Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

НАЦИОНАЛЬНОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО В ЭКОНОМИКЕ ЗНАНИЙ

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-5-44-48

Полный текст:

Аннотация

Рассмотрены особенности экономики знаний и показана основополагающая роль знаний в формировании национального инновационного пространства, раскрыты экономические функции знания, институциональные механизмы производства знаний. Дана характеристика факторов и сфер, влияющих на формирование новых знаний. Обоснован и представлен организационный механизм взаимодействия субъектов национальной инновационной системы.

Для цитирования:


Красоченкова Н.П. НАЦИОНАЛЬНОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО В ЭКОНОМИКЕ ЗНАНИЙ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2016;(5):44-48. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-5-44-48

For citation:


Krasochenkova N.P. NATIONAL INNOVATION SPACE IN THE KNOWLEDGE ECONOMY. Strategic decisions and risk management. 2016;(5):44-48. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-5-44-48

Существует несколько подходов к определе­нию национальной инновационной систе­мы [Гретченко А. А., 2010; Шапошникова С. В., 2008], которые позволяют выделить ее сущност­ные характеристики:

  • совокупность субъектов инновационной дея­тельности (ученые, инноваторы, инвесторы, инновационный предпринимательский сек­тор, потребители инноваций, образователь­ные организации, государство, инновацион­ные посредники);
  • правовые, законодательные, финансовые, со­циальные институты;
  • взаимодействие между субъектами иннова­ционной деятельности в процессе создания и реализации всех типов новшеств для эко­номического развития и роста национальной экономики.

У каждой национальной инновационной си­стемы есть собственные:

  • инновационная среда - совокупность субъек­тов инновационной деятельности и условия их взаимодействия (природные, климатиче­ские, экологические, социальные, культурные, духовные, экономические, производственные);
  • инновационная инфраструктура - совокуп­ность различных организационных структур (технопарки, бизнес-инкубаторы, инвестиционные и венчурные фонды, сообщества биз­нес-ангелов, центры трансфера технологий, консалтинговые агентства), деятельность ко­торых способствует реализации инновацион­но-инвестиционной деятельности и развитию инновационного потенциала субъектов наци­ональной инновационной системы. Национальная инновационная система функ­ционирует в рамках национального инноваци­онного пространства. С позиции экономики знаний оно представляет собой совокупность но­вых знаний, а также способности воспринимать и производить технологические и технические нововведения, а с позиции пространственной или региональной экономики - территорию стра­ны и отдельные ее регионы.

Если достигнут определенный уровень раз­вития экономики знаний и инновационный фактор признан в качестве ведущего фактора экономического развития, в пределах националь­ного пространства выделяют ту часть, где прак­тикуются традиционные виды деятельности, и ту часть, где развивается экономика знаний. Таким образом, темпы инновационного развития эко­номики определяются соотношением этих видов деятельности, а расширение национального ин­новационного пространства напрямую зависит от развития экономики знаний.

В экономике знаний развиваются преиму­щественно наука и образование, наукоемкие от­расли промышленности и сферы услуг Анализ развития науки и образования в России свиде­тельствует о том, что по уровню расходов на ис­следования и конструкторские разработки наша страна находится на среднем уровне среди эконо­мически развитых стран (табл. 1).

Численность занятых, их структура, а также объем внутренних затрат на исследования и раз­работки в секторе высшего образования представ­лены в табл. 2. За анализируемый период затраты на исследования и разработки выросли почти в 4,5 раза, тогда как количество исследователей увеличилось незначительно (на 16%) и структу­ра персонала осталась практически неизменной. Это способствовало наметившейся в последние годы тенденции роста доли образования в фор­мировании нового знания, но удельный вес этого сектора во внутренних исследованиях и разра­ботках все еще заметно ниже, чем в странах Ор­ганизации экономического сотрудничества и раз­вития (ОЭСР) (табл. 3).

На сектор высшего образования в России приходится всего около 6% внутренних затрат на исследования и разработки (или почти в 8 раз меньше, чем в Турции). В России численность пер­сонала, занятого исследованиями и разработками, в пять раз ниже, чем в Новой Зеландии, лидиру­ющей по данному показателю среди стран ОЭСР.

В России доля сектора высшего образования наиболее значительна в общественных, гумани­тарных и естественных науках, невелика в тех­нических, медицинских и сельскохозяйственных науках (табл. 4). Быстрее всего увеличивались внутренние текущие затраты на исследования и разработки в естественных, сельскохозяйствен­ных и гуманитарных науках.

Анализ структуры внутренних затрат на ис­следования и разработки в секторе высшего образования по источникам финансирования (табл. 5) позволяет сделать следующие выводы:

  • средства консолидированного бюджета со­ставляют 50% затрат на исследования и раз­работки, средства организаций - около 40%, доля собственных источников и иностранных инвесторов незначительна, наметилась тен­денция роста собственных и резкого сниже­ния иностранных источников;
  • максимальный удельный вес собственных средств в сельскохозяйственных вузах (25%);
  • значительное бюджетное финансирование естественнонаучных, медицинских (72-74%) и гуманитарных вузов (67-68%);
  • финансирование вузовских прикладных ис­следований и разработок в области технических (54%) и сельскохозяйственных наук (26%) в основном за счет предпринимателей.

 

Таблица 1

Исследования и конструкторские разработки в 2014 году

Страна

Расходы, %*

Страна

Расходы, %*

США

2,66

Бразилия

0,94

Великобритания

1,86

Индия

0,72

Россия

1,10

В целом по всем странам

2,15

Китай

0,98

 

 

* Указан процент от валового национального продукта.

 

Таблица 2

Структура занятых исследованиями и разработками, объемы затрат на них в секторе высшего образования в 2007-2013 годах [Базовый до­клад, 2014]

Год

Численность персонала, занятого исследованиями и раз­работками*, тыс. чел.-лет

Внутренние затраты на исследо­вания и раз­работки, млрд руб.

Весь персонал

Исследователи

Техники, вспомо­гательный и про­чий персонал

Структура

2007

98,2

69,4

28,8

70/30

7,3

2008

99,3

71,2

28,1

72/28

10,3

2009

99,4

70,8

28,6

71/29

10,7

2010

97,7

70,5

27,2

72/28

13,3

2011

101,0

72,3

28,7

72/28

17,6

2012

111,7

80,0

31,7

72/28

23,5

2013

112,7

80,7

32,0

72/28

33,3

* В эквиваленте полной занятости.

 

Таблица 3

Доля сектора высшего образования в исследованиях и разработках в странах ОЭСР (2013) и в России, % [OECD 2014]

Показатель

ОЭСР:

Россия

max

min

Внутренние затраты на исследова­ния и разработки

51,3

(Турция)

2.4

(Люксембург)

6.6

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками

60,0

(Новая Зеландия)

5,4

(Люксембург)

12.6

Развитие научного сектора высшего образо­вания в последние годы получило определенное развитие за счет использования следующих ин­ституциональных механизмов:

  • создание научных структур новых типов:

о научно-исследовательских университетов;

о исследовательских подразделений университе­тов;

o малых инновационных предприятий, занима­ющихся изобретением и разработкой новых товаров и услуг, востребованных на рынке;

  • механизмы производства новых знаний:

о предоставление грантов (система финанси­рования на конкурсной основе физических и юридических лиц, занимающихся интеллек­туальным трудом); полученные новые знания не являются собственностью авторов, а при­надлежат обществу;

o государственное задание (финансирование правительством вузовских научно-исследо­вательских работ); полученные результаты становятся достоянием всех субъектов наци­ональной инновационной системы (кроме ре­зультатов, относящихся к сфере национальной безопасности);

о частные инвестиции предпринимателей; полу­ченные результаты охраняются правом интел­лектуальной собственности, автор получает исключительное право интеллектуальной соб­ственности на новое знание и инновацию.

 

Таблица 4

Доля сектора высшего образования во внутренних текущих затратах на исследования и разработки по областям науки, % [Базовый доклад, 2014]

Год

Все области

Науки

есте­ственные

технические

медицинские

сельскохозяйственные

обще­ственные

гуманитарные

2007

5,4

10,0

3,7

6,9

4,5

32,5

15,5

2008

6,1

11,8

4,0

8,2

5,4

33,2

18,6

2009

5,5

9,7

3,8

6,2

5,1

31,9

17,8

2010

5,8

10,6

3,9

8,1

4,6

30,9

18,4

2011

6,1

11,3

3,8

8,3

6,0

36,8

18,2

2012

6,3

9,7

4,1

7,4

6,9

36,5

25,5

2013

6,6

12,1

4,1

7,8

5,5

34,1

19,3

Прирост

2013/2007

1,22

1,21

1,11

1,13

1,22

1,05

1,25

 

Таблица 5

Структура внутренних затрат на исследования и разработки в секторе высшего образования по источникам финансирования, % [там же]

Год

Собственные средства

Средства бюджета

Средства организаций

Иностранные источники

2007

3,5

50,6

39,4

6,6

2008

5,9

54,1

35,9

4,0

2009

4,7

52,9

39,3

3,1

2010

6,0

54,6

35,4

4,0

2011

6,0

53,8

36,9

3,3

2012

5,9

51,2

40,2

2,7

2013

6,0

51,0

43,0

2,0

Прирост за 2007­2013 годы

1,71

1,01

1,09

0,3

Практика предоставления грантов и государ­ственных заданий выявила следующие недостат­ки:

  • отсутствие механизма контроля и персональной ответственности за использование нового зна­ния привело к тому, что огромный объем новых знаний не воплощен в инновациях, затраченные ресурсы и полученные результаты не обеспечи­вают инновационное развитие национальной экономики;
  • отсутствие рыночных отношений при форми­ровании государственного задания изначально программирует ошибки в выборе направления и субъекта генерирования нового знания.

Для эффективной реализации частных инве­стиций необходима качественная инновационная среда.

Одной из наукоемких отраслей промышлен­ности являются информационные технологии, которые в том числе составляют основы экономи­ки знаний.

В России рынок информационных техноло­гий относится к наиболее быстро развивающим­ся. В самой отрасти ситуация противоречивая. Данные последнего отчета аналитического цен­тра REAL-IT Лиги независимых экспертов в об­ласти информационных технологий (ЛИНЭКС) свидетельствуют о снижении темпов роста в 2010 и 2012 годах (на 60,6 и 27% соответственно) и значительном росте в 2013 и 2014 годах (на 19,7 и 15,3% соответственно) [REAL-IT, 2014]. Общее снижение темпов роста не сказалось на темпах роста в сегменте программного обеспечения, где начиная с 2010 года прекратилось падение и на­чался рост [там же]. Данный факт обусловило формирование новых сфер бизнеса, где информа­ционные технологии стали инструментом повы­шения конкурентоспособности. Больше интере­са к современному программному обеспечению проявляют в государственном секторе (государ­ственных и муниципальных учреждениях, об­разовании, науке и т. п.). В итоге на российском рынке программного обеспечения зафиксирована устойчивая тенденция к повышению. В России:

  • доля программного обеспечения в общем объ­еме ИТ-рынка на 2014 год оценивается в 11,7% [там же];
  • доля средств, направляемых на приобретение аппаратного оборудования, продолжает расти, что свидетельствует о проявлении положитель­ных сдвигов в данном сегменте экономики;
  • доля средств на приобретение оборудования в 5,5 раза больше, чем на программное обеспече­ние [там же].

В 2014 году общий объем российского рын­ка программного обеспечения оценивался в 2,35 млрд долл., за последние восемь лет при­рост составил почти 600%, но в глобальном объеме рынка программного обеспечения доля российских разработок составляет менее 1%, что невероятно мало [там же] (рис. 1).

Тем не менее у России имеются шансы занять свою нишу на мировом рынке программного обе­спечения благодаря научному и кадровому по­тенциалу (рис. 2) [Global Insight, 2014]. По коли­честву выпускников Россия находится на уровне Германии, уступая Японии и США, а по количе­ству ученых на тысячу человек населения зани­мает первое место в мире. Использование дан­ного преимущества сдерживается проблемами взаимодействия образования и отрасли. Многие ученые - специалисты в области программного обеспечения и разработки аппаратных средств для IT предпочитают работать за рубежом. Те же, кто трудится в отечественном бизнесе, демон­стрируют невысокую эффективность, поскольку нет действенных систем мотивации и стимулиро­вания. Ощущается недостаток квалифицирован­ных менеджеров в отрасли, несогласованность программ государственной поддержки. Отсут­ствует эффективная система коммерциализации разработок аппаратных средств и технологий.

Таким образом, привлечение инвестиций в развитие новых знаний в области разработки программного обеспечения, современных аппа­ратных средств, подготовки высококвалифициро­ванных специалистов могло бы дать достаточный эффект. Однако развитию мешают следующие препятствия:

  • не отработаны инструменты доведения получен­ных результатов интеллектуальной деятельности до конечного потребителя и их сопровождения на всех этапах инновационного процесса;
  • необходима качественная подготовка высококва­лифицированных специалистов, способных реа­лизовать необходимые компетенции.

Понимание широты национального иннова­ционного пространства меняется в зависимости от технологического и общественного развития. В условиях индустриальной экономики инно­вационное пространство охватывает сектор на­родного хозяйства, связанный с производством новых знаний и инновационной информации. В этом пространстве работают специализирован­ные организации в области науки, образования, оборонный комплекс.

В постиндустриальном обществе инноваци­онное пространство существует на всех уров­нях: национальном, региональном, местном, определены приоритетные направления его фор­мирования. Для России такими направлениями являются:

  • модернизация отечественной промышленности на новой технологической платформе;
  • разработка инструментов, мотивирующих к ак­тивизации инновационной деятельности;
  • качественная подготовка кадров новой форма­ции, реализующих инновационно-ориентиро­ванную модель поведения.

 

Рис. 1. Объем российского рынка программного обеспечения в 2007-2014 годах, млрд долл.

Рис. 2. Научный и кадровый потенциал

В инновационном пространстве оказывается все население страны. Соответствующую активность должны проявлять не только специализиро­ванные субъекты национальной инновационной системы, но и все остальные субъекты нацио­нальной экономики. Кроме того, должен изме­ниться характер взаимодействия между субъекта­ми интеллектуальной деятельности:

  • если раньше монополия по выстраиванию от­ношений производства, распространения и ис­пользования новых знаний принадлежала госу­дарству, то теперь оно становится равноправным партнером, имеет собственные цели и задачи, как и другие участники;
  • необходимо согласование интересов всех заинте­ресованных лиц в производстве, распростране­нии и использовании нового знания; Определяющим условием успешного раз­вития является скорость передачи новых зна­ний субъектам национальной инновационной системы. Следовательно, необходим механизм, включающий цепочки передачи новых знаний, позволяющие конвертировать их в инновации и мультиплицировать экономический эффект. Механизм управления новыми знаниями зависит не только от их количества, но и от разветвленности сети, обеспечивающей доступ пользователей к ним.

Сегодня в национальном инновационном пространстве распространяются сетевые формы взаимодействия. Их основными принципами яв­ляются:

  • сетевое взаимодействие на базе коллективного самоуправления, в котором отсутствуют иерар­хические структуры;
  • координация связей через веб-платформы, непо­средственное и интерактивное общение большо­го множества пользователей;
  • коллективный способ адаптации субъектов к из­менениям среды (со-созидание) [Катуков Д. Д., Малыгин В. Е., Смородинская Н. В., 2012; Кастельс М., 2000].

Таким образом, формирование национально­го инновационного пространства России на ос­нове вышеперечисленных положений позволит обеспечить инновационное развитие и эффектив­ность ее экономики в целом.

Список литературы

1. Гретченко А. А. (2010) Методология и механизмы формирования национальной инновационной системы: зарубежный опыт и российские перспективы // Материалы 8-й Междунар. конф. «Государственное управление в 21 веке: традиции и инновации», 26–28 мая 2010, МГУ им. М. В. Ломоносова. Секция «Управление в глобальном информационном обществе». М. URL: viperson.ru/data/201012/jljbllljxjgj1.doc.

2. Кастельс М. (2000) Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: Изд-во ГУ ВШЭ.

3. Катуков Д. Д., Малыгин В. Е., Смородинская Н. В. (2012) Институциональная среда глобализированной экономики: развитие сетевых взаимодействий/Под ред. Н. В. Смородинской. М.: Институт экономики РАН.

4. Национальная инновационная система и государственная инновационная политика Российской Федерации. Базовый доклад к обзору ОЭСР национальной инновационной системы Российской Федерации. М., 2014.

5. Шапошникова С. В. (2008) Управление различными типами инновационных систем // ИнВестРегион. №4. С. 27–31.

6. Global Insight. URL: http://www.iclcgroup.com.

7. OECD Main Science and Technology Indicators. 2014. Iss. 1. URL: http://www.oecd.org/sti/main-science-and-technology-indicators-2304277x.htm.

8. REAL–IT. URL: http://www.it-schools.org.


Об авторе

Н. П. Красоченкова
ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»
Россия
Кандидат экон. наук, доцент, докторант. Область научных интересов: теоретико-методологические аспекты функционирования национального инновационного пространства, инновационный процесс, механизм взаимодействия национальной инновационной системы, среды и пространства.


Для цитирования:


Красоченкова Н.П. НАЦИОНАЛЬНОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО В ЭКОНОМИКЕ ЗНАНИЙ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2016;(5):44-48. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-5-44-48

For citation:


Krasochenkova N.P. NATIONAL INNOVATION SPACE IN THE KNOWLEDGE ECONOMY. Strategic decisions and risk management. 2016;(5):44-48. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-5-44-48

Просмотров: 335


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)