Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

СБЛИЖЕНИЕ ДОЛГОСРОЧНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНТЕРЕСОВ СОБСТВЕННИКА И РУКОВОДИТЕЛЯ КОМПАНИИ

https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-4-352-359

Полный текст:

Аннотация

Автор рассматривает особенности экономической природы активности участника (акционера) в управлении компанией и в контроле над менеджментом. Автор предлагает стандарт добросовестного участника и стандарт добросовестного руководителя как необходимое условие для сближения долгосрочных финансовых интересов. Разумное и добросовестное осуществление корпоративных прав, проявление интереса к деятельности компании позволят собственнику получить информацию о заключенных сделках. Информация о сделках позволит защитить нарушенные права в установленные законом сроки. Разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен прилагать максимальные усилия для достижения максимизации стоимости бизнеса, а также учитывать факторы, которые в большей или меньшей степени влияют на максимизацию стоимости бизнеса и могут рассматриваться как самостоятельные цели на определенном этапе деятельности компании. Для сближения долгосрочных финансовых интересов участника и руководителя компании необходимо реализовать программу мотивации. Программа мотивации подразумевает получение имущественной выгоды от увеличения стоимости акций (доли) компании, возможность получения которой является обстоятельством, стимулирующим менеджмент действовать в  интересах компании. В соответствии с лучшей практикой корпоративного управления уровень вознаграждения, выплачиваемого менеджменту, должен быть достаточным для привлечения, мотивации и удержания лиц, обладающих необходимыми для компании профессиональными навыками и квалификацией, а система вознаграждения должна обеспечивать сближение финансовых интересов директоров с долгосрочными финансовыми интересами участников (акционеров). Статья является междисциплинарной и охватывает элементы корпоративного управления, которые являются частью корпоративных финансов как науки, а также корпоративное право.

Для цитирования:


Луценко С.И. СБЛИЖЕНИЕ ДОЛГОСРОЧНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНТЕРЕСОВ СОБСТВЕННИКА И РУКОВОДИТЕЛЯ КОМПАНИИ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2019;10(4):352-359. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-4-352-359

For citation:


Lutsenko S.I. RAPPROCHEMENT OF LONG-TERM FINANCIAL INTERESTS OF THE SHAREHOLDER AND THE MANAGEMENT OF THE COMPANY. Strategic decisions and risk management. 2019;10(4):352-359. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-4-352-359

1. ВВЕДЕНИЕ

Принципом экономической свободы предопределяются конституционно гарантируемые правомочия, составляю­щие основное содержание конституционного права на сво­бодное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Реализуя данное право, за­крепленное статьей 34, часть 1, Конституции Российской Федерации [Конституция РФ, 1993], граждане вправе опре­делять сферу этой деятельности и осуществлять соответ­ствующую ее в индивидуальном порядке либо совместно с другими лицами путем участия в хозяйственном обще­стве, товариществе или производственном кооперативе, то есть путем создания коммерческой организации как фор­мы коллективного предпринимательства, самостоятельно выбирать экономическую стратегию развития бизнеса, использовать свое имущество с учетом установленных Конституцией Российской Федерации гарантий права соб­ственности (статья 35, часть 3) и поддержки государством добросовестной конкуренции (статья 8, часть 1; статья 34, часть 2).

Право на свободное использование своих способно­стей и имущества для предпринимательской и иной не за­прещенной законом экономической деятельности служит основой конституционно-правового статуса участников (акционеров) хозяйственных обществ (в частности, акцио­нерных обществ и обществ с ограниченной ответственно­стью), которые реализуют свои права через владение акци­ями (долями), удостоверяющими обязательственные права владельца по отношению к хозяйственному обществу.

Статус участника предполагает наделение его широкой дискрецией, которая позволяет в целях достижения мак­симальной эффективности экономической деятельности и рационального использования имущества самостоятельно, под свою ответственность назначать (выбирать) руководи­теля, которому доверяется управление имуществом [По­становление Конституционного суда РФ, 2005].

На самом деле юридическое лицо (акционерное обще­ство или общество с ограниченной ответственностью) как правовая абстракция никаких собственных интересов - так, как они понимаются применительно к субъектам, име­ющим собственную волю, - не имеет. Любое указание на интересы юридического лица есть не более чем вменен­ный интерес; интересы юридического лица по факту отож­дествляются с интересами его участников (акционеров) [Постановление Семнадцатого арбитражного суда, 2019б].

Другими словами, именно участники (самостоятельно или выбирая руководителя) предопределяют экономиче­скую стратегию развития компании.

Сразу необходимо обратить внимание на правовую терминологию (толкование права с учетом правопримени­тельной практики), которая используется в статье.

Слово «закон» охватывает не только статуты, но и не­писаное право, так как игнорирование прецедентного пра­ва (судебной практики) подрывало бы основы правовой системы государства. Действенность закона заключается в истолковании его судебными органами в свете новых об­стоятельств, и если бы суд не принимал во внимание су­дебную практику, он подорвал бы правовую систему кон­тинентальных государств [Постановление Европейского суда..., 1990; 1996]. Многие законы должны иметь общее применение, в результате чего их формулировки не всегда точны. Необходимость избежать чрезмерной жестокости и идти в ногу с меняющимися обстоятельствами означа­ет, что многие законы неизбежно сформулированы в поня­тиях, которые в большей или меньшей степени являются неопределенными. Толкование и применение таких норма­тивных актов зависят от правоприменительной практики.

В процессе хозяйственной деятельности юридиче­ского лица могут возникать конфликты интересов между участниками и менеджментом. Обычно конфликты в биз­нес-среде связаны с менеджментом [Bebchuk, Hirst, 2019].

Целью рассмотрения статьи является попытка сблизить долгосрочные финансовые интересы участника и руково­дителя (члена правления). Отправной точкой для сближе­ния является реализация стандартов добросовестного по­ведения участника и руководителя.

Рассматривается алгоритм программы долгосрочного стимулирования менеджмента с учетом лучшей практики корпоративного управления, в том числе для формирова­ния баланса разнонаправленных интересов руководства компании и ее участников [Hamdani, Hannes, 2019].

2. РОЛЬ АКТИВНОСТИ УЧАСТНИКА (МОДЕЛЬ ДОБРОСОВЕСТНОГО ПОВЕДЕНИЯ) В СБЛИЖЕНИИДОЛГОСРОЧНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНТЕРЕСОВ С РУКОВОДСТВОМ

Для начала необходимо рассмотреть особенности пра­вовой природы активности участника компании, которая предопределяет его обязанность участвовать в управлении компанией и контролировать действия руководства.

Как отметил Президиум Высшего арбитражного суда РФ в Постановлении [Постановление Президиума., 2013], у лица, осуществившего инвестиции, возникает ожидаемое стремление проявлять интерес к судьбе своих вложений (непосредственно либо с помощью соответству­ющего консультанта), то есть получать сведения о деятель­ности юридического лица, контролировать причитающую­ся прибыль. Любой разумный инвестор, вложивший свои средства и переставший получать приглашения на общие собрания, прибыль, в аналогичной ситуации не может не обеспокоиться этим, поскольку напрямую затронут финан­совый интерес такого лица.

Участник хозяйственного общества приобретает права, в том числе на выбор экономической стратегии развития бизнеса [Постановление Президиума., 2010]. Поэтому у участника юридического лица имеется не только право, но и обязанность контролировать деятельность руководите­ля компании, в которой он является участником. Причем активная позиция участника (собственника) предполагает действие с должной степенью заботливости и осмотри­тельности в осуществлении своих прав, предусмотренных законодательством, в том числе участие в управлении де­лами компании, проведении общего собрания, ознакомле­нии с документацией.

Разумное и добросовестное осуществление корпора­тивных прав, проявление интереса к деятельности хозяй­ственного общества позволят участнику, заинтересован­ному в извлечение прибыли путем получения дивидендов от владения акциями (долей), своевременно узнать о со­ставе акционеров (участников), о заключенных компани­ей сделках, что, в свою очередь, обеспечит возможность защитить нарушенные права в установленные законом сроки.

Таким образом, участник обладает общими с юриди­ческим лицом экономическими интересами, поскольку, с одной стороны, вправе рассчитывать на получение диви­дендов за счет прибыли от хозяйственной деятельности компании, а с другой - несет ответственность за эффектив­ность такой деятельности с учетом возможности оказания влияния на принимаемые решения.

В рассматриваемом случае судебная практика исходит из стандарта добросовестного и разумного участника, про­являющего активную позицию по фактам деятельности компании, что предполагает также внимание миноритар­ных участников к деятельности юридического лица. Ожи­даемое поведение в данном случае заключается в активной позиции любого участника, в том числе миноритарного, в жизни компании.

Автор предлагает закрепить во внутренних документах компании (в частности, в уставе) модель поведения добро­совестного участника, используя механизм сравнительно­го анализа, который был предложен Верховным судом РФ.

Данная модель обусловлена необходимостью проведе­ния анализа отношений лица - участника, статус которого поставлен под сомнение, с другими участниками юридиче­ского лица и направлена на исследование того, насколько поведение последних с учетом положений корпоративно­го законодательства свидетельствовало о том, что осталь­ные участники воспринимали субъекта как полноправно­го участника компании (подтверждением может быть его участие в общих собраниях, голосование за принятие тех или иных управленческих решений, внесение инициатив, связанных со стратегией развития бизнеса, и т.п.).

Отдельно необходимо обратить внимание на то, что участник компании обладает материально-правовым ин­тересом в отношении сделки, реализация которой может негативно сказаться (нанести материальный ущерб) на по­ложении участника [Определение Высшего Арбитражного Суда..., 2011].

Механизм корпоративного управления заведомо пред­полагает неравноценные возможности участников (акци­онеров) влиять на принимаемые компанией решения в зависимости от доли участия (пакета акций), компенси­руя указанную возможность правом каждого участника (акционера) на отыскание убытков, причиненных юриди­ческому лицу (инициирование процедуры судопроизвод­ства).

В свою очередь, участник, обращаясь в суд, является представителем компании и действует не только в своих интересах, но и в интересах юридического лица [Опреде­ление Верховного Суда., 2019_ Определение Верховного Суда РФ от 26 августа 2019 г. № 307-ЭС18-6923 [2]].

Приведем пример.

Во втором абзаце п. 109 Постановления Пленума Вер­ховного суда Российской Федерации «О применении су­дами некоторых положений раздела I части первой Граж­данского кодекса Российской Федерации» [Постановление Пленума., 2015] содержится разъяснение, согласно кото­рому к существенным неблагоприятным последствиям от­носятся нарушения законных интересов как самого участ­ника, так и гражданско-правового сообщества, которые могут привести в том числе к возникновению убытков, ли­шению права на получение выгоды от использования иму­щества гражданско-правового сообщества, ограничению или лишению участника возможности в будущем прини­мать управленческие решения или осуществлять контроль за деятельностью гражданско-правового сообщества.

Миноритарный участник, обращаясь в суд, должен доказать, что сделка, совершенная органом управления (менеджментом, советом директоров), носила убыточный характер, несмотря на ее одобрение большинством участ­ников.

Недопустима ситуация, связанная с отказом судебного органа в оспаривании убыточной сделки со стороны мел­ких участников. В противном случае убыточная сделка мо­жет лишить миноритарных участников корпорации права при формальном соблюдении порядка созыва и проведе­ния собрания оспаривать решения, против принятия кото­рых они голосовали.

Позиция активности участников в отношении управле­ния компанией в долгосрочной перспективе соответствует позиции надлежащей практики корпоративного управле­ния, изложенной Центральным банком РФ в п. 4 раздела «Введение» Кодекса корпоративного управления [Письмо Банка России, 2014]. В частности, отмечается, что корпо­ративное управление должно быть основано на принципах устойчивого развития общества и повышения отдачи от инвестиций в акционерный капитал в долгосрочной пер­спективе.

Кроме того, Кодекс корпоративного управления пред­лагает участникам (акционерам) и инвесторам четко сфор­мулированные подходы к тому, что следует требовать от компаний, и способствует повышению активности участ­ников (акционеров) и инвесторов. В противном случае именно участники (акционеры) юридического лица (пра­вовой абстракции) несут риск отрицательных последствий (например, пренебрежение принципами эффективного корпоративного управления: в частности, бездействия в отношении управления), связанных с деятельностью ком­пании.

Тем самым именно активная позиция участника (по­средством модели добросовестного поведения) компании закладывает основы ее развития в долгосрочной перспек­тиве и является отправной точкой в сближении долгосроч­ных финансовых интересов между собственником и руко­водителем.

3. СИСТЕМА СТИМУЛИРОВАНИЯ РУКОВОДСТВА: ПОВОРОТНЫЙ ЭТАП В СБЛИЖЕНИИ ДОЛГОСТРОЧНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНТЕРЕСОВ

Следующей особенностью сближения долгосрочных финансовых интересов между участником и руководите­лем является построение эффективной системы стимули­рования с использованием лучших практик корпоративно­го управления.

В частности, [Hamdani, Hannes, 2019], в условиях, когда к руководителям со стороны участников предъявля­ются требования об увеличении акционерной стоимости, необходимо создать в компании механизм эффективной мотивации менеджмента, чтобы в дальнейшем избежать дорогостоящих судебных процессов между сторонами. Менеджмент заинтересован в стимулировании их деятель­ности, чтобы быть лояльным компании и реализовать эко­номическую стратегию бизнеса [Beatty, 2017].

Необходимо сразу обратить внимание на то, что орга­ны управления (менеджмент, совет директоров) обладают широкой дискрецией в сфере бизнеса, поскольку в силу рискового характера предпринимательской деятельности существует наличие деловых просчетов [Определение Высшего Арбитражного Суда..., 2012].

Кроме того, орган управления является коммерческим продуктом самой компании, его шаги измеряются и кон­тролируются самим юридическим лицом со стороны его участников (собственников). Баланс эффективного суще­ствования компании гарантированно определен элемента­ми совместной работы (коллективного труда).

В свою очередь, руководитель, представляя интересы компании и ее участников (акционеров), должен действо­вать в их интересах добросовестно и разумно, поскольку он несет ответственность перед компанией и ее участника­ми за убытки, причиненные своими виновными действия­ми (бездействием), если иные основания и размер ответ­ственности не установлены федеральными законами.

По смыслу приведенных норм и правовой позиции, которая изложена в Постановлении Пленума Высшего ар­битражного суда Российской Федерации о «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в со­став органов юридического лица» [Постановление Плену­ма..., 2013], привлечение руководителя к ответственности зависит от того, действовал ли он при исполнении возло­женных на него обязанностей разумно и добросовестно, то есть проявил ли заботливость и осмотрительность и при­нял ли все необходимые меры для надлежащего исполне­ния управленческих полномочий.

Письмом Центрального банка Российской Федерации «О Кодексе корпоративного управления» [Письмо Банка России, 2014] введены дополнительные критерии добро­совестности и разумности (помимо отсутствия личной за­интересованности, действий в интересах общества, прояв­ления осмотрительности и заботливости, которых следует ожидать от хорошего руководителя в аналогичной ситуа­ции при аналогичных обстоятельствах): принятие реше­ний с учетом всей имеющейся информации в отсутствие конфликта интересов с учетом равного отношения к акци­онерам общества в рамках обычного предпринимательско­го риска (п. 2.6.1), стремление добиваться устойчивого и успешного развития общества (п. 126). Бездействие ста­новится противоправным лишь тогда, когда на лицо воз­ложена обязанность действовать определенным образом в соответствующей ситуации.

При этом негативные последствия, наступившие для юридического лица в период, когда в состав органов юри­дического лица входил директор, сами по себе не свиде­тельствуют о недобросовестности или неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникнове­ния таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридиче­ских лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответ­ственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (пред­принимательского) риска [Постановление Арбитражного суда..., 2019].

Разумный руководитель в рамках стандартной управ­ленческой практики должен прилагать максимальные усилия для достижения качественного результата выпол­няемых возглавляемым им юридическим лицом работ, ока­зываемых услуг и при наличии объективно выявленных недостатков в выполненных работах или оказанных услу­гах принимать меры по их устранению.

Для исключения возможных рисков, связанных с управ­лением компанией, в устав можно дополнительно вклю­чить положение об обязанности лояльности руководителя, а также конкретизировать особенности управленческого решения в интересах компании и ее участников.

Лояльность или связанность директора обязанностью неконкуренции с юридическим лицом - это общепри­знанный стандарт поведения во многих развитых странах, предполагающий, что директор не вправе без согласия участников юридического лица, совета директоров (либо иного органа, предусмотренного учредительными доку­ментами) совершать от своего имени в своих интересах или в интересах третьих лиц сделки, однородные с теми, которые составляют предмет деятельности юридического лица, а также участвовать в другом однородном юридиче­ском лице либо исполнять там обязанности директора.

В свою очередь, управленческое решение должно при­ниматься прежде всего с позиции максимизации стоимо­сти бизнеса, поскольку не только абсолютный финансовый результат функционирования предприятия (чистая при­быль), но и относительные показатели (рентабельность активов, инвестиций, собственного капитала, показатели оборачиваемости и ликвидности, операционный, финансо­вый и иные риски, характерные для предприятия, а также показатели динамики доли рынка) в большей или меньшей степени влияют на максимизацию стоимости бизнеса и могут рассматриваться как самостоятельные цели на определенном этапе деятельности компании [Постановление Четвертого арбитражного, 2009].

Необходимо учитывать, что отдельное управленческое решение недопустимо рассматривать изолированно от других решений вне экономической стратегии компании, поскольку зачастую получение прибыли может состав­лять долгосрочный процесс. Для получения максималь­ной прибыли в долгосрочном периоде могут приниматься решения, в результате которых в краткосрочном периоде доход снизится или образуется убыток. Поэтому действия руководителя, совершенные не в интересах юридического лица, могут рассматриваться лишь тогда, когда в принципе отсутствуют сомнения в том, что на момент принятия ре­шения (совершения сделки) в результате его исполнения отсутствовала вероятность получения прибыли с учетом стратегии юридического лица, в том числе приемлемой степени риска.

Если же на момент принятия какого-либо управленче­ского решения имелась вероятность получения как при­были, так и убытков и решение было принято в диапазоне приемлемого риска, то оно должно признаваться разум­ным, и оснований налагать имущественные санкции за отрицательный результат в силу указанных выше разъяс­нений нет.

Например, изменения объективной макроэкономиче­ской обстановки (кризисные явления, которые вызвали значительное снижение темпов роста российской эконо­мики), могут охватываться предпринимательским риском. [Постановление Семнадцатого арбитражного, 2019а].

После рассмотрения моделей (стандартов) добросо­вестного поведения участника и руководителя необходи­мо перейти к построению программы мотивации органа управления для сближения долгосрочных финансовых ин­тересов.

Целью программы долгосрочной мотивации является получение материальной выгоды от увеличения стоимости акций (доли) компании, которая является обстоятельством, стимулирующим руководителя (члена правления) действо­вать в интересах юридического лица и обеспечивать по­лучение прибыли, что влечет, в свою очередь, увеличение рыночной капитализации.

Для учета оценки эффективности менеджмента в про­грамму может быть заложена переменная, составляющая вознаграждение органа управления, которая, в свою оче­редь, может быть поставлена в зависимость от прибыль­ности деятельности компании. Формула расчета указанной составляющей включает коэффициенты зависимости от чистой и валовой прибыли, текущей ликвидности, роста объемов реализации, средневзвешенной цены акций и пр., (такой механизм выработан в компаниях энергетического сектора, в частности ПАО «Кубаньэнергосбыт»).

Возьмем пример долгосрочного стимулирования ме­неджмента крупных торговых компаний (в частности, АО «Перекресток»). Положением о программе долгосрочного вознаграждения за производственные результаты пред­усмотрено стимулирование ее участников на предмет соответствия высоким деловым стандартам, а также на достижение высоких производственных результатов, удер­жание ключевых работников, обладающих необходимой квалификацией, навыками и опытом, необходимыми для достижения целей компании.

Целью программы является, в частности, предоставле­ние руководству материального стимулирования и поощ­рения в целях повышения эффективности деятельности юридического лица для достижения стратегических, фи­нансовых и операционных целей деятельности компании.

Интересной представляется программа долгосрочного стимулирования управленческого персонала в энергетиче­ской компании (ОАО «ЮГК ТГК-8»).

В ней был применен порядок расчетов с использовани­ем «виртуальных акций», распределяемых между участни­ками (руководством), и установлен механизм определения вознаграждения исходя из размеров рыночной капитали­зации общества с использованием показателя средневзве­шенной цены акции общества на торговых площадках. В программе размер вознаграждения находится в прямой зависимости от величины изменения средневзвешенной цены одной обыкновенной акции компании общества за определенный период. Другими словами, размер возна­граждения, выплачиваемого членам органа управления, основан на динамике изменения одной и той же экономи­ческой величины, характеризующей динамику развития и инвестиционную привлекательность компании.

Современная практика корпоративного управления использует разделение вознаграждения членов органов управления на две части: постоянную и переменную. Постоянная (базовая) часть вознаграждения - это фик­сированная часть системы вознаграждения директора, отражающая образование, опыт, квалификацию, уровень поставленных перед ним задач и соответствующий им уровень полномочий. Переменная часть вознаграждения не является фиксированной и зависит от эффективности работы.

В качестве основного инструмента для расчета разме­ров вознаграждения членов органа управления может быть использована консолидированная управленческая отчет­ность в форме «План-фактный бюджет доходов и расходов за год» в графе «Чистая прибыль (убыток) отчетного пери­ода» до расходов собственников [Постановление Первого арбитражного, 2019].

Таким образом, в соответствии с лучшей практикой корпоративного управления уровень вознаграждения, вы­плачиваемого компанией руководству, должен быть до­статочным для привлечения, мотивации и удержания лиц, обладающих необходимой для юридического лица ком­петенцией и квалификацией, а система вознаграждения должна обеспечивать сближение финансовых интересов директоров с долгосрочными финансовыми интересами участников (акционеров).

4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В статье был описан алгоритм, с помощью которого мо­жет быть достигнуто сближение долгосрочных финансо­вых интересов менеджмента и участников компании. От­правной точкой баланса разнонаправленных финансовых интересов является активная позиция участника (акционера) в отношении реализации прав, связанных с его участи­ем в управлении компанией и контроле органа управления. Были рассмотрены модели (стандарт) добросовестного участника и добросовестного руководителя. Важным эта­пом сближения долгосрочных финансовых интересов руководства и участника компании является построение системы долгосрочного стимулирования с учетом лучших практик корпоративного управления.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_28399 / .

2. Определение Верховного Суда РФ от 26 августа 2019 г. № 307‑ЭС18–6923 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9YsP.

3. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 2011 г. № ВАС-9400 / 11 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9Yqd.

4. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 мая 2012 г. № ВАС-4840 / 12 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9Z2r.

5. Письмо Банка России от 10 апреля 2014 г. № 06–52 / 2463 «О Кодексе корпоративного управления» // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_162007 / .

6. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 03 декабря 2019 г. по делу № А08–11319 / 2017 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9ZCa.

7. Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 апреля 1990 г. Крюслен против Франции. URL: http://europeancourt.ru / uploads / ECHR_Kruslin_v_France_24_04_1990.pdf.

8. Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 ноября 1996 г. по делу Уингроу против Соединенного Королевства. URL: https://clck.ru / M9YdZ.

9. Постановление Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г. № 3‑П // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_52349 / .

10. Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 13 мая 2019 г. по делу № А43–19383 / 2017 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9ZMM.

11. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9Yui.

12. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_150888 / .

13. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 ноября 2010 г. № 8366 / 10 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9Yop.

14. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 июня 2013 г. № 3221 / 13 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9YmX.

15. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09 декабря 2019 г. по делу № А60–65766 / 2017 // Консультант Плюс. 2019а. URL: https://clck.ru / M9ZJt.

16. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 декабря 2019 г. по делу № А50–33197 / 2018 // Консультант Плюс. 2019b. URL: https://clck.ru / M9Yax.

17. Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 09 октября 2009 г. по делу № А19–7868 / 09 // Консультант Плюс. URL: https://clck.ru / M9ZHM.

18. Beatty D. How Activist Investors Are Transforming the Role of Public-Company Boards. URL: https://www.mckinsey.com/business-functions/strategy-and-corporate-finance/our-insights/how-activist-investors-are-transforming-the-role-of-public-company-boards#.

19. Bebchuk L., Hirst S. Index Funds and the Future of Corporate Governance: Theory, Evidence, and Policy. NBER Working Paper. 2019. P. 1–103.

20. Hamdani A., Hannes S. The Future of Shareholder Activism // Boston University Law Review. 2019. Vol. 99. P. 971–1000.


Об авторе

С. И. Луценко
НИИ корпоративного и проектного управления, Институт экономических стратегий ООН РАН
Россия

Эксперт НИИ Корпоративного и проектного управления, аналитик Института экономических стратегий ООН РАН, соавтор документа «Стратегия развития электросетевого комплекса Российской Федерации», автор проекта «Контуры Концепции развития финансового кластера Российской Федерации на долгосрочную перспективу». Область научных интересов: корпоративное управление, финансирование компаний.



Для цитирования:


Луценко С.И. СБЛИЖЕНИЕ ДОЛГОСРОЧНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНТЕРЕСОВ СОБСТВЕННИКА И РУКОВОДИТЕЛЯ КОМПАНИИ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2019;10(4):352-359. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-4-352-359

For citation:


Lutsenko S.I. RAPPROCHEMENT OF LONG-TERM FINANCIAL INTERESTS OF THE SHAREHOLDER AND THE MANAGEMENT OF THE COMPANY. Strategic decisions and risk management. 2019;10(4):352-359. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-4-352-359

Просмотров: 224


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)