Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

ВЛИЯНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИГНАЛОВ НА БУДУЩУЮ ПРИБЫЛЬ

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-4-92-97

Полный текст:

Аннотация

Рассматривается влияние информационных сигналов на будущую прибыль российских компаний. Информационные сигналы могут влиять на поведение инвесторов при оценке будущей прибыли. На прибыль в будущем могут влиять показатели внутреннего роста и шока. Показатель шока позволяет учесть ситуацию, когда компания перейдет с долгового финансирования на внутренние источники финансирования, чтобы снизить уровень потерь активов, связанный с влиянием шоков. Внутреннее финансирование осуществляется за счет наиболее дешевого источника – прибыли. Оно позволяет снижать уровень долгового риска посредством корректировки структуры капитала (погашение части задолженности). Показатели шока и внутреннего роста для инвесторов являются информационным индикатором перспектив развития компании.

Для цитирования:


Луценко С.И. ВЛИЯНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИГНАЛОВ НА БУДУЩУЮ ПРИБЫЛЬ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2018;(4):92-97. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-4-92-97

For citation:


Lutsenko S.I. INFLUENCE OF INFORMATION SIGNALS ON THE FUTURE EARNINGS. Strategic decisions and risk management. 2018;(4):92-97. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-4-92-97

Колебания на рынках (внешние шоки), возможность финансовых кризисов - это обстоятельства (информационные сигналы для инвесторов), которые возникают систе­матически, и их прогнозирование и есть суть делового риска и управленческого планиро­вания.

Менеджмент обладает самостоятельно­стью и широкой дискрецией при принятии решений в сфере бизнеса. В силу рискового характера предпринимательской деятельно­сти существуют объективные причины со­вершения менеджментом деловых просчетов [Постановление, 2004]. Другими словами, решения органа управления компании защи­щены правилом, которое позволяет гаран­тировать менеджменту иммунитет (защита от имущественной ответственности) при со­вершении деловых ошибок от нападок со сто­роны акционеров.

Когда руководство компании реализует экономическую стратегию, недопустимо рас­сматривать решения изолированно от других операций (вне экономической стратегии), поскольку зачастую получение прибыли от­ложено во времени. Для получения макси­мальной прибыли в долгосрочном периоде допустимы операции, в результате которых в краткосрочном периоде снизится доход или образуется убыток. Если на момент при­нятия какого-либо управленческого решения имелась вероятность получения как прибы­ли, так и убытков и решение было принято в диапазоне приемлемого риска, то оно долж­но признаваться разумным, и не имеется ос­нований налагать имущественные санкции за отрицательный результат в силу указанных выше разъяснений, руководитель находится под защитой правила бизнес-решения [По­становление, 2017].

Вместе с тем эффективное управление компанией (в том числе сокращение риска, связанного с потерей части стоимости акции из-за внешних шоков на фондовом рынке) позволяет выстраивать доверительные отно­шения менеджмента с акционерами, с потен­циальными инвесторами.

Информационная прозрачность - фун­даментальный принцип функционирования современного фондового рынка, гарантирую­щий защиту прав инвесторов, вкладывающих средства в ценные бумаги, и прежде всего самих владельцев ценных бумаг в отношении получения дивидендов [Определение, 2000].

Ключевым показателем, характеризующим конечный фи­нансовый результат деятельности, является чистая прибыль, поступающая в полное распоряжение компании. Из нее вы­плачиваются дивиденды, направляются средства на образо­вание резервных и иных фондов, а также и на прирост капи­тала организации. Размер дивидендов определяется органом управления компании исходя из величины чистой прибыли по результатам отчетного периода; долгосрочной финансо­вой политики, краткосрочной структурной политики в отно­шении активов компании [Постановление, 2018].

Коммерческая дискреция компании и финансовая устой­чивость зависят от работы органов управления (менед­жмента, совета директоров), выполнения ими обязанностей и реализации предоставленных им прав для извлечения прибыли. Акционеры, получающие дивиденды от чистой прибыли, заинтересованы в стабильной доходности и ком­мерческой ликвидности акционерного общества [Поста­новление, 2016].

В качестве информационных сигналов, которые могут влиять на будущую прибыль и поведение инвестора, мы берем показатель шока и уровень дивидендных выплат. Вы­плата дивидендов не должна приводить к тому, что компа­нии придется привлекать дополнительное долговое финан­сирование (нести расходы, связанные с поиском источников финансирования), свертывать инвестиционные программы, продать все активы, необходимые для деятельности и устой­чивости развития организации [Постановление, 2018; По­становление, 2007].

Активы компании напрямую зависят от цены акций и влияют на показатель дивидендных выплат. В свою оче­редь, цена акций зависит от эффективности, стабильности функционирования и перспектив развития компании. Из- за плохого управления акционеры могут потерять часть стоимости активов (риск обесценения акций в связи с ошиб­ками управления), поскольку снижение стоимости акций яв­ляется тождественным лишению акционеров их собственно­сти [Case, 2014; Final decision, 2002].

Необходимость учета перспектив развития компании также согласуется с позицией надлежащей практики кор­поративного управления, изложенной Центральным банком РФ: «Корпоративное управление должно быть основано на принципе устойчивого развития общества и повышения отдачи от инвестиций в акционерный капитал в долгосроч­ной перспективе» [письмо Банка России, 2014, введение, п. 4]. Эффективное управление позволит акционерам и инве­сторам иметь перед собой «дорожную карту» управления, чтобы видеть и контролировать действия органа управле­ния.

Приобретая акции, собственники получают право на уча­стие в управлении и на получение в будущем дивидендов. Происходит трансформация денежных средств участников в акции и в последующие обязательства компании перед акционерами [Постановление Президиума Высшего Арби­тражного суда, 2000]. Активность акционера предопределя­ется владением акциями и обязывает совместно с органами управления вырабатывать экономическую стратегию бизнеса [Постановление, 2010]. Необходимо отметить, что инвесто­ры интерпретируют изменение дивидендных выплат в свя­зи с пересмотром своей политики менеджмента в отноше­нии будущих перспектив прибыли [Miller М., Modigliani F., 1961]. Другие авторы заключают, что дивиденды являются сигналом для инвесторов [BravA., Graham J., Harvey С. et al., 2005]. Увеличение дивидендных выплат является надежным информационным сигналом в отношении перспектив буду­щей прибыли. Дивиденды тесно связаны с уровнем прибыли в будущем [Ham et al., 2017].

Однако имеется и противоположная точка зрения: изме­нения дивидендных выплат не содержат информации о буду­щей прибыли [Allen F., Michaely R., 2003].

В модели Миллера и Модильяни [Miller М., Modigliani F., 1961] менеджмент и внешние инвесторы обладают одинако­вой информацией о будущих инвестициях и денежных по­токах. Такие информационные различия, вероятно, будут влиять на реакции инвесторов в отношении изменений ди­видендов.

Также существует предположение, что увеличение ди­видендных выплат отражает сокращение риска [Grullon G., Michaely R., 2002].

Изменение дивидендов сильно связано с прибыльностью компании в текущем или прошлом финансовых периодах [Benartzi S., Michaely R., Thaler R, 1997]. Однако увеличение дивидендных выплат не коррелирует с ростом доходности (прибыльности) в последующих периодах времени, в то вре­мя как сокращение дивидендных выплат фактически уве­личивает доходность компании (поскольку вместо выплаты дивидендов часть денежных средств реинвестируется в ка­питал компании для генерирования прибыли в будущем). Fla сегодняшний день научные исследования (в том числе ис­следования вышеприведенных авторов) в отношении влия­ния информационных сигналов на будущую прибыль не рас­сматривают отдельные важные факторы, которые значимы в отношении будущей прибыли.

В данной статье предлагается несколько расширить угол исследования факторов, влияющих на будущую прибыль, путем включения не только дивидендных выплат, но и по­казателей внутреннего роста и шока (внешнего сигнала), которые рассматриваются как ключевые показатели. Благо­даря данным показателям можно более подробно проанали­зировать влияние политики органов управления (их вклад, качество корпоративного управления) и шока на будущую прибыльность, поведение инвесторов, акционеров при оцен­ке управленческих решений. Происходит своего рода разде­ление ключевых факторов, влияющих на будущую прибыль, на внутреннюю (политика и вклад менеджмента в финансо­вый результат) и внешнюю (влияние шоков на финансовый результат) части. Тем самым можно выстроить экономиче­скую стратегию компании с учетом ее внутреннего потен­циала.

Показатель внутреннего роста позволяет оценить (precautionary motive) предупредительный мотив (гипотеза предупредительных сбережений является своего рода бу­фером от негативных влияний (шоков) со стороны внешних рынков капитала) - готовность компании «переключиться» на внутренние источники финансирования (сбережение денежных средств для внутреннего инвестирования). Ком­пания создает внутренний денежный резерв, чтобы в даль­нейшем справляться с меньшими потерями, связанными с шоками, влияющими на уровень прибыли.

МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОПИСАНИЕ ВЫБОРКИ

В нашей модели зависимой переменной является при­быльность компании. В качестве независимых (объясняю­щих) переменных были выбраны внутренний рост g, шок, уровень дивидендных выплат, инвестиции и осязаемость активов.

Для оценки влияния объясняющих переменных на бу­дущую прибыль были отобраны 24 публичные российские компании из 10 отраслей экономики: сельское хозяйство (производство, переработка и реализация сельскохозяй­ственной продукции), нефтегазовый комплекс (нефтяная и газовая промышленность), пищевая промышленность (производство солода и пива), черная и цветная металлургия, машиностроение (производство частей и принадлежностей автомобилей и двигателей), электроэнергетика, строитель­ство (производство общестроительных работ), торговля (оп­товая торговля металлами и металлическими рудами), транс­порт (транспортирование по трубам, морской транспорт), телекоммуникации. Выборку составили крупные компании с суммарным доходом более 2 млрд руб. и активами более 100 млн руб. [Приказ ФНС России, 2007]. При отборе обя­зательным условием являлось наличие отчетности по меж­дународным стандартам финансовой отчетности. Акции компании должны котироваться на фондовом рынке (усло­вие, позволяющее оценить внешний сигнал, - шок). Инфор­мация о коммерческих организациях получена из годовых финансовых отчетов, отчетов эмитентов, привлечены дан­ные на корпоративных сайтах. Выбран период 2013-2017 го­дов. Количество (значение) наблюдений (количественная характеристика) для каждой компании варьирует (для одних компаний - 2013-2016 годы, для других - 2015-2017 годы), поэтому данные являются несбалансированными. Экономе­трические расчеты производились с помощью статистиче­ского пакета Stata.

ОПИСАНИЕ ПЕРЕМЕННЫХ

При оценке регрессии использован ключевой независи­мый показатель - уровень дивидендных выплат (рассматри­вается в качестве информационного сигнала для инвесторов) и связь между дивидендами и будущими изменениями при­были [Наш С., Kaplan Z., Leary Т., 2017].

Кроме того, мы включаем в регрессию следующие неза­висимые переменные: устойчивый рост, шок, инвестиции, осязаемость активов с целью оценить вклад менеджмента в финансовый результат, влияние внешних шоков на выбор источника финансирования.

Рентабельность (прибыльность) активов (ДОА), %, опре­деляется как отношение прибыли после налогообложения (чистой прибыли) к совокупной величине активов. По своей экономической природе чистая прибыль и нераспределенная прибыль тождественны.

Шок (Shock) рассчитывается как отношение прибыли после налогообложения к рыночной капитализации. Показа­тель является лагированным. Лаг составляет один год. Шок (внешние рыночные экстерналии) является индикатором вы­бора источника финансирования с учетом издержек коррек­тировки (активности регулирования структуры капитала). Данный показатель является ориентиром для компании в от­ношении накопления прибыли. Кроме того, показатель вли­яет на поведение инвесторов при оценке будущей прибыли.

Показатель внутреннего роста g. Этот показатель позво­ляет устранить внешние влияния (ошибочные оценки рынка, макроэкономические факторы). Он представляет внутрен­нюю часть роста стоимости компании и позволяет оценить реальный вклад менеджмента в рыночную капитализацию [Daniel Κ., Titman S., 2006]. Рассчитывается этот показатель так:

где ME- рыночная капитализация; r - логарифм среднего значения доходности акций. Российский фондовый рынок является неустойчивым, долгосрочный период рассматрива­ется как три года и более. Данный период позволяет учесть негативные шоки (сигналы), которые могут повлиять на до­ходность акций. Показатель является лагированным. Лаг со­ставляет один год.

Общий уровень дивидендных выплат (Divide) рас­считывается как отношение величины дивидендов к сово­купной величине активов. Показатель влияет на поведение инвесторов. Показатель является лагированным. Лаг состав­ляет один год.

Инвестиции (Invest) определяются как отношение вели­чины приобретения основных средств и нематериальных ак­тивов к совокупной величине активов. Показатель является лагированным. Лаг составляет один год.

Осязаемость активов (РРЕ/А) рассчитывается как от­ношение основных средств к совокупной величине активов, позволяет оценить уровень имущественного обеспечения компании, когда она прибегает к финансированию посред­ством долга. Кроме того, он связан с информационной асим­метрией и позволяет идентифицировать цену капитала. По­казатель является лагированным. Лаг составляет один год.

Статистика представлена в табл. I. В среднем дивиденд­ные выплаты составляют 2,5 коп. на каждый рубль совокуп­ных активов, значение внешнего шока - 3,9 процентного пункта от величины рыночной капитализации; прибыль со­ставляет 2,34 процентного пункта от совокупной величины активов. Другими словами, в условиях внешних шоков рос­сийские компании теряют часть своих активов (в среднем на 3,9 процентного пункта ежегодно).

 

Таблица 1 Описательная статистика

Переменная

Средняя

Стандартное

отклонение

Минимальное

значение

Максимальное

значение

Рентабельность (прибыльность) активов

2,340

13,254

-54,4

28

Шок

3,890

21,936

-53

40,8

Показатель внутреннего роста g

-0,005

0,294

-0,63

0,6

Общий уровень дивидендных выплат

0,025

0,042

0

0,25

Инвестиции

0,082

0,047

0,01

0,24

Осязаемость активов

0,507

0,191

0,07

0,81

 

 

Таблица 2

Модель, рассматривающая влияние информационных сигналов на будущее значение прибыли

Модель

Регрессия

сквозная

со случайным эффектом

с фиксированным эффектом

Коэффициент

Станд. ошибка

Коэффициент

Станд. ошибка

Коэффициент

Станд. ошибка

Шок

0,231

(4,05)*

0,057

0,231

(4,05)

0,057

0,174

(2,52)

0,069

Показатель внутреннего роста g

11,765

(2,69)

4,372

11,765

(2,69)

4,372

12,219

(2,59)

4,718

Общий уровень дивидендных выплат

64,561

(2,06)

31,267

64,561

(2,06)

31,267

70,584

(1,82)

38,758

Инвестиции

-54,363

(-1,65)

32,856

-54,363

(-1,65)

32,856

OO /-N

OO о

О (N

5Pl

47,496

Осязаемость активов

6,300

(0,80)

7,896

6,300

(0,80)

7,896

-7,403

(-0,52)

14,107

Константа

1,143

(0,32)

3,613

1,143

(0,32)

3,613

8,382

(1,38)

6,054

Количество

наблюдений

86

86

86

Коэффициент детерминации R2, %

30,23

23,95

F-статистика

6,93

 

4,47

Статистика Вальда

 

 

34,67

 

* В круглых скобках представлена Д»-статистика, которая показывает уровень значимости параметров модели.

 

 

ОЦЕНКА И АНАЛИЗ МОДЕЛИ

Модель, рассматривающая влияние информационных сигналов на будущее значение прибыли:

где t - период временидля компании; а0 - свооодный член регрессионного уравнения; а1 , а2, а3, а4, а5 - регрессион­ные коэффициенты; е - ошибка регрессионного уравнения.

 

Таблица 3

Выбор модели на предмет адекватности прогнозирования

Показатель

Тест Вальда

Тест Бройша - Пагана

Тест Хаусмана

Значение

статистики (p-value) Вывод

0,95 (0,490)

Сквозная регрессия пред­почтительнее регрессии с фиксированным эффектом

0,00 (1,000)

Сквозная регрессия предпоч­тительнее регрессии со слу­чайным эффектом

6,30 (0,279)

Регрессия со случайным эффектом пред­почтительнее регрессии с фиксированным эффектом

 

Для модели проведен анализ панельных данных с целью оценить три вида регрессии: сквозную, регрессию со слу­чайным эффектом и регрессию с фиксированным (установ­ленным) эффектом. При сравнении регрессии на основе сквозной регрессии с моделью с фиксированными эффек­тами использовался тест Вальда, при сравнении сквозной регрессии с моделью со случайными эффектами - тест Бройша - Пагана, при сравнении модели со случайными эффектами с моделью с фиксированными эффектами - тест Хаусмана. Тестирование проводилось для отбора наиболее адекватной модели с точки зрения качества прогнозирова­ния (табл. 2, 3).

Используя полученные результаты, мы можем отметить, что наиболее подходящей моделью при оценке влияния ин­формационных сигналов на будущую прибыль является сквозная модель (индивидуальные эффекты не связаны с вы­бранными независимыми переменными).

С целью повысить точность прогноза мы протестирова­ли регрессионную модель на адекватность, гетероскедастич- ность и мультиколлинеарность (робастность). Для проверки модели на адекватность был проведен тест Рамсея на уровне значимости 5%. В процессе тестирования выяснен уровень значимости 34,91%. Значит, основная гипотеза о правильной спецификации исходной модели не отвергается на уровне значимости 5%. В целом модель является адекватной.

Тест на гетероскедастичность проводился с помощью теста Уайта. Уровень значимости составил 7,11%. Основная гипотеза о гомоскедастичности не отвергается на уровне значимости 5%. Гипотеза о наличии гетероскедастичности отвергается (гипотеза о наличии автокорреляции остатков, ведущая к снижению точности прогноза, может быть отвер­гнута). Остатки регрессии являются похожими на «белый шум» (значения в различные моменты времени являются не­зависимыми и одинаково распределены).

Наконец, был проведен тест на наличие связи между независимыми переменными (мультиколлинеарность - по­казатель VIF (variance inflation factor) - множитель, который увеличивает дисперсию).

В модели присутствует мультиколлинеарность, если для одной из независимых переменных значение коэф­фициента VIF > 10. В нашем случае наибольшее значение сушественно ниже 10 (VIF = 1,55), в среднем значение VIF по всем параметрам составляет 1,25. Мультиколлинеарность в модели отсутствует (гипотеза о мультиколлинеарности от­клонена).

Показатели шока, внутреннего роста и дивидендных вы­плат являются значимыми на уровне значимости 5%. Поло­жительная связь между шоком и будущей прибылью говорит о влиянии на финансовую политику. Прежде всего, речь идет об издержках приспособления, которые заставляют менед­жмент пересматривать структуру капитала, частично кор­ректируя ее [Leary М., Roberts М., 2005].

При благоприятных условиях на рынках корректировка структуры капитала будет менее затратной для компании (компания будет использовать внутренние источники фи­нансирования: нераспределенную прибыль, амортизацию и не будет прибегать дополнительно к эмиссии акций и, соот­ветственно, не понесет расходов, связанных с эмиссионной кампанией). Для корректировки своей структуры капитала компания может использовать наиболее дешевый источник - прибыль. Подобная позиция автора корреспондирует с ра­ботой [Frank М., Goyal V., 2014].

Положительная связь между показателями внутреннего роста и будущей прибылью свидетельствует о существенном вкладе со стороны органов управления в конечный финансовый результат. Менеджмент влияет не только на цену акции, но и регулирует уровень их риска с учетом информационных сигналов с рынков (показатель шока). Причем управленческая политика является избирательной в отношении отбора инвестиционных проектов (их оценивают по степени приоритетности).

В отличие от предыдущих исследований, где авторы не смогли подтвердить, что дивиденды несут в себе информацию о будущей прибыли (см., например: [Allen F., Michaely R., 2003]), мы доказали, что дивидендные выплаты вместе с показателями внутреннего роста и шока позволяют передать существенный сигнал о прибыли инвесторам и акционерам компании.

Итак, такие показатели, как шок, внутренний рост и уровень дивидендных выплат, передают информацию о будущей прибыли инвесторам и акционерам. Управленческие действия участники (акционеры) могут оценивать с точки зрения совместной выработанной экономической стратегии бизнеса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С помощью показателей «внутренний рост» и «шок» возможно оценить роль менеджмента при принятии решений в рамках экономической стратегии бизнеса. Наряду с дивидендными выплатами внутренний рост и шок несут информацию о будущей прибыли инвесторам-акционерам.

В рамках представленного исследования можно заключить, что менеджмент российских компаний стремится действовать в логике предупредительного мотива. То есть использовать самый дешевый источник финансирования проектов - прибыль (накапливая и сохраняя ее в условиях влияния негативных факторов на рынках капитала).

Об авторе

С. И. Луценко

Россия

Эксперт НИИ корпоративного и проектного управления, аналитик Института экономических стратегий Отделения общественных наук Российской академии наук. Область научных интересов: корпоративное управление, финансирование компаний.



Список литературы

1. Определение Конституционного Суда РФ от 02.03.2000 № 38‑О // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEJLm.

2. Письмо Банка России от 10.04.2014 № 06–52 / 2463 «О кодексе корпоративного управления» // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEKAg.

3. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.02.2018 по делу № А57–5322 / 2017 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEJev.

4. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2007 по делу № А40–52519 / 06‑132‑330 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEJpB.

5. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.02.2004 № 3‑П // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEJ6b.

6. Постановление Президиума ВАС от 18.01.2000 № 4653 / 99 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEKCQ.

7. Постановление Президиума ВАС РФ от 02.11.2010 № 8366 / 10 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEKCv.

8. Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2016 по делу № А51–1545 / 2016 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEJic.

9. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2017 по делу № А60–19440 / 2015 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DEJEG.

10. Приказ ФНС России от 16.05.2007 № ММ-3–06 / 308@ // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / DELZD.

11. Allen F., Michaely R. (2003) Payout Policy // Handbook of the Economics of Finance: Corporate Finance / Eds. G. Constantinides, M. Harris, R. Stulz. Amsterdam: North Holland. Vol. 1A. P. 337–430.

12. Benartzi S., Michaely R., Thaler R. (1997) Do Changes in Dividends Signal the Future or the Past? // The Journal of Finance. Vol. 52. P. 1007–1034.

13. Brav A., Graham J., Harvey C. et al. (2005) Payout Policy in the 21st Century // Journal of Financial Economics. Vol. 77. P. 483–527.

14. Case of OAO Neftyanaya kompaniya Yukos v. Russia (2014) // European Court of Human Rights. URL: https://clck.ru / DEJvc.

15. Daniel K., Titman S. (2006) Market reactions to tangible and intangible information // The Journal of Finance. Vol. 61. P. 1605–1643.

16. Final decision as to the admissibility of application by Olczak against Poland (2002) // European Court of Human Rights. URL: https://clck.ru / DEJzo.

17. Frank M., Goyal V. (2014) The Profits-Leverage Puzzle Revisited // Working Paper Carlson School of Management, University of Minnesota, Hong Kong University of Science and Technology. P. 1–52.

18. Grullon G., Michaely R. (2002) Dividends, share repurchases, and the substitution hypothesis // The Journal of Finance. Vol. 57. P. 1649–1684.

19. Ham C., Kaplan Z., Leary T. (2017) Do Dividends Convey Information About Future Earnings? // Working paper Washington University. P. 1–59.

20. Leary M., Roberts M. (2005). Do firms rebalance their capital structures? // The Journal of Finance. Vol. 60. P. 2575–2619.

21. Miller M., Modigliani F. (1961) Dividend policy, growth, and the valuation of shares // The Journal of Business. Vol. 34. P. 411–433.


Для цитирования:


Луценко С.И. ВЛИЯНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИГНАЛОВ НА БУДУЩУЮ ПРИБЫЛЬ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2018;(4):92-97. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-4-92-97

For citation:


Lutsenko S.I. INFLUENCE OF INFORMATION SIGNALS ON THE FUTURE EARNINGS. Strategic decisions and risk management. 2018;(4):92-97. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-4-92-97

Просмотров: 339


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)