Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

РАЗВИТИЕ АНТИКРИЗИСНЫХ ПРОГРАММ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С 2009 ГОДА

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-4-78-86

Полный текст:

Аннотация

Одним из важнейших направлений повышения эффективности предотвращения кризисов, борьбы с ними и минимизации негативных последствий на уровне государства по праву можно считать антикризисные программы. Они разрабатываются Правительством РФ, учитывая особенности кризисной ситуации и всегда направлены на то, чтобы как можно скорее устранить или как минимум уменьшить последствия спадов в развитии экономики страны. Некоторые объекты и направления всегда остаются в приоритете поддержки и развития рассматриваемых программ, в то время как некоторые меняются в зависимости от факторов кризиса. Принимая во внимание, что на антикризисные программы и планы возлагаются большие надежды, актуальным вопросом остается их роль в стабилизации экономических условий.

Для цитирования:


Прохорова А.А. РАЗВИТИЕ АНТИКРИЗИСНЫХ ПРОГРАММ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С 2009 ГОДА. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2016;(4):78-86. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-4-78-86

For citation:


Prokhorova A.A. EVALUATION OF THE CRISIS-PROOF PROGRAMS’ DEVELOPMENT IN RUSSIAN FEDERATION SINCE 2009. Strategic decisions and risk management. 2016;(4):78-86. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-4-78-86

За последние восемь лет экономика России вто­рой раз сталкивается с кризисной ситуацией, причины которой не относятся к экономике стра­ны. Именно под воздействием мирового финансо­вого кризиса, обрушившегося на Россию восемь лет назад, Правительство РФ приняло антикризис­ную программу, приступило к антикризисному ре­гулированию для борьбы с резким падением эко­номических показателей в стране и в дальнейшем продлило ее еще на год. Созданию долгосрочной положительной динамики развития препятствова­ло отсутствие опыта преодоления кризиса в мас­штабе социально-экономических систем (СЭС), в частности на уровне организаций. В связи с этим сегодня представляются актуальными раз­работка новых мер и модернизация уже суще­ствующих мер, направленных на снижение нега­тивных последствий кризиса не только 2014 года, но и 2008 года.

Тем не менее уже во время мирового финан­сового кризиса было понятно, что кризис - это не просто разрушение того, что было, но и начало нового этапа, когда устаревшие технологии усту­пают место современным, а значит, появляется возможность создать что-то новое. Антикризис­ное управление сохраняет основы функциониро­вания СЭС и учитывает новые условия. Принимая это во внимание, можно утверждать, что именно такими были ответные меры Правительства РФ, направленные на борьбу с кризисом, начавшимся в 2008 году, как показал проведенный анализ, при­оритеты управления во многом оказались схожи с теми, которые были выбраны в связи с кризисом 2014 года. При этом основными направлениями плана 2009 года, через призму которых представи­лось интересным рассмотреть и другие програм­мы, являются:

  • социальная стабильность (стабилизация в здравоохранении, образовании, культуре);
  • сохранение системообразующих факторов (си­стемообразующие предприятия);
  • адаптивное изменение модели функциониро­вания (желаемый результат любой антикризис­ной программы).

Представляется интересным проанализи­ровать развитие управленческих мер и задач на уровне Правительства РФ, представленных в антикризисных программах, именно за рассма­триваемый период, так как успех программы мер зависит не только от оценки конкретной ситуации, но и от анализа прошлого опыта.

Целью данной работы являются анализ анти­кризисных планов, которые были приняты го­сударством с 2009 по 2016 год, и определение их роли в стабилизационных процессах экономи­ки и поиске новых моделей ее функционирования. Среди задач были выделены: рассмотрение пра­вительственных антикризисных программ 2009, 2015 и 2016 годов, изучение их основных при­оритетов, направлений и объектов, а также оценка роли данных планов в стабилизации экономики.

Адаптивное изменение модели функционирования

Как отразится кризис на состоянии экономики, зависит от качественного антикризисного управле­ния, которое способствует внедрению инноваций, различных современных методик регулирования деятельности участников рынка, ведения бизнеса. Антикризисную программу можно рассматривать как адаптивное изменение функционирования эко­номики страны и ее субъектов с целью подстроить управляемую экономическую систему под изме­нившиеся внешние факторы и условия (табл. 1).

 

Таблица 1

Адаптивное изменение модели функционирования экономики в программах 2009, 2010, 2015 и 2016 годов

2009

2010

2015

2016

•          Поддержка и развитие важ­ных для России отраслей экономики (автомобильная промышленность, транс­портное и сельскохозяй­ственное машиностроение, строительство и др.);

•          структурное обновление и диверсификация хозяйства;

•          оздоровление макроэконо­мики;

•          повышение уровня соци­альной защищенности;

•          наращивание человеческо­го капитала [Программа, 2009]

•          Продолжение содей­ствия ключевым от­раслям экономики, определение новых до­полнительных ориенти­ров:

•          формирование нового промышленного потен­циала, модернизация и инновации, а также решение проблем моно­городов [Основные на­правления, 2009];

•          решение проблем моно­городов

•          Меры, направленные на активи­зацию структурных изменений в российской экономике, стабилиза­цию работы системообразующих организаций в ключевых отраслях, достижение сбалансированности рынка труда, снижение инфляции и смягчение последствий роста цен;

•          поддержка импортозамещения и экспорта;

•          содействие развитию малого и среднего предпринимательства; повышение устойчивости бан­ковской системы и создание ме­ханизма санации проблемных си­стемообразующих организаций [Распоряжение, 2015]

•          Поддержка ключевых отраслей;

•          меры по стабилизации социально-экономиче­ской ситуации: кредиты регионам из бюджета; поддержка отраслей, имеющих значитель­ный эффект в цепочке смежников; содействие развитию малого и среднего предпринима­тельства [План, 2016]

Если в 2009-2010 годах антикризисная по­литика государства была направлена на диверси­фикацию хозяйства и модернизацию, то с 2014 по 2016 год основными ориентирами управления стали поддержка импортозамещения и экспорт. Предприятия, которым поддержка не была ока­зана, часто испытывают финансовые трудности из-за нехватки собственных средств и отсутствия свободных средств на рынке. Большая роль в этом плане возложена на Фонд развития промышлен­ности, созданный в 2014 году с целью поддержи­вать экспорт высокотехнологичной продукции. Также большая роль отводится Агентству по тех­нологическому развитию, которое начнет работать с 1 июля 2016 года, и «дорожной карте» развития городских агломераций, созданной для усовер­шенствования инфраструктуры территорий, где есть несколько населенных пунктов, для ускорен­ного социально-экономического развития.

В антикризисную программу 2016 года вклю­чаются меры, призванные стимулировать эко­номический рост, а не просто компенсировать последствия потрясений экономики. Учитывая высокий уровень неопределенности и принимая во внимание бюджетный дефицит, расчет расходов стал более детальным, нужно доказывать целесо­образность каждого пункта плана. Теперь пред­усматриваются не только средства федерального бюджета как основной источник финансирования, но и антикризисный фонд. Также стоит отметить, что для значительной части мероприятий четко не определены стоимость (объем) и источники финансирования, они поставлены в зависимость от сложившейся ситуации в экономике по итогам первого полугодия и наличия дополнительных до­ходов.

По традиции в последнем антикризисном пла­не также планируется продолжить поддержку ав­топрома, транспортного и сельскохозяйственного машиностроения, строительства, как те отрасли, которые, по мнению государства, имеют потенци­ал роста. Также уделяется значительное внимание поддержке несырьевого и высокотехнологичного российского экспорта, а также малого и среднего бизнеса при посредничестве АО «Федеральная корпорация по развитию малого и среднего пред­принимательства».

В антикризисный план 2016 года не были включены такие актуальные предложения, как до­полнительная индексация пенсий, составленный Министерством финансов России план пенси­онной реформы, предусматривающий повыше­ние пенсионного возраста до 65 лет для мужчин и женщин, ограничение зарплат топ-менеджеров госкомпаний, учитывая их рыночный уровень; ограничение зарплат руководителей госучрежде­ний и государственных унитарных предприятий; введение прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ) на сверхвысокие дохо­ды (и одновременное освобождение от НДФЛ тех граждан, чей доход равен минимальному размеру оплаты труда); ввод ежемесячной денежной вы­платы из средств материнского капитала в разме­ре 5 тыс. руб. с июня 2016 года по май 2017 года [Нетреба П., 2016]. Тем не менее предложения будут представлены Министерством экономиче­ского развития президенту РФ [Фохт Е., 2016]. Как и в прошлом году, существует проблема не­довыполнения плана. По данным доклада главы Счетной палаты Татьяны Голиковой, на начало 2016 года антикризисная программа на 2015 год выполнена правительством примерно на четверть (26,7%), реализация части мер не превышает 50%, вовсе не было выполнено 23% плана (16, 30 и 13 пунктов соответственно) [Прокопенко А., 2016]. Известна критика Счетной палаты РФ и по от­ношению к выполнению плана 2016 года, так как в первом квартале правительство собиралось выполнить 26 пунктов, а по факту получилось только 11 (еще два пункта - частично).

Таким образом, адаптивное изменение модели функционирования на протяжении всего пери­ода нацелено в первую очередь на поддержание продовольственной безопасности и социальной стабильности, поддержку секторов экономики, имеющих значительный эффект для развития смежных отраслей, а также обеспечение благо­приятного инвестиционного климата.

Сохранение системообразующих факторов

Во всех программах можно проследить прио­ритетные отрасли, которым государство помогает в первую очередь:

  • автомобилестроение и жилищное строитель­ство обеспечивают значительный мультиплика­тивный эффект на развитие смежных отраслей;
  • сельское хозяйство важно с точки зрения про­довольственной безопасности и социальной стабильности;
  • оборонно-промышленный комплекс России, ключевой для обеспечения обороноспособно­сти страны;
  • топливно-энергетический комплекс и транс­порт, которые обеспечивают основу для функ­ционирования экономики в целом. Используются такие инструменты, как допол­нительная капитализация, прямая господдержка, госгарантии по кредитам для обеспечения общей поддержки реального сектора экономики и ра­боты с 304 системообразующими предприятия­ми федерального и 1148 регионального уровней (программа 2009 года). В программе 2010 года меры предыдущего периода пересмотрены, реше­но использовать наиболее эффективные из них: кредитную поддержку регионов и предоставле­ние государственных гарантий для привлечения средств извне (к примеру, иностранных инвести­ций) в интересах системообразующих предпри­ятий, реструктуризация моногородов. Программы 2015-2016 годов также содержат меры, направ­ленные на активизацию структурных изменений в российской экономике. В основном речь идет опять же о системообразующих предприятиях и подобных организациях в ключевых отраслях. Их количество сократилось существенно - до 199. Фактически это можно считать урезанной версией списка 2008 года.

Чтобы получить госгарантии на сумму до 5 млрд руб., системообразующие организации, ука­занные в перечне 2015 года, разработанном Пра­вительственной комиссией по экономическому развитию и интеграции, должны удовлетворять следующим требованиям:

  • годовая выручка в 2013 году - не менее 10 млрд руб.;
  • численность персонала компании - не менее 4 тыс. человек;
  • налоговые отчисления за последние 3 года - не менее 5 млрд руб.

Помимо указанных выше количественных критериев стоит отметить, что выделение средств данным организациям, исходя из условий господ­держки, будет предоставляться только с условием выполнения программ по повышению эффектив­ности и реструктуризации. Возникает вопрос обо­снованности включения в список.

Главным критерием отбора, как можно заме­тить, была скорее социальная значимость, а не эко­номическая целесообразность, так как некоторые другие важные критерии, к примеру добавленная стоимость на одного работника, не были учтены. Можно предположить, что многие реципиенты, скорее всего, просто не попали бы в данный пере­чень [Лабыкин А., 2015].

Также стоит отметить некоторые противоре­чия протокола заседания Правительственной ко­миссии по экономическому развитию и интегра­ции:

  • При включении в перечень организации могут получить государственные гарантии в сумме не более 5 млрд руб., но госгарантии могут быть получены, только если положительное ре­шение будет вынесено специальной комиссией по экономическому развитию и интеграции. Однако какой именно вид государственной поддержки получит потенциальный получа­тель помощи, определяет Правительственная комиссия по экономическому развитию и инте­грации);
  • Необходимость данного списка вызывает со­мнения, так как можно получить помощь и другими путями. В то же время если пред­приятие вошло в список, то это не является га­рантией того, что государственная поддержка будет оказана (см. выше).
  • В списке указаны организации, у которых часть активов находится в странах, законодатель­ство которых предоставляет им освобождение от уплаты налогов и подачи в государственные органы бухгалтерской и налоговой отчетности (офшорная юрисдикция). Есть в перечне и ком­пании, акции которых полностью принадлежат иностранным инвесторам, что, безусловно, ве­дет к оттоку капитала из России [Кравченко Л., 2015];
  • Минэкономразвития говорит о том, что пре­доставление государственных гарантий - не основная задача включения организаций в перечень, так как первоочередная цель - мо­ниторинг финансово-экономического состо­яния потенциальных получателей помощи. Исходя из перечня, можно сделать вывод, что под надзором Минэкономразвития ока­жутся не те представители среднего бизнеса, которые имеют трудности с финансово-эко­номическим состоянием, а те, у кого все хо­рошо в этом плане. Возникает вопрос: зачем нужен контроль за предприятиями, которые не нуждаются в нем в силу своих масштабов и, как следствие, отсутствия проблем с лик­видностью?

Одним из объяснений подхода к составлению перечня системообразующих предприятий мож­но считать риск повышения безработицы в слу­чае отсутствия поддержки крупных организаций, но этому могут воспрепятствовать существующие программы по переобучению сотрудников неэф­фективных компаний. Считаем целесообразным обратить внимание на компании, деятельность ко­торых соответствует основным приоритетным на­правлениям развития экономики России, а именно на импортозамещающие производства, в частно­сти на те, которые не так сильно привязаны к ко­лебаниям валютных курсов [Лабыкин А., 2015].

Тем не менее в любом случае представляет­ся необходимым создание доступного механизма кредитования как основного источника инвести­ций. Также правительство возлагает большие надежды на программу 2016 года по созданию возможностей для привлечения оборотных и ин­вестиционных ресурсов с приемлемой стоимо­стью в наиболее значимых секторах экономики, в том числе при реализации государственного оборонного заказа. Это возможно только при вы­полнении опережающей оценки проблемных фак­торов, влияющих на устойчивое развитие россий­ской экономики.

Если рассматривать динамику сальдо прибы­лей и убытков организаций (без субъектов мало­го предпринимательства) по Российской Феде­рации, которое характеризует условия ведения бизнеса в стране, можно проследить некоторые положительные тенденции. В октябре 2010 года был поставлен рекорд по увеличению сальдиро­ванного результата (на 605,1 млрд руб.). По пред­ставленным Росстатом видам экономической де­ятельности за январь-ноябрь 2010 года сильный прирост наблюдался в сельском хозяйстве, охоте и рыболовстве (на 19,7%), добыче полезных ис­копаемых (на 14,2%), обрабатывающих произ­водствах (на 12,8%), строительстве (на 20,3%), а также в оптовой и розничной торговле, ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, быто­вых изделий и предметов личного пользования (на 12,8%). Еще одним положительным фактом стало то, что уже в 2010 году удельный вес убы­точных организаций составил 29,7% (для сравне­ния: в 2009 году - 33,1%) [Скляров И., 2003].

В 2013 году сальдированный финансовый результат российских компаний (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и бюджетных учреждений) состав­лял 6,495 трлн руб. В условиях кризиса 2014 года сальдо прибылей и убытков в действующих ценах снизилось на 9,1%, до 5,902 трлн руб., доля убы­точных организаций увеличилась на 1,3 п.п. и со­ставила 28,1% [Финансовые результаты, [б.г.]]. Несмотря на существенное снижение сальдиро­ванного финансового результата за второй и тре­тий кварталы 2015 года, IV квартал демонстрирует существенное позитивное изменение, что говорит о положительном влиянии государственной поли­тики, в том числе в отношении применения анти­кризисных мер.

Социальная стабильность

В течение восьми лет формулировка при­оритетов антикризисного управления несколько меняется, но основой социальной стабильности остаются публичные обязательства государства перед населением (табл. 2).

Во всех программах прослеживаются следую­щие направления развития: повышение объемов и качества оказания социальных и медицинских услуг, улучшение ситуации с лекарственным обе­спечением, а также снижение напряженности на рынке труда субъектов Российской Федерации путем расширения масштабов деятельности госу­дарства в сфере занятости (противодействие росту безработицы). Так как социальная стабильность связана с управлением занятостью населения, образованием, здравоохранением и культурой, привлечены данные, которые могли бы частич­но охарактеризовать эффективность данных мер и их роль в стабилизации эконо­мики.

 

Таблица 2

Развитие блока социальной стабильности в программах 2009, 2010, 2015 и 2016 годов

2009

2010

2015

2016

Усиление социальной защиты семей (поддержка граждан и семей, наиболее пострадавших в период мирового экономического кризиса) и создание рабочих мест; развитие системы здравоохранения

Поддержка социальной стабильности и обеспечение полноценной социальной защиты населения; работа по внедрению системы социальных контрактов

 

 

Исполнение обязательств социального характера в полной мере

 

 

 

 

 

 

Социальная защита и государственная поддержка сферы занятости

 

 

 

 

 

Сфера занятости. Численность занятых в экономике не претерпе­вала сильных изменений на протя­жении рассматриваемого периода (рис. 1).

Несмотря на отсутствие оче­видных позитивных скачков, все же можно проследить несколько поло­жительных тенденций:

 

  • Во-первых, доля работников частных предприятий увеличилась, что говорит о некотором развитии бизнеса в стране и увеличении доли частного предпринимательства (малый и сред­ний бизнес). В программе 2016 года среди приоритетов упоминается развитие малого и среднего предпринимательства, в программе 2015 года - содействие развитию и поддерж­ка малого и среднего предпринимательства за счет снижения финансовых и администра­тивных издержек.
  • Во-вторых, стоит отметить некоторую по­ложительную динамику в увеличении доли работников в иностранных компаниях или со­вместных организациях. Как можно предполо­жить, иностранный бизнес в стране продолжа­ет развиваться, создавая новые рабочие места и тем самым положительно влияя на развитие экономики, что ведет к налаживанию связей и передаче ценного опыта.

 

Рис. 1. Среднегодовая численность занятых в экономике по формам собственности, тыс. человек [Среднегодовая численность, 2015]

Рис. 2. Число общеобразовательных организаций, тыс. (на начало учебного года) [Число общеобразовательных, 2015]

Здесь стоит отметить, что участие иностран­ных компаний на рынке России - это дополни­тельный фактор, который может способствовать повышению конкурентоспособности российских компаний не только на национальном рынке, но и на мировой арене.

Однако если рассматривать среднегодовую численность занятых в экономике по видам эко­номической деятельности, то можно заметить, что с 2005 по 2014 год снизилось количество за­нятых в таких важных для экономики страны от­раслях, как сельское хозяйство, лесное хозяйство, добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, образование и здравоохранение, предоставление социальных услуг Это стоит считать негативной тенденцией, так как развитие приоритетных направлений во многом может за­висеть от количества занятых в экономике. При­чинами подобного снижения могут являться оп­тимизация затрат предприятий данных отраслей (целенаправленное сокращение), их непривлека­тельность для экономически активного населе­ния (низкие заработные платы), отрицательная демографическая динамика (спад рождаемости в 1990-х годах является одной из причин сниже­ния трудоспособного населения сегодня).

Сфера образования

Число образовательных учреждений в горо­дах, поселках городского типа и сельской мест­ности ежегодно снижается (рис. 2), несмотря на то что инвестиции в человеческий капитал, а именно образование и здравоохранение, были одним из ключевых приоритетов бюджетных рас­ходов в программах 2009 и 2010 годов.

Тем не менее нельзя делать поспешных вы­водов, так как стоит упомянуть тот факт, что ми­грация населения в крупные города привела к де­градации небольших населенных пунктов. Таким образом, за счет снижения численности населения в городах, где было не более 12 тыс. жителей, та­ких населенных пунктов стало больше (для срав­нения: 157 в 1989 году, 246 в 2014 году). Если 25 лет назад в городах с населением до 50 000 проживали 18,9 млн человек, то теперь там на­считывается всего 16,7 млн человек ( -12%). Из- за отсутствия систематических исследований городского населения допустимо предположить, что реальная картина еще печальнее, чем офици­альная статистика. При этом экстраполяция дан­ных на краткосрочный и среднесрочный периоды показывает, что миграция из небольших городов в крупные продолжится [Волкова О., Соколов А., Терентьев И., 2015]. Это требует повышенного внимания со стороны государства к сфере образо­вания, прежде всего к его доступности, особенно в тех местах, где приток населения будет оста­ваться на высоком уровне (крупные города евро­пейской части России и их «спутники», например Котельники), потому что количество организа­ций снижается не только в сельской местности, но и в городах и поселках городского типа [Волко­ва О., Соколов А., Терентьев И., 2015].

Здравоохранение и культура

Поддержка и развитие сфер здравоохранения и культуры, безусловно, упоминаются во всех ан­тикризисных программах в той или иной степени. Если говорить о здравоохранении как самостоя­тельном объекте управления со стороны государ­ства, то оно является одним из приоритетных. Не­смотря на повышенное внимание к данной сфере, реальное положение в здравоохранении говорит о другом.

Представленные ниже данные (рис. 3-6, табл. 3) едва ли можно ассоциировать с эффективным развитием, немалую роль в котором играли антикризисные программы 2009 и 2010 годов, не стоит забывать о том, что процветание здравоохранения и культуры подвержено воздействию множества факторов и зависит не только от успешности реа­лизации данных документов.

Исходя из проведенного анализа, можно сде­лать вывод о том, что сфера здравоохранения име­ет существенное влияние на повышение уровня смертности в стране. Анализируя развитие сферы здравоохранения, стоит отметить, что состояние данной системы пока что, к сожалению, не может значимо повлиять на уровень смертности, о нега­тивном влиянии которого говорилось ранее.

Несмотря на поддержку со стороны госу­дарства, основанием для данного вывода мож­но считать не только нехватку средств, но и то, что система управления, организации и финан­сирования отрасли не позволяет эффективно рас­поряжаться имеющимися средствами. Это про­исходит по ряду причин, среди которых можно выделить:

  • несбалансированность государственных га­рантий бесплатной медицинской помощи и имеющихся финансовых ресурсов, увели­чение объема платных услуг, масштабы ко­торых практически сопоставимы с объемами государственного финансирования здравоох­ранения; более того, задуманные как допол­нительные, некоторые платные услуги не­редко замещают виды помощи, бесплатное оказание которой гарантировано населению;
  • недостаточный уровень развития институтов медицинского страхования;
  • изношенность основных фондов учреждений здравоохранения, в частности лечебно-профи­лактических учреждений;
  • низкая заработная плата врачей и медсестер;
  • скрытая коммерциализация, а иногда и факти­ческая приватизация наиболее привлекатель­ных для населения медицинских учреждений и служб [Основные показатели, 2015];
  • низкий уровень материально-технической базы здравоохранения. Износ основных фон­дов составляет в среднем около 60%, в том числе медицинского оборудования - 64%.

 

Таблица 3

Санаторно-курортные организации и организации отдыха [Санаторно-курортные организации, 2015]

Показатель

2005

2009

2010

2011

2012

2013

Число санаторно-курортных организаций и организаций отдыха

4457

4034

3886

3853

3785

3634

Число коек (мест) в них, тыс.

761

705

674

666

660

635

Обслужено лиц, тыс. чел.

10281

9780

9709

9514

9841

9739

 

Рис. 3. Основные показатели здравоохранения (численность врачей и больничных коек)

 

Рис. 4. Основные показатели здравоохранения (число амбулаторно­поликлинических организаций и больничных организаций)

 

Рис. 5. Детские оздоровительные учреждения !Детские оздоровительные, 2015]

 

Рис. 6. Число культурно-досуговых учреждений, тыс. [Число учреждений, 2015]

Ключевыми проблемами здравоохранения можно считать зачастую невнимательное отноше­ние со стороны персонала к состоянию здоровья населения, а также недостаточность стимулов к повышению эффективности использования име­ющихся ресурсов, что в основном обусловлено низкой заработной платой [Российское здравоох­ранение, 2016]. В данном случае модернизация антикризисных мер, о которой говорилось ранее, остро необходима, так как это может поспособ­ствовать организации более эффективного управ­ления расходованием средств.

Тем не менее государственное финансиро­вание и рациональное использование предо­ставленных средств способны дать большой эффект для ускоренного развития сферы здраво­охранения. С 2005 по 2012 год в России говорят, что даже минимальные вложения государства, направленные на увеличение финансирования этой отрасли, позволили значительно сократить уровень смертности и, как следствие, увеличить ожидаемую продолжительность жизни населе­ния РФ. При этом увеличение предоставляемых средств в среднем на 2% за рассматриваемый период привело к снижению смертности на 1% [Улумбекова Г. Э., 2015].

Снижение запаса прочности российской систе­мы здравоохранения, урезание финансирования здравоохранения со стороны государства по от­ношению к 2013 году на 9% в 2014 году и на 13% в 2015 году (с учетом девальвации рубля - на 20%) негативно отразились на показателе смертности в стране. Впервые за последние восемь лет в 2014 году снижение смертности остановилось, в то время как уже за первый квартал 2015 года она повысилась на 5,2% в сравнении с прошлым годом [Улумбекова Г Э., 2015].

К сожалению, Россия до сих пор отстает от многих стран ЕС по большинству показателей здоровья населения. Так, к примеру, ожидаемая продолжительность жизни в 2014 году уступала на 6,2 года «новым» членам ЕС: Чехии, Эстонии, Венгрии, Польше, Словакии и Словении, где этот показатель составляет 71 и 77,2 года (рис. 7).

Учитывая современную ситуацию в сфере здравоохранения, стоит отметить следующие внешние угрозы, которые необходимо иметь в виду при определении направления развития по­литики здравоохранения:

  • В стране наблюдается снижение численности трудоспособного населения и рост числа граж­дан старше трудоспособного возраста.
  • Одним из явлений недавнего кризиса является ухудшение социально-экономических показа­телей, которое привело к существенному па­дению покупательной способности граждан. Это означает, что большее число граждан те­перь не смогут позволить себе платные услуги и/или некоторые медикаменты, которые могут быть критически необходимы им по состоя­нию здоровья.

Чтобы избежать существенных изменений в возрастной структуре населения, а именно со­кращения трудоспособного населения России примерно втрое к 2045 году [Ухудшение, [б.г]], необходимо не просто увеличение финансирова­ния, которого сейчас недостаточно, но и контроль за его эффективным распределением, обновление устаревших фондов и повышение уровня подго­товки работников. Требуется активная пропаганда здорового образа жизни, например через рекламу, а средства, выделенные в рамках не только анти­кризисных программ, но и других документов, могут быть направлены на создание необходимой инфраструктуры [Ухудшение, [б.г]].

Такой же вывод можно сделать и относитель­но сферы культуры и отдыха. Возлагать всю от­ветственность по поводу отрицательной дина­мики ранее представленных показателей только на антикризисные программы 2009 и 2010 годов не совсем правильно. Большая роль в плане разви­тия данной сферы возложена не только на государ­ственную программу РФ «Развитие культуры и ту­ризма» на 2013-2020 годы, федеральную целевую программу «Культура России (2012-2018 годы)», но и на другие программные документы, результа­ты которых ожидаются в ближайшее время [Число учреждений, 2015].

 

Рис. 7. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в России, «новых» и «старых» странах ЕС с 1970 года [Улумбекова Г. Э., 2015]

Заключение

Оценивая в целом результаты проведенного исследования, необходимо отметить следующее:

  • На протяжении всего рассматриваемого перио­да антикризисные программы нацелены, в пер­вую очередь, на поддержание продовольствен­ной безопасности и социальной стабильности, поддержку секторов экономики, имеющих значительный эффект для развития смежных отраслей, а также обеспечение благоприятно­го инвестиционного климата. Это во многом обусловлено тем, что во всех случаях кризи­сы затрагивали и негативно воздействовали на ключевые сферы жизни общества, играю­щие значительную роль в развитии экономики России.
  • Если раньше необходимым изменением вы­ступала модернизация экономики и создание условий для появления инструментов долго­срочного инвестирования, то кризис 2014 года показал, что нужны не просто качественные изменения, но и переориентация экономики на несырьевой экспорт и импортозамещение.
  • Поддержка сферы здравоохранения со сторо­ны государства осуществляется из года в год, однако до сегодняшнего дня проблема недо­статочного финансирования, которое препят­ствует достижению запланированных государ­ством темпов развития, а также недостаточная эффективность распределения полученных средств все еще остаются актуальными.

Антикризисные программы играют суще­ственную роль в стабилизационных процессах в экономике страны. Важно помнить, что основ­ная цель данных программ - не развитие, а мини­мизация негативных последствий.

Тем не менее, как показало проведенное ис­следование, достигать поставленных целей на практике не всегда получается. Для того чтобы эффективно бороться с последствиями кризисов, необходимо постоянно совершенствовать страте­гии развития, не забывая про критическую оценку прошлого опыта. Путем качественного анализа полученных результатов и поиска причин несоот­ветствия плановым показателям антикризисные программы способны развиваться в направлении, способствующем тому, чтобы максимально эф­фективно минимизировать негативные послед­ствия потрясений экономики.

Список литературы

1. Волкова О., Соколов А., Терентьев И. (2015) Исследование РБК: как вымирают российские города // РБКdaily. 22 янв. URL:: http://www.rbc.ru/special/society/22/01/2015/54c0fcaf9a7947a8f1dc4a7f.

2. Детские оздоровительные учреждения (2015) // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_11/Main.htm.

3. Кравченко Л. (2015) Системообразующие предприятия: реальная или фиктивная государственная поддержка? // Центр Сулакшина. URL:: http://rusrand.ru/actuals/sistemoobrazuyuschie-predpriyatiya-realnaya-ili-fiktivnaya-gosudarstvennaya-podderjka.

4. Лабыкин А. (2015) Бессистемная господдержка // Экспертonline. URL: http://expert.ru/2015/02/10/bessistemnaya-gospodderzhka/.

5. Нетреба П. (2016) Путину предложат антикризисный план как минимум на 737 млрд руб. // РБКdaily. 26 янв. URL: http://www.rbc.ru/economics/26/01/2016/56a7a4ab9a7947264e4daec3.

6. Основные направления антикризисных действий Правительства Российской Федерации на 2010 год (одобрено на заседании Правительства РФ (протокол от 30.12.2009 № 42)) (2009) // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_95815/.

7. Основные показатели здравоохранения (2015) // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_11/Main.htm.

8. План действий Правительства Российской Федерации, направленных на обеспечение стабильного социально-экономического развития Российской Федерации в 2016 году (утв. Правительством РФ 01.03.2016) (2016) // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_194646/.

9. Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год (одобрена на заседании Правительства Российской Федерации, протокол от 9 апреля 2009 г. № 11) (2009) // Министерство экономического развития Российской Федерации. URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/strategicPlanning/crisis/doc20100318_013.

10. Прокопенко А. (2016) Правительство выполнило антикризисный план наполовину // Ведомости. 11 мая. URL: http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/05/11/640577-pravitelstvo-vipolnilo-antikrizisnii-napolovinu.

11. Распоряжение Правительства РФ от 27.01.2015 № 98-р (ред. от 16.07.2015) «Об утверждении плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году» (2015) // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_174635/.

12. Российское здравоохранение: сценарии развития (2007–2016 гг.) (2016) // Институт современного развития. URL: http://www.insor-russia.ru/ru/programs/doc/343.

13. Санаторно-курортные организации и организации отдыха (2015) // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_11/Main.htm.

14. Скляров И. (2003) Сальдо прибыли и убытка поставило еще один рекорд // Экономика и жизнь. 3 февр. URL: https://www.eg-online.ru/article/125378/.

15. Среднегодовая численность занятых в экономике по формам собственности (2015) // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_11/Main.htm.

16. Улумбекова Г. Э. (2015) Здравоохранение России: мифы, реальность, решения // Центр Сулакшина. URL: http://rusrand.ru/analytics/analyticszdravoohranenie-rossii-mify-realnost-reshenija.

17. Ухудшение здоровья населения – угроза национальной безопасности ( [Б.г.]) // TeachPro.ru. URL: http://teachpro.ru/EOR/School%5COBJSupplies10/Html/der10124.htm.

18. Финансовые результаты деятельности организаций (без субъектов малого предпринимательства) Российской Федерации ([Б.г.]) // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/finance/#

19. Фохт Е. (2016) Ограничение зарплат руководства госкомпаний не вошло в антикризисный план // РБК Финансы. 27 янв. URL: http://www.rbc.ru/finances/27/01/2016/56a86dd09a7947c1a4a75a7d.

20. Число общеобразовательных организаций (2015) // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_11/Main.htm.

21. Число учреждений культурно-досугового типа (2015) // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_11/Main.htm.


Об авторе

А. А. Прохорова
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
Россия
Магистрант ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации». Область научных интересов: проблемы антикризисного управления, вопросы финансового оздоровления и сохранения бизнеса, оценка финансово-экономической устойчивости организаций.


Для цитирования:


Прохорова А.А. РАЗВИТИЕ АНТИКРИЗИСНЫХ ПРОГРАММ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С 2009 ГОДА. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2016;(4):78-86. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-4-78-86

For citation:


Prokhorova A.A. EVALUATION OF THE CRISIS-PROOF PROGRAMS’ DEVELOPMENT IN RUSSIAN FEDERATION SINCE 2009. Strategic decisions and risk management. 2016;(4):78-86. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2016-4-78-86

Просмотров: 412


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)