Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

РАЗВИТИЕ ФОРМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ И БИЗНЕС-СООБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

https://doi.org/10.17747/2618-947X-2020-2-216-223

Полный текст:

Аннотация

Статья посвящена построению модели взаимодействия экономических субъектов с помощью метода проектной работы участников в системе «предприятие/работодатель – университет – государство» на технологической платформе метауниверситета в условиях цифровизации экономики, позволяющей повысить синергетический эффект от взаимодействия основных институциональных участников.

В контексте влияния процессов цифровизации на трансформацию поведенческих моделей в рамках существующих экономических отношений в VUCA-мире рассматриваются новые требования и способы взаимодействия субъектов модели тройной спирали. В статье проанализированы основные существующие и перспективные формы сотрудничества между университетами и бизнес-структурами. Дана развернутая характеристика барьеров и трудностей на пути цифровизации предприятий и научных организаций.

Для сотрудников научных и коммерческих предприятий в условиях цифровизации и общей повышенной неопределенности сформулированы рекомендации по выбору модели поведения, адаптирующей их профессиональную идентичность на основе принципов проактивной позиции и обладания знаниями и навыками на стыке разных технологических направлений.

В условиях изменчивости и неопределенности среды выявлена научная проблема, связанная с высокой заинтересованностью в коллаборации университетов и бизнеса, но при этом с отсутствием механизма, позволяющего совершать данное взаимодействие с высокой степенью эффективности.

Предлагается совокупность механизмов, способствующих снижению уровня неопределенности, а также описан проектный метод взаимодействия в рамках модели технологической платформы цифрового метауниверситета.

В статье сформулированы рекомендации для полноценной реализации человеческого капитала в новых технологических условиях развития экономики и общества, в так называемом VUCA-мире, характерными особенностями которого является отсутствие развитой цифровой инфраструктуры, а также высокий уровень транзакционных издержек.

Предлагается новый подход, при котором будет осуществляться взаимодействие участников на основе общего доступа к информационным и цифровым ресурсам и способности объединить в себе разработку инновационных проектов и подготовку персонала, необходимого для объединения университета, предприятий и научных организаций, для снижения транзакционных, постоянных и переменных издержек участников процесса.

Для цитирования:


Кулясова Е.В., Трифонов П.В. РАЗВИТИЕ ФОРМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ И БИЗНЕС-СООБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2020;11(2):216-223. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2020-2-216-223

For citation:


Kulyasova E.V., Trifonov P.V. DEVELOPMENT OF FORMS OF INTERACTION BETWEEN UNIVERSITIES AND THE BUSINESS COMMUNITY IN THE DIGITAL ECONOMY. Strategic decisions and risk management. 2020;11(2):216-223. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2020-2-216-223

1. ВВЕДЕНИЕ

Субъекты современной экономики вынуждены существовать в перманентно трансформирующихся условиях внешней среды. Такую трансформацию можно проследить в разрезе изменений формирующих бизнес-модель ценностей, гибкости и открытости к инновациям, проактивной позиции всех субъектов в работе с неопределенностью, обновленных требований к функционированию систем (прочности, многосторонности, гибкости, способности к эволюционированию, совместимости).

2. МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

Неотъемлемым условием социально-экономического развития государства и обеспечения высокого уровня конкурентоспособности промышленного сектора являются развитие и активное внедрение информационно-коммуникационных технологий в деятельность предприятий. Роль таких технологий в экономическом развитии государства обозначена в Указе Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»1, в соответствии с которым в качестве одной из национальных целей развития РФ определено «ускоренное внедрение цифровых технологий в экономике и социальной сфере».

Новым технологическим витком в развитии экономики и общества в XXI веке является цифровизация, которая пришла на смену технологическим укладам, сопряженным с автоматизацией и информатизацией процессов управления.

В контексте зарождения качественно новой системы экономических отношений рассмотрим трансформацию поведенческих моделей и способов взаимодействия, включая требования к их устойчивости, выступающих основными звеньями концепции тройной спирали Ицковича в стимулировании экономики знаний, создании и развитии инноваций [Leydesdorff, 2011].

Стоит отметить, что с переходом на цифровую экономику субъекты бизнес-сообщества, государственные и политические структуры, научные организации (университеты, НИИ и т.д.), а также процессы, в том числе и процессы управления, происходящие между ними, существуют теперь в новом VUCA-мире, где только начинают заново формироваться новые модели поведения, взаимодействия между ними, а также эффективные системы управления. Таким образом, новые условия предъявляют и новые требования ко всем участникам экономических и общественных отношений, а соответственно, и новые принципы управления взаимоотношениями между ними.

От бизнес-сообщества требуется гибкость и открытость к инновациям и цифровым технологиям. Основной характерной особенностью перехода к современному поколению инновационных процессов является использование прогрессивно открытых моделей с более размытыми границами взамен старых замкнутых систем. Сама цифровизация, несмотря на свое активное развитие и предоставление широкого спектра преимуществ для бизнес-структур, сейчас вызывает недоверие у большего числа предприятий и сопряжена со значительными барьерами и рисками [Коровин, 2019], среди которых:

  • сложность и высокотехнологичность цифровых проектов;
  • высокая стоимость внедрения и адаптации цифровых технологий;
  • сопротивление изменениям со стороны персонала организаций;
  • трансформация рынка труда: от вымывания с рынка ряда профессий до дефицита высококвалифицированных кадров;
  • необходимость в реинжиниринге бизнес-процессов организации и изменении бизнес-модели функционирования организации;
  • незрелое цифровое законодательство в стране и различные законодательные и административные барьеры для цифровизации организаций;
  • проблемы оценки эффективности проектов цифровизации;
  • риски, связанные с кибербезопасностью.

От сотрудников организаций в условиях цифровой трансформации требуется проактивная позиция в работе с неопределенностью. Работник будущего рассматривается как объект высокой степени «антихрупкости», в терминологии Нассима Талеба [Талеб, 2019], то есть человек, способный принимать решения в условиях «непрозрачной среды» и способствующий выходу системы из-под воздействия переменчивости и беспорядка с лучшими характеристиками. В контексте отношений «работодатель - сотрудник» эффективное принятие управленческих решений в условиях неопределенности проявляется не в эффекте снижения или игнорирования неопределенности, а в готовности работника действовать в условиях повышенной неопределенности. В литературе по психологии данная особенность описывается понятием «толерантность к неопределенности», или «устойчивость к неопределенности», что напрямую связано с экономическим термином «готовность к риску» - умением принимать управленческие решения в ситуациях недостаточно полной информированности и степени контроля ситуации [Корнилова, 2016]. Гибкость (эластичность), которая обеспечивает сохранение системы, и антихрупкость, способствующая ее совершенствованию, являются оптимальным ответом на непредсказуемые и/или беспрецедентные изменения внешней среды, являющейся полем принятия решений для экономических субъектов.

Помимо этого, сотрудник будущего должен обладать кросс-компетентностным набором знаний и навыков для выполнения широкого круга задач на цифровых рабочих местах и управления цифровыми процессами, что предъявляет новые требования как к системе подготовки будущих кадров, так и к переподготовке существующих.

В таких условиях современный университет не может игнорировать перманентно трансформирующиеся внешнюю среду и требования внутренних заказчиков. Для успешного выполнения своих функций в полном объеме университетам необходимо отвечать на вызовы современности через налаживание системы устойчивого взаимодействия с реальным сектором, включая потенциальных работодателей. Это условие выполняется через решение задач для современных образовательных организаций в виде обеспечения обучающихся необходимым набором инструментов для работы в новых условиях и удовлетворения актуальных запросов работодателей. Для обеспечения гибкости/антихрупкости необходимо спроектировать образовательную среду, связывающую элементы системы «предприятие/работодатель - университет - государство» и формирующую глубинные профессиональные знания при одновременном проникновении в широкий спектр смежных и иных областей. Необходимо выстроить систему устойчивого взаимодействия (экосистему) с реальным сектором экономики.

Задачей государства в условиях возрастающей роли информационно-коммуникационных технологий в социальноэкономическом развитии страны, которые влияют на общество, людей, предприятия и организации, является необходимость создания инструментария системы управления цифровизацией на всех уровнях - от макроэкономического до микроэкономического.

На рис. 1 представлена схема основных инструментов управления цифровизацией в рамках различных социально-экономических систем. Как видно из рисунка, ключевым аспектом в проведении цифровой трансформации на каждом уровне управления (уровне предприятий, отраслевом или государственном) является человеческий капитал.

Рис. 1. Мероприятия и инструменты управления цифровизацией на разных уровнях экономики

Источник: [Кулясова, 2019].

Вступая в эпоху цифровизации, которая в корне меняет структуру профессий, предъявляет новые требования к кадрам, изменяет операционные и бизнес-процессы на промышленных предприятиях, государство должно особенно активно поддерживать сотрудничество высшей школы и предприятий [Ivanova et al., 2020].

Необходимость в тесном сотрудничестве университетов и бизнес-структур все больше становится очевидна не только обществу и государству, но и самим предприятиям, которые в первую очередь заинтересованы в получении высококвалифицированных кадров для усиления своих конкурентных позиций и эффективном проведении цифровой трансформации. Важность взаимодействия университетов и бизнес-структур подчеркивается и в «Декларации о сотрудничестве университетов и компаний», принятой Европейской ассоциацией университетов для достижения следующих положительных аспектов: повышения релевантности образования, развития научно-исследовательской и проектной деятельности и других форм сотрудничества [Савицкая, 2019].

3. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И РАСЧЕТНАЯ ЧАСТИ

Изменения, происходящие в современном мире на нынешнем этапе развития экономических и общественных отношений, можно описать следующим выражением:

SPODworld VUCAworld   (1)

где SPODworld - это мир, отличающийся стабильностью и устойчивостью (steady), предсказуемостью (predictable), простотой (ordinary) и определенностью (definite), позволяющий разрабатывать планы, стратегии по развитию и приводящий к определенным прогнозируемым результатам. Однако изменения, происходящие в современном мире, в том числе под воздействием активного развития инновационных и цифровых технологий, обозначили переход от одной общественной формации к другой. Составляющие термина VUCAworld (volatility - нестабильный, неустойчивый; uncertainty - неопределенный; complexity - сложный; ambiguity - неоднозначный, двусмысленный) стали неотъемлемой частью среды принятия решений любым экономическим субъектом. Эти изменения обусловлены цифровой трансформацией, затронувшей все стороны экономической и общественной жизни.

Стоит отметить, что накопление новых знаний и навыков позволит преобразовать VUCAworld в новый стабильный SPODworld, что в дальнейшем приведет к новым изменениям и формированию нового VUCAworld [Ямилов, 2019]:

SPODworld1 VUCAworld1  SPODworld2  VUCAworld2   ... SPODworld n  (2)

При этом каждый последующий VUCAworld наделен определенными чертами SPOD^ а следовательно, и принципы, стратегии и прочие закономерности SPODworM применимы для нового VUCAworkp но в весьма ограниченных и узких условиях.

Последние годы ознаменовали переход к новой стадии общественного развития, который был описан Мануэлем Кастельсом в конце XX века в научном труде «Информационный век: экономика, общество и культура» [Иноземцев, 1998], где автор рассматривал и анализировал происходящие изменения в экономике, политике и культуре с позиции формирования информационного общества.

4. РЕЗУЛЬТАТЫ

Проблема взаимодействия научных организаций и промышленных предприятий для России стоит уже давно. Несмотря на очевидность результативности и эффективности данного сотрудничества, позволяющего обеим сторонам получить положительные результаты в рамках реализации синергетического эффекта, существующие барьеры делают такое взаимодействие малопривлекательным, в первую очередь - для промышленных предприятий.

Рассмотрим основные группы факторов, препятствующих и ограничивающих взаимодействие университетов и бизнес-структур как в области подготовки квалифицированных практико-ориентированных кадров, так и в развитии научно-исследовательских и проектных работ.

Среди внутренних факторов, связанных с функционированием научных организаций, стоит выделить следующие барьеры:

  • недостаточно высокий уровень квалификации научных сотрудников и преподавателей, не всегда соответствующий потребностям рынка и субъектам коммерческой среды;
  • отторжение концепции ориентации на потребителя;
  • временные аспекты сотрудничества;
  • низкое качество подготовки студентов/выпускников;
  • устаревшая материально-техническая и инфраструктурная база университетов;
  • инертность и высокий уровень бюрократии в университетах;
  • функционирование в условиях изолированности от происходящих в экономике изменений;
  • ограниченность ресурсов университетов для реализации задач, необходимых для осуществления требуемых преобразований.

Поведение представителей бизнес-структур также демонстрирует ряд факторов, препятствующих взаимодействию с университетами, это:

  • сомнительная рентабельность совместных проектов;
  • ориентация коммерческих структур на краткосрочный результат;
  • процесс инвестирования воспринимается как изначально высокорискованный;
  • отсутствие четких запросов на комплекс определенных навыков и компетенций.

Помимо приведенных факторов стоит отметить и внешние факторы, негативно влияющие на формирование благоприятной среды взаимодействия университетов и бизнес-структур:

  • высокий уровень рисков российской экономики;
  • низкий уровень развития нормативно-правовой базы в сфере интеллектуальной собственности;
  • наличие жестких стандартов в сфере образования;
  • высокий уровень контроля за деятельностью университетов;
  • медленная реакция со стороны государства на изменения в структуре спроса на рынке рабочей силы, на подготовку и обучение специалистов нужной квалификации.

Несмотря на имеющиеся барьеры, в настоящее время существуют разные формы взаимодействия, позволяющие достичь определенных целей для обеих сторон. На рис. 2 представлены основные формы сотрудничества университетов и бизнес-структур, направленные на подготовку новых и совершенствование утвержденных образовательных программ, развитие научно-исследовательской деятельности, общих направлений сотрудничества и поддержку инновационных бизнес-проектов.

Однако стоит подчеркнуть, что далеко не все формы взаимодействия университетов и бизнес-структур распространены повсеместно. Так, например, по данным годовых отчетов крупнейших предприятий химической промышленности, а также по данным НИИТЭХИМ [The main indicators.., 2018], следует выделить две основные формы сотрудничества предприятий химического комплекса и университетов, максимально распространенные на сегодня: 1) взаимодействие в рамках научных исследований эффективности операционного и технологического процессов по выпускаемой продукции и разработке новых видов продукции и 2) поиск талантливой молодежи для дальнейшего привлечения на работу.

Рис. 2. Формы взаимодействия университетов и бизнес-структур
Таблица 1
Численность занятых выпускников, трудоустроенных по полученной профессии, 2015-2017 годы
Рис. 3. Технологическая платформа цифровой экономики на базе метауниверситета

Однако стоит учесть, что само по себе сотрудничество высшей школы с представителями бизнес-структур, то есть потенциальными работодателями, обязано уменьшить существующую диспропорцию между востребованностью высшего образования, полученного выпускниками университетов, и спросом на рынке труда. По данным Росстата, в 2018 году доля трудоустроенных выпускников, работающих по специальности, составила в среднем 71%, а 29% вынуждены были работать не по полученной специальности и профилю образования.

Также стоит уделить внимание и неудовлетворенности работодателей профессиональными компетенциями поступивших к ним на работу выпускников: 91% отметили недостаточный уровень практических навыков, а 53% - низкий уровень теоретических знаний. Данная тенденция, скорее всего, стала и причиной недостаточно высокого процента трудоустроенных выпускников в 2018 году - 72%.

Подобные негативные явления отчасти призвана преодолеть набирающая обороты концепция цифровой трансформации университетов. В 2019 году начались работы по созданию модели «Цифрового университета» в рамках федерального проекта «Кадры для цифровой экономики»2 национального проекта «Цифровая экономика». Данная концепция направлена на проведение цифровой трансформации университетов и включает в себя четыре основных блока:

  • создание цифровых сервисов для обучающихся;
  • переход на платформу онлайн-коммуникаций;
  • автоматизация инфраструктуры;
  • формирование индивидуальных траекторий в образовательной системе для обучающегося на основе введения возможности самостоятельного выбора ряда учебных дисциплин.

На рис. 3 представлена модель цифрового метауниверситета, позволяющего объединить в виртуальном пространстве университеты, корпорации, научно-исследовательские организации, лаборатории, предприятия и институты развития для получения общего доступа к информационным ресурсам, возможности реализации многопрофильного обучения, а также выполнения научно-исследовательских и проектных работ, ускоренного поиска партнеров через общую базу данных, а главное - для повышения эффективности взаимодействия между всеми участниками.

5. ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

Обобщая сказанное, в условиях актуализации VUCA-мира и цифровизации экономики целесообразно предложить модель взаимодействия участников в системе «предприятие/работодатель - университет - государство», основанную на методе проектной деятельности в рамках технологической платформы метауниверситета, которая должна стать базой продуктивного взаимодействия системы образования и бизнес-сообщества для достижения общей цели подготовки высококвалифицированных кадров, востребованных рынком, через установление долгосрочных устойчивых взаимосвязей с потенциальными работодателями. Студенческие проекты для групп студентов от реальных заказчиков; дипломные проекты, основанные на запросах промышленного партнера; индивидуальные курсы, организованные университетом в тех случаях, когда промышленный партнер нуждается в определенных типах уникальных навыков; совместно организованные курсы, реализуемые университетом и промышленным партнером вокруг центральных тем общей проектной деятельности, - это лишь начало перечня возможных типов взаимодействия в рамках проектов. Однако чтобы промышленный партнер и университет нашли общий язык, требуются время и определенная работа в данном направлении. Задача государства состоит в оперативном устранении недопонимания между указанными субъектами путем их активного вовлечения в национальные проекты.

6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Представленная авторами научно обоснованная модель взаимодействия экономических субъектов в условиях цифровизации, основанная на методе проектного участия субъектов в системе «предприятие/работодатель - университет - государство» с использованием технологической платформы метауниверситета, позволяет достигнуть следующих результатов.

  1. Минимизация уровня неопределенности участниками взаимодействия в условиях нового VUCA-мира. Обеспечение состояния гибкости системы происходит в условиях цифровизации и проектирования образовательной среды, объединяющей элементы системы «предприятие/работодатель - университет - государство» в рамках метауниверситета, синтезирующего возникновение и проникновение кросс-компетенций и знаний в смежных областях.
  2. Имплементация принципов совместной проектной работы в системе университетского образования и науки, субъектов реального сектора экономики и национальных проектов государства в рамках технологической платформы метауниверситета в условиях цифровой трансформации.
  3. Развитие и построение экосистем (в терминологии [Клейнер, 2019]) с участием реального сектора экономики в условиях цифровизации на платформе метауниверситета. Отметим, что базовые связи между субъектами внутри экосистемы основываются на передаче прав использования энергетическим ресурсам и ресурсам пространства и времени, но не на обмене материальными и информационными ресурсами в архаическом понимании системного подхода. Элементом более широкой промышленной экосистемы может стать сформированная на основе проектной деятельности экосистема вуза. Создание сетей научно-образовательных центров, участие региональных и муниципальных органов власти в качестве заказчика, привлечение заказчиков из крупного, малого и среднего бизнеса и др. позволит таким экосистемам ориентироваться на запросы и нужды регионов и муниципалитетов, учитывая территориальную дифференцированность страны.

 

1. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71837200/.

2. Кадры для цифровой экономики (2019) // Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. URL: https://digital.gov.ru/ru/activity/directions/866

Список литературы

1. Дли М.И., Какатунова Т.В., Скуратова Н.А. (2018). Метод повышения эффективности промышленных предприятий – участников образовательно-производственных кластеров // Ученые записки Российской академии предпринимательства. Т. 17. № 14. С. 64–72. URL: http://www.rusacad.ru/docs/nauka/Uch.Zap.t17.4.pdf.

2. Иноземцев В.Л. (1998). Возвращение к истокам или прорыв в будущее? // Экономика. статистика. менеджмент. URL: http://ecsocman.hse.ru/data/233/881/1216/022. INOZEMTSEV.pdf.

3. Клейнер Г.Б. (2019). Современный университет как экосистема: институты междисциплинарного управления // Journal of Institutional Studies. Vol. 11(3). P. 54–63. URL: http://ecsocman.hse.ru/data/2019/10/19/1251883562/JIS_11.3_4.pdf.

4. Корнилова Т.В. (2016). Интеллектуально-личностный потенциал человека в условиях неопределенности и риска. СПб.: Нестор-История.

5. Коровин Г.Б. (2019). Социальные и экономические аспекты цифровизации в России // Журнал экономической теории. Т. 16. № 1. С. 1–11. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=37281414.

6. Кулясова Е.В. (2019). Модель взаимосвязи эффектов от использования продуктов цифровизации в промышленности // Ученые записки Российской академии предпринимательства. Т. 18. № 3. С. 89–97.

7. Основные показатели работы химического комплекса России за январь – декабрь 2017 г. (2018) // Вестник химической промышленности. № 1(100). С. 30–35.

8. Савицкая Е.В. (2019). Формы взаимодействия вузов и предприятий // Россия: Тенденции и перспективы развития. Ч. 1. Вып. 14. С. 713–717. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/formy-vzaimodeystviya-vuzov-i-predpriyatiy.

9. Талеб Н.Н. (2015). Антихрупкость. Как извлечь выгоду и хаоса. M.: КоЛибри; Азбука-Аттикус.

10. Трудовые ресурсы (2018) // Федеральная служба государственно статистики. URL: http://old.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/wages/labour_force/.

11. Шипкова О.Т., Вдовенко З.В. (2019). Проектное обучение как форма взаимодействия системы образования и работодателей: вызовы для преподавателей // Россия: Тенденции и перспективы развития. Ч. 1. Вып. 14. С. 736–738.

12. Ямилов Р.М. (2019). Цифровая управленческая платформа как способ решения управленческого кризиса в современном мире // Гуманитарные научные исследования. № 3. URL: http://human.snauka.ru/2019/03/25700.

13. Ivanova I.A., Pulyaeva V.N., Vlasenko L.V., Gibadullin A.A., Safarov B.G. (2020). Collaboration of different generations in the digital environment of the economy // IOP Conference Series Earth and Environmental Science. Vol. 421. Nо. 032039. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=42632663.

14. Leydesdorff L. (2011). The triple helix, quadruple helix… and an n-tuple of helices: Explanatory models for analyzing the knowledge-based economy? // Journal of the knowledge economy. Vol. 2. No. 3. P. 1–11. URL: https://link.springer.com/content/pdf/10.1007%2Fs13132-011-0049–4.pdf.


Об авторах

Е. В. Кулясова
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
Россия

Кандидат экономических наук, научный сотрудник Института промышленной политики и институционального развития ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации». Область научных интересов: стратегический менеджмент, цифровая трансформация промышленности, экономика образования.



П. В. Трифонов
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
Россия

Кандидат экономических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института промышленной политики и институционального развития ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации». Область научных интересов: операционный менеджмент, управление производством, промышленное развитие.



Для цитирования:


Кулясова Е.В., Трифонов П.В. РАЗВИТИЕ ФОРМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ И БИЗНЕС-СООБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2020;11(2):216-223. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2020-2-216-223

For citation:


Kulyasova E.V., Trifonov P.V. DEVELOPMENT OF FORMS OF INTERACTION BETWEEN UNIVERSITIES AND THE BUSINESS COMMUNITY IN THE DIGITAL ECONOMY. Strategic decisions and risk management. 2020;11(2):216-223. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2020-2-216-223

Просмотров: 68


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)