

Субсидии и выплаты для замены заработной платы пострадавшего в случае, если он не имеет возмож­ности вернуться на прежнее место работы.

Субсидии и выплаты в случае наступления инвалидности.

Использование служб общественного здравоохранения для транспортировки пострадавшего. Недополученные налоговые отчисления

Государственные из­держки (косвенные)

Косвенное снижение валового регионального продукта в результате снижения производительности компании в связи с отсутствием сотрудника на рабочем месте

По виду травм лидируют переломы и вывихи (более 40% всех случаев), ушибы мягких тканей и растяжения (более 50% случаев), легкие ранения (около 2%). Что касается ло­кализации, чаще всего имеют место повреждения нижних конечностей (более 40%), далее повреждения верхних ко­нечностей, таза и копчика (около 30 и 20% соответственно) (Юрков, 2007; Гречухин, Одиноченко, Зимний и др., 2011; Коновалов, 2008). При сложных переломах период восста­новления трудоспособности может достигать 10-12 недель, а значит, пострадавший будет долго отсутствовать на рабо­чем месте (Травматология, 2008).

  1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИЗДЕРЖЕК

Существенная доля работающего населения среди по­страдавших и тяжесть травм требуют дополнительных ис­следований, с тем чтобы выявить возможные материальные последствия для различных субъектов экономики.

Статистика центров по профилактике и контролю забо­леваний США показывает, что каждый год расходы, связан­ные с падениями на скользкой обледенелой поверхности, превышают 34 млрд долл., две трети этой суммы уходит на лечение. Как правило, большая часть расходов на лече­ние покрывается за счет страховых взносов работодателя или личных страховых взносов пострадавшего, однако ито­говое требование к страховой компании/фонду может зна­чительно превышать сумму выплат. Выплаты не покрывают затрат на медикаментозное лечение, физиотерапию и содер­жание медицинского оборудования. При подсчете совокуп­ных экономических издержек от травматизма становится ясно, что травматизм из-за гололеда чреват большими из­держками не только для пострадавшего, но и для работода­теля (Estimating the economic costs, 2012).

Согласно российскому законодательству, после того как работающий человек получил травму из-за гололеда, возникают правовые отношения, в которые вовлечены:

  • пострадавший - пешеход (сотрудник организации), получивший травму на льду и временно потерявший трудоспособность;
  • организация, в которой работает пострадавший и кото­рая производит регулярные отчисления в Фонд соци­ального страхования Российской Федерации;
  • государство в лице Фонда социального страхования Российской Федерации.

В табл.1 указаны основные потенциальные экономиче­ские издержки, прямые и косвенные, для указанных субъ­ектов. В соответствии с законодательством пострадавший имеет возможность взыскать убытки, связанные с лечени­ем, если будет доказана вина организации, обслуживающей территорию, где произошло падение (Гражданский кодекс, 1996).

  1. МЕТОДИКА ОЦЕНКИ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ

С целью оценки потенциальных экономических эффек­тов, связанных с травматизмом по причине зимней скольз­кости, авторами разработан модельный инструментарий. Сформированный инструментарий позволяет оценить по­следствия (выраженные в денежной форме) травм по при­чине гололеда или снега на пешеходных участках дороги. При оценке экономических последствий от травматизма ис­пользованы:

  • демографические показатели:

о численность населения города;

о количество пострадавших;

о количество госпитализированного населения;

о численность занятого населения;

о структура занятого населения по возрастным груп­пам;

о структура занятого населения по уровню образования;

 

Таблица 2

Формирование эффекта для хозяйствующих субъектов на макроуровне

Хозяйствующий субъект

Эффект для хозяйствующего субъекта

Фонд обязательного медицинского страхо­вания

Увеличение расходов на медицинское обслуживание пострадавших:

•       оплата вызова скорой медицинской помощи;

•       оплата госпитализации в медицинские организации (26% от затрат на 1 госпитализацию);

•       оплата оказания медицинской помощи в амбулаторных условиях (47% от затрат на 1 посещение). Снижение поступления страховых взносов в ФОМС

Фонд социального страхования

Компенсация по больничным листам пострадавших. Снижение поступления страховых взносов в ФСС

Пенсионный фонд РФ

Снижение поступления страховых взносов в ПФР

Региональный бюджет

Увеличение расходов на медицинское обслуживание пострадавших:

•       оплата вызова скорой медицинской помощи;

•       оплата госпитализации в медицинские организации (74% от затрат на 1 госпитализацию);

•   оплата оказания медицинской помощи в амбулаторных условиях (53% от затрат на 1 посещение). Снижение поступлений от налога на прибыль

Муниципальный бюджет

Снижение поступлений от НДФЛ

  • экономические показатели:

о валовой региональный продукт города;

о величина прожиточного минимума;

о среднемесячная номинальная начисленная заработ­ная плата;

о рентабельность проданных товаров, продукции (ра­бот, услуг);

о ставка НДФЛ;

о ставки страховых взносов на пенсионное, социаль­ное и медицинское страхование;

о ставка налога на прибыль;

о данные о расходах муниципального и регионально­го бюджетов;

о данные о доходной части бюджета города, в том чис­ле доход от получения НДФЛ;

о данные о расходах бюджетов ФСС, ФОМС, ПФР;

  • дополнительные показатели:

о нормативы финансовых затрат на единицу объема оказываемой медицинской помощи;

о перечень лекарственных препаратов, используемых при травмах, и их цена (Федеральная служба, [б.г.]).

Расчеты потенциальных эффектов проведены с разделе­нием на макро- и микроуровень. К макроуровню относит­ся влияние на валовой региональный продукт и эффекты для муниципального и регионального бюджетов региона, к микроуровню - эффекты для работодателя и для постра­давшего.

Для муниципального и регионального бюджетов, Фонда социального страхования и Фонда обязательного медицин­ского страхования эффекты рассчитаны как сумма расходов на медицинское обслуживание и недополученных налогов (табл. 2).

  • МАКРОУРОВЕНЬ

Расходы на медицинское обслуживание пострадавшего (вызов скорой медицинской помощи, госпитализацию в ле­чебное учреждение и оказание медицинской помощи в ам­булаторных условиях (Постановление, 2015)) рассчитаны по формуле: пострадавших региона, дней; Anp - рентабельность продан­ных товаров, продукции (работ, услуг), %; T - ставка налога на прибыль, %.

При снижении ВРП в результате приостановления эконо­мической активности травмированных объем поступлений в бюджет от налога на прибыль рассчитывается по следую­щей формуле:

где Ni - количество пострадавших лиц (в случае госпитали­зации - госпитализированного) в i-м регионе, чел.; НФЗi - нормативы финансовых затрат на единицу соответствующе­го объема медицинской помощи, руб./обращение.

Распределение затрат на медицинское обслуживание по­страдавшего между ФОМС и региональным бюджетом про­исходит путем умножения расходов на одного пострадавше­го на соответствующую долю затрат, отнесенных к расходам ФОМС или регионального бюджета (см. табл. 2).

Снижение поступления взносов в ФОМС, ФСС и ПФР рассчитывается по общей формуле:

где S - среднемесячная номинальная начисленная заработ­ная плата, руб./чел./мес.; nдн - количество дней в месяце; Tфонд - тариф страхового взноса в соответствующий фонд (ФОМС, ФСС, ПФР), %; t - длительность нетрудоспособно­сти пострадавшего, дней; N-количество пострадавших, чел.

Расходы ФСС, направленные на компенсацию по боль­ничным листам пострадавших, рассчитаны по формуле:

где l1,  l2, l3 - доли занятых моложе 24 лет, 25-29, 30 лет и бо­лее в экономике, % соответственно;M-величина прожиточ­ного минимуму на душу населения, руб./мес.; Тндфл - ставка НДФЛ, %; tраб - количество дней временной нетрудоспособ­ности, оплачиваемое работодателем.

Снижение поступления налога на прибыль может быть рассчитано по формуле:

где Iсниж - объем поступлений в бюджет от налога на прибыль при снижении ВРП в результате приостановления экономи­ческой активности травмированных в регионе, млн руб.; I тек - объем поступлений в бюджет от налога на прибыль при фактическом объеме ВРП, млн руб.

Налоговые поступления распределяются следующим об­разом: 17% объема поступает в региональный бюджет, 3% - в федеральный бюджет (Налоговый кодекс, 2000, гл. 25). Объем поступлений от налога на прибыль рассчитывается по формуле:

где G - валовой региональный продукт в основных ценах, млн руб.; t - средняя длительность нетрудоспособности пострадавших региона, дней; Rпр – рентабельность проданных товаров, продукции (работ, услуг), %; Тнп – ставка налога на прибыль, %.

При снижении ВРП в результате приостановления экономической активности травмированных объем поступлений в бюджет от налога на прибыль рассчитывается по следующей формуле:

где Gупущ - потенциальная упущенная выгода в объеме недо­получения части ВПР.

Оценка размера упущенной выгоды для экономики реги­она имеет ряд методологических особенностей. На форми­рование ВРП влияют стоимость основных фондов, инвести­ции в основной капитал, среднегодовая численность занятых в экономике, а также человеческий капитал. Последнее по­нятие объединяет множество факторов: воспитание, здоро­вье, культура, качество и уровень жизни, при этом ключевым фактором развития человеческого капитала является образо­вание (Ямилова, Нигматуллина, 2014; Прокофьева, Рыбаков, Пчелкина, 2012).

Существенное влияние на ВРП оказывает уровень об­разования населения, занятого в экономике региона (Иг­натьев В. М., 2015; Асп, Ухмаваара, 1999; Лапочкина, 2009; Кузин, Кузин, 2017; Корицкий, 2009; Ханушек, Вессман, 2007; Ваганова А. С., 2014; Невежин, Новичкова, Пархо- цик, 2014). При увеличении инвестиций в образование на I рубль ВПР на душу населения увеличивается почти на 12 руб. (Игнатьев, 2015). Таким образом, предлагается рассчитывать потенциальный негативный эффект на ВРП исходя из вклада пострадавшего в ВРП с поправкой на уро­вень образования:

где k1, k2, k3, k4 - коэффициент влияния уровня образования (высшего, среднего профессионального, среднего общего, основного общего (отсутствия) соответственно) на ВРП (показывает долю вклада фактора «уровень образования» на ВРП); Nво, Nспо, Nсо, Nно - количество занятого в экономике населения с высшим, средним профессиональным образованием, средним образованием, с основным об­щим/отсутствием образования, чел., соответственно; w, х, V, z - структура занятых по уровню образования (высшего, среднего профессионального, среднего общего, основного общего (отсутствия) соответственно), %.

  • МИКРОУРОВЕНЬ

Эффекты для работодателя рассчитываются следующим образом:

где Враб – упущенная выгода работодателя от отсутствия пострадавшего на рабочем месте, руб.; H – оплата больничных листов пострадавших. руб.; E – экономия работодателя
по оплате труда пострадавшего, руб.

Упущенная выгода работодателя может быть рассчитана следующим образом:

где TФОТ – доля фонда оплаты труда в себестоимости продукции в зависимости от вида экономической деятельности, %.

Работодатель оплачивает первые три дня больничного пострадавших (Федеральный закон, 2006), сумма рассчитывается по формуле:

Экономия работодателя по оплате труда пострадавшего может быть рассчитана по формуле:

где F - суммарная ставка страховых взносов, отчисляемая в ФСС, ФОМС и ПФР, %.

Эффекты для работника рассчитаны:

где ΔS - неполученная зарплата; ΔW - полученная оплата по больничному листу; Сл - затраты на лекарственные пре­параты1; Сфсс - оплата работодателем больничных листов за первые 3 дня болезни; Cб - оплата ФСС больничного ли­ста начиная с четвертого дня; bi - количество лекарственного препарата определенного вида, шт.; Рi - цена соответствую­щего лекарственного препарата, руб.

Расчеты проведены исходя из среднего периода нетрудо­способности, равного 45 дням (Травматология, 2008). Сде­лано следующее допущение: при расчете эффекта для ра­ботодателя заработная плата сотрудников, выполняющих частично обязанности пострадавшего (при такой возможно­сти), остается на неизменном уровне, то есть работодатель не несет дополнительных издержек по оплате сверхурочной работы (при ее наличии) сотрудникам, заменяющим постра­давшего.

  1. РЕЗУЛЬТАТЫ МОДЕЛЬНЫХ РАСЧЕТОВ

На основе представленной методологии авторами был вы­полнен модельный расчет по городам Пермь, Омск, Воронеж, Самара. Эмпирические данные по уровню гололедного трав­матизма в анализируемых городах были получены по запросу информации от Ассоциации зимнего содержания дорог.

Проведенные модельные расчеты показывают, что эко­номические последствия от гололедного травматизма могут носить как положительный, так и отрицательный характер. Негативный эффект в первую очередь актуален для валово­го регионального продукта города/региона, бюджета реги­онального отделения Фонда социального страхования и са­мого пострадавшего. Условно положительный эффект могут получить работодатели, которые экономят на зарплате.

Для более точного расчета эффекта для работодателя предусмотрена возможность изменить вид экономической деятельности, преобладающей в рассматриваемом городе: «сфера услуг» и «материалоемкое производство», как два «пограничных» вида деятельности исходя из критерия «доля фонда оплаты труда в себестоимости продукции». Следова­тельно, имеет место различная потенциальная упущенная выгода работодателя из-за разного вклада работника (т.е. пострадавшего) в итоговые результаты деятельности орга­низации.

Условно положительный эффект существенно снижа­ется, если работник трудится не в сфере услуг, а в материа­лоемком производстве и его вклад в итоговые результаты де­тельности компании варьирует (табл. 3). Данные о количестве пострадавших в результате травматизма были предоставлены по запросу от Ассоциации зимнего содержания дорог.

 

Таблица 3

Сравнение экономических эффектов для работодателя

 

Количество по­страдавших, чел.

Эффект для работодателя, млн руб.

Город

абс.

отн., %

сфера услуг

материалоем­кое производ­ство

Пермь

7684

0,75

193,29

27,13

Самара

632

0,05

13,54

0,7

Омск

1500

0,13

35,77

4,53

Воронеж

6253

0,6

152,85

41,17

В табл. 4 отражены потенциальные последствия для раз­личных участников экономической деятельности в случае получения травмы от гололеда в Перми, Омске2, Воронеже, Самаре. Важно отметить, что на обоих уровнях полученные возможные эффекты для отдельных субъектов не могут быть суммированы прямым счетом, так как расходы одних участ­ников экономических отношений являются одновременно доходами других. Например, расходы на оплату больничных листов за счет средств ФСС и за счет средств работодателя являются доходами пострадавших по больничным листам. Детализация укрупненных показателей на примере сферы услуг в Перми представлена в табл. 5.

Обобщенные результаты потенциальных последствий для различных участников экономической деятельности в расчете на одного человека в пределах города с населением более I млн человек и при длительности нетрудоспособности 45 дней представлены на рис. 2.

 

Таблица 4

Потенциальные экономические эффекты от травматизма из-за гололеда за 2016-2017 гг., млн руб.

Показатель

Пермь

Самара

Омск

Воронеж

Макроуровень

-1216,78

-101,37

-267,78

-751,85

Влияние на валовой региональный продукт города (удель­ный вес в нем)

-661,36

(-0,158%)

-45,91

(-0,010%)

- 170,06 (- 0,027%)

-474,72 (- 0,127%)

Эффект для бюджета, города, субъекта, ФСС, ФОМС, ПФР

-555,43

- 55,47

- 97,72

-277,13

Микроуровень

Эффекты для работодателя

193,29

13,54

35,77

152,85

Эффекты для работника

-31,99

-2,15

-5,12

-19,12

Примечание: « - » - потенциальный условно негативный эффект для субъекта; «+» - потенциальный условно положительный эффект.

 

Таблица 5

Потенциальные экономические эффекты от гололедного травматизма в г. Перми за 2016-2017 гг.

Показатель

Эффект, млн руб.

В отношении чего рассчитыва­ется эффект

Эффект, %

    

Макроуровень

-1216,78

    

Макроэкономический эффект

-661,36

Валовой региональный продукт

-0,158

    

Бюджетный эффект

-555,43

    

Расходы на медицинское обслуживание:

оплата вызова скорой медицинской помощи

оплата госпитализации в медицинские органи­зации

оплата оказания медицинской помощи в амбулаторных условиях

оплата больничных листов пострадавших за счет средств ФСС

-430,06

-13,74

-187,44

-24,59

-204,29

Бюджет ФОМС

Региональный бюджет (74%), бюджет ФОМС (26%)

Региональный бюджет (53%), бюджет ФОМС (47%)

Бюджет ФСС

-0,055

-0,408

-0,053

-1,742

    

Налоговые поступления:

снижение платы НДФЛ

снижение налога на прибыль

—44,91

-34,86

-10,05

Муниципальный бюджет

региональный бюджет (17%),

федеральный бюджет (3%)

-

-0,515

-0,030

    

 

 

 

 

Снижение платы страховых взносов в Фонды социального и медицинского страхования, Пен­сионный фонд:

снижение платы страховых взносов в Фонд социального страхования

снижение платы страховых взносов в Фонд обязательного медицинского страхования

снижение платы страховых взносов в Пенсионный фонд

-80,45

-7,78

-13,68

-58,99

Бюджеты ФСС, ФОМС, ПФР

Бюджет ФСС

Бюджет ФОМС

Бюджет ПФР

-0,066

-0,055

-0,049

    

Микроуровень

 

 

    

Эффекты для работодателя:

упущенная выгода от отсутствия работника

оплата больничных листов

экономия на заработной плате

193,29

-146,42

-8,89

348,60

 

 

    

Эффекты для работника:

ущерб из-за неполучения части заработной платы

полученная оплата по больничным листам

затраты на лекарственные препараты

-31,99

-233,29

213,19

-11,88

Доходы пострадавшего

-5,3

    

В городе с населением от 500 тыс. до 1,5 млн человек в среднем за зиму получают травмы из-за гололеда око­ло 7000 человек. По результатам моделирования потен­циальный негативный эффект может составить порядка 0,8-1,1 млрд руб. для одного города на макроуровне. В Рос­сии 22 города имеют население от 500 тыс. чел. до I млн человек и 13 городов более I млн человек, а значит, на феде­ральном уровне потенциальный негативный макроэкономи­ческий эффект от гололедного травматизма может составить более 30 млрд руб. в год.

Отдельно стоит рассмотреть экономические последствия для Фонда социального страхования, который несет основ­ное бремя расходов по оплате больничных листов. Совокупный негативный эффект для ФСС (в виде оплаты больнич­ных листов пострадавшим и больничных листов родителям пострадавших детей, а также снижения поступления страхо­вых взносов в связи с отсутствием начисления заработной платы) за период нетрудоспособности (45 дней) превышает объем поступлений в ФСС от такого же количества постра­давших за год более чем в три раза (табл. 6). ФСС не имеет возможности обеспечивать свою профильную деятельность только за счет отчислений от трудоспособного населения и работодателей.

 

Рис. 2. Модельный расчет экономических эффектов в случае травмы в расчете на одного человека

 

Таблица 6

Эффекты для Фонда социального страхования, млн руб.

Город

Совокупный не­гативный эффект

Объем финансовых поступлений в ФСС оце­ночно в расчете за год

Пермь

-212,07

62,21

Самара

-16,34

4,72

Омск

-39,61

11,50

Воронеж

-158,29

45,50

  1. ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Расходы на содержание дорог в осенне-зимний пери­од (уборку от снега и льда) заложены в бюджеты субъек­тов Российской Федерации. Однако неэффективная работа по уборке пешеходных зон может привести к дополнитель­ным расходам региона в части компенсации последствий травматизма.

Сегодня на федеральном уровне отсутствует система официальной статистики (мониторинга на регулярной ос­нове) травматизма пешеходов, пострадавших в связи с неу­довлетворительным содержанием улиц (тротуаров) и дворов. Соответственно, общую объективную картину зимнего трав­матизма из-за гололеда можно составить только на основе мониторинга сообщений средств массовой информации и от­дельных статистических отчетов из различных источников.

Создание системы сбора статистической информации по регионам России позволило бы решить целый ряд проблем:

  • более детально и адекватно оценить ущерб субъектов хозяйствования, связанный с потерей трудоспособно­сти граждан в результате падений;
  • создать информационную систему для оперативного устранения гололеда и тем самым сократить число по­страдавших.

В результате предполагается минимизация экономи­ческого ущерба, связанного с расходованием бюджетных средств и средств самих граждан на компенсационные меры. Предложения по совершенствованию существующего под­хода к мониторингу травматизма из-за гололеда представле­ны на рис. 3.

Система сбора и учета показателей, отражающих трав­матизм граждан из-за гололеда на территориях, подлежа­щих уборке, должна предусматривать не только фиксацию факта травмы, но и территориальные характеристики места инцидента, показатели, позволяющие выполнить оценку экономического ущерба и величины потенциальных косвен­ных и прямых затрат. Таким образом, дальнейшее изучение проблемы травматизма, связанного с управляемой причиной (гололед), представляется важным с точки зрения изменения подходов к уборке зимних дорог и нивелирования послед­ствий данного фактора на перспективу.

 

Рис. 3. Эффекты введения системы сбора и анализа статистических данных о случаях травматизма, связанного с зимней скользкостью, на регулярной основе

Об авторах

И. М. Сосенкина
ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»
Россия
Консультант, Центр отраслевых исследований и консалтинга, ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации». Область научных интересов: оценка бизнеса, управление развитием электроэнергетических компаний, экономика энергетики.


Н. А. Осокин
ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»
Россия
Заместитель директора, Центр отраслевых исследований и консалтинга, ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации». Область научных интересов: эконометрический анализ, управление эффективностью и результативностью, экономика спорта.


А. Ю. Климентова
Ассоциация зимнего содержания дорог
Россия
Руководитель аппарата Ассоциации зимнего содержания дорог. Область научных интересов: технологии зимней уборки, разработка инновационных средств для борьбы с оледенением, стандартизация.


Список литературы

1. Аксенова Л. (2014). Городские улицы опаснее горных спусков // Газета.ru. URL: https://www.gazeta.ru / health / 2014 / 01 / 04_a_5824957.shtml updated.

2. Асп Э., Ухмаваара Х. (1999). Факторы, определяющие заработную плату // Журнал социологии и социальной антропологии. Т. 2. Вып. 4. С. 128–144.

3. Ваганова А. С. (2014) Оценка влияния высшего образования на социально-экономическое развитие регионов // Проблемы экономики и менеджмента. № 1 (29). С. 23–26.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14 ФЗ (ред. от 29.07.2018) // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_9027 / .

5. Гречухин И. В. (2012). Оценка основных показателей травматизма населения Астрахани и вопросы его профилактики // Астраханский медицинский журнал. Т. 7, № 3. С. 129–134.

6. Гречухин И. В., Одиноченко Н. Г., Зимний С. А. и др. (2011). Пути совершенствования организации профилактики травматизма в Астрахани // Астраханский медицинский журнал. Т. 6, № 1. С. 171–175.

7. Игнатьев В. М. (2015). Валовой региональный продукт: факторы влияния // Наука, техника и образование. № 4 (10). С. 146–148.

8. Коновалов А. Н. (2007). Непроизводственный травматизм у работающего городского населения и пути его профилактики: Автореф. дис... канд. мед. наук: 14.00.33. СПб. 139 с.

9. Корицкий А. В. (2009). Макроэкономическая оценка влияния образования на объемы производства в регионах России // Креативная экономика. № 6. С. 68–77.

10. Кузин Д. А., Кузин А. С. (2017). Эконометрическое моделирование влияния стоимости человеческого капитала и основных фондов на ВРП // Интеллект. Инновации. Инвестиции. № 5. С. 20–23.

11. Лапочкина Л. В. (2009). Влияние уровня образования работающего населения на экономическое развитие регионов России // Региональная экономика: теория и практика. № 37 (130). С. 65–69.

12. «Ледяной» травматизм (2017) // Русский экспресс. Friday, March 24. URL: http://www.russianexpress.net / nid / 3992 mid=869.

13. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 № 117 ФЗ (ред. от 03.08.2018) // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_28165 / .

14. Невежин В. П., Новичкова Е. А., Пархоцик Я. В. (2014). Анализ факторов, влияющих на размер валового регионального продукта // Экономика, управление и юриспруденция в современном мире: проблемы и поиски решений: материалы Междунар. науч. практ. конф. (18 декабря 2013 года, г. Ижевск) / ФГБОУ ВПО «Вятский государственный гуманитарный университет», филиал в г. Ижевске. Ижевск. С. 344–347.

15. Постановление Правительства РФ от 19.12.2015 № 1382 «О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2016 год» // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_191018 / .

16. Предупреждение травматизма в Европе. От международного сотрудничества к реализации на местах (2010) // Всемирная организация здравоохранения. URL: http://www.euro.who.int / __data / assets / pdf_file / 0003 / 114159 / E93567r.pdf.

17. Прокофьева А. В., Рыбаков Л. Н., Пчелкина В. В. (2012). Влияние образования на формирование качественного уровня человеческого капитала в региональной экономике // Вестник Чувашского университета. № 1. С. 418–421.

18. Травматизм в Европе: обращенный к системам здравоохранения призыв действовать (2014) // Всемирная организация здравоохранения. URL: http://www.euro.who.int / __data / assets / pdf_file / 0006 / 258063 / Injuries-in-WHO-European-Region-A-call-for-public-health-action-Rus.pdf ua=1.

19. Травматизм и насилие в Европе. В чем важность этой проблемы и что можно сделать. (2006). Копенгаген: Европейское региональное бюро ВОЗ. URL: http://www.euro.who.int / ru / publications / a bstracts / injuries-and-violence-in-europe. why-they-matter-and-what-can-be-done.-summary.

20. Травматология: Национальное руководство (2008) / Под ред. Г. П. Котельникова, СП. Миронова. М.: Гэотар-Медиа. 808 с.

21. Федеральная служба государственной статистики ([б.г.]). URL: http://www.gks.ru.

22. Федеральный закон от 29.12.2006 № 255 ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_64871 / .

23. Ханушек Э., Вессман Л. (2007). Роль качества образования в экономическом росте // Вопросы образования. № 3. С. 86–115.

24. Царегородцев Е. И., Швецов А. В. (2011) Статистический анализ влияния отдельных видов заболеваний на величину ВРП региона // Инновационное развитие экономики. № 1. С. 69–71.

25. Юрков П. Ю. (2007) Научное обоснование организации амбулаторной травматологической помощи при переходе к рыночным отношениям в здравоохранении: Автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.33. СПб. 18 с.

26. Ямилова Л. С., Нигматуллина Л. С. (2014). Оценка влияния параметров человеческого капитала на социально-экономическое развитие регионов (субъектов) Российской Федерации // Nauka-rastudent.ru. № 11. URL: http://nauka-rastudent.ru / 11 / 2141 / .

27. Abeysekera J., Gao C. (2001). The identification of factors in the systematic evaluation of slip prevention on icy surfaces // International Journal of Industrial Ergonomics. Т. 28, № 5. P. 303–313. DOI: 10.1016 / S0169–8141 (01) 00027–0.

28. Ali A. M., Willett K. (2015). What is the effect of the weather on trauma workload A systematic review of the literature // Injury. Т. 46. № 6. P. 945–953. DOI: 10.1016 / j.injury.2015.03.016.

29. Dawson M. (2013). Slipping and Falling on Ice – A Serious Workplace Hazard // Maine Department of Labor: Labor Standards. [S.l.] 12 p.

30. Estimating the economic costs of occupational injuries and illnesses in developing countries: essential information for decision-makers (2012) / International Labour Organization. Geneva. 55 p.

31. O’Neill D. (2016). Towards an understanding of the full spectrum of travel-related injuries among older people // Journal of Transport & Health. Т. 3. № 1. P. 21–25. http://dx.doi.org / 10.1016 / j.jth.2015.11.001.

32. Ruotsalainen J., Ruuhela R., Kangas M. (2004). Preventing pedestrian slipping accidents with help of a weather and pavement condition model // The Fifth International Conference on Walking in the 21st Century, June 9–11 2004, Copenhagen, Denmark. Copenhagen. 12 p.

33. Williams R. (2016). Shocking Slip and Fall Statistics // The HeatTrak Commercial Blog & Resources: A Guide to Snow Removal, Snow Melting Mats & Facility Maintenance. URL: http://blogs.heattrak.com / commercial / shocking-slip-and-fall-statistics.

34. Winter slips and falls: Avoid common hazards (2016) // SFM Mutual Insurance Company. URL: https://www.sfmic.com / safety / avoid-winter-slips-and-falls / .


Для цитирования:


Сосенкина И.М., Осокин Н.А., Климентова А.Ю. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ГОЛОЛЕДНОГО ТРАВМАТИЗМА В РЕГИОНАХ РФ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2019;10(1):58-69. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-58-69

For citation:


Sosenkina I.M., Osokin N.A., Klimentova A.Y. ECONOMIC IMPACT OF ICE AND SNOW RELATED INJURIES IN RUSSIAN REGIONS. Strategic decisions and risk management. 2019;10(1):58-69. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-58-69

Просмотров: 64


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)