Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОСЛЕЖИВАЕМОСТИ ГРУЗОВ В ТРАНСПОРТНО-ЛОГИСТИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ

https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-20-26

Полный текст:

Аннотация

Рассматриваются вопросы внедрения цифровых технологий прослеживаемости грузов в транспортно-логистических системах, исследуется нормативно-правовая база цифровой маркировки и прослеживаемости товаров. Обоснована платформенная концепция управления транспортно-логистическими системами, согласно которой фокусным звеном транспортной цепи выступает не логистический оператор, а интегрированная цифровая платформа управления транспортными и грузовыми потоками, объединяющая всех участников и обеспечивающая высокую степень прозрачности и сквозной прослеживаемости цепи поставок, оценивается эффективность функционирования транспортно-логистических систем на основе широкого использования современных цифровых информационно-коммуникационных технологий управления заказами, осуществления планирования, организации, мониторинга и контроля всех процедур доставки товаров.

Для цитирования:


Дмитриев А.В. ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОСЛЕЖИВАЕМОСТИ ГРУЗОВ В ТРАНСПОРТНО-ЛОГИСТИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2019;(1):20-26. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-20-26

For citation:


Dmitriev A.V. DIGITAL TECHNOLOGIES OF TRANSPORTATION AND LOGISTICS SYSTEMS VISIBILITY. Strategic decisions and risk management. 2019;(1):20-26. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-20-26

В современных экономических условиях для обеспече­ния гибкости цепей поставок многие компании передают часть своих бизнес-процессов на аутсорсинг, что зачастую приводит к потере контроля и возможности отслеживать вы­полнение тех или иных логистических операций. Решением данной проблемы может стать внедрение современных циф­ровых технологий сквозной прослеживаемости цепей по­ставок, включая транспортно-логистическое обслуживание на этапе доставки товаров от производителей до конечных потребителей.

Прослеживаемость представляет собой процедуру по­стоянного мониторинга продвижения материального потока в цепях поставок в режиме реального времени. Она необхо­дима для дальнейшего формирования и развития эффектив­ной логистической системы доставки грузов, в том числе в международном сообщении. Цифровая система просле­живаемости предполагает работу с обширными массивами структурированных и неструктурированных данных, нала­живание интеграционных процессов и межорганизационной логистической координации между субъектами цепей поставок, а также проектирование и внедрение современных цифровых систем, позволяющих автоматически, быстро и безопасно обрабатывать поступающие заказы на перевоз­ку грузов с целью обеспечить доступность товаров промежу­точным и конечным потребителям.

Методической основой исследования послужили плат­форменная концепция развития цифровой экономики, стати­стический и сравнительный анализ, научный анализ и син­тез, графические методы и обобщение.

В последние годы эволюционно-революционный харак­тер развития экономики связан с появлением прорывных технологий и цифровизацией. В России цифровизация регу­лируется и поддерживается на законодательном уровне (По­становление, 2017, Распоряжение, 2017).

Цифровые платформы являются квинтэссенцией совре­менного инструментария цифровой экономики, поскольку интегрируют значительное число инновационных техноло­гий и предоставляют пользователям (производителям, по­средникам, потребителям) доступ к различным цифровым инструментам, что предопределяет качественное изменение обычаев делового оборота (ЕСешелава, Хает, 2018). Примени­тельно к транспортно-логистическим системам можно кон­статировать, что фокусным звеном в цепи поставок теперь выступает не сам субъект (логистический оператор), а инте­грированная цифровая платформа управления транспортны­ми и грузовыми потоками, объединяющая всех участников и обеспечивающая высокую степень прозрачности и сквоз­ной прослеживаемости цепи поставок.

В условиях глобального усиления конкуренции спо­собность к инновационным изменениям становится новым фактором развития транспортно-логистической инфраструк­туры и эффективным способом преодоления кризисных тен­денций. Цифровые технологии управления транспортно-ло­гистическими процессами инновационны сами по себе. Пока их внедрение сталкивается с административно-правовыми барьерами, но они, безусловно, станут катализатором ради­кальных преобразований в области экономики, организации и координации доставки грузов, изменения технических ре­гламентов допуска подвижного состава к перевозке грузов и пассажиров, трансформируют правила и практики, косвен­но связанные с логистикой, в частности экологические тре­бования, правила транспортного и грузового страхования, практику урегулирования последствий дорожно-транспорт­ных происшествий, специфику таможенного контроля (Баль- чик, Калинина, Барыкин, 2018). Кроме того, катализаторами цифровой трансформации также служат инновационные технологии Индустрии 4.0, в частности интернет вещей, большие данные, искусственный интеллект, что позволяет выстроить последовательность доминирующих парадигм промышленной революции: механизация - технологизация - цифровизация - интеллектуализация.

Для достижения указанных целей назрела необходимость максимально быстро перейти от аналоговых технологий, на основе которых по-прежнему реализуется большинство бизнес-процессов транспортной логистики, в цифровую среду. Цифровизация экономики в целом и транспортно-ло­гистического сектора в частности вызывает целый ряд дис­куссионных вопросов, например, уровень цифровизации экономики в общей структуре ВВП России пока еще доста­точно сильно отстает от показателей промышленно развитых стран мира (рис. I) (Банке, Бутенко, Мишенина и др., 2017).

 

Рис. 1. Доля цифровой экономики в ВВП стран G20, %

По мнению Б.Ю. Титова, эксперта Института экономи­ки роста им. П. А. Столыпина, по уровню развития цифро­вой экономики Россия отстает от государств-лидеров, имеет место дисбаланс между цифровизацией государства, в том числе в создании новых «фискальных» информационных систем, и развитием частных инициатив в этой области (Рос­сия, 2018).

Сегодня для функционирования транспортно-логистиче­ских систем необходимо применять современные цифровые информационно-коммуникационные технологии управле­ния заказами, осуществлять планирование, организацию, мониторинг и контроль всех процедур доставки товаров в режиме реального времени.

Распространение цифровых технологий стимулирует компании транспортной отрасли анализировать свои ры­ночные возможности и изучать конкурентное окружение для определения потенциальных возможностей роста. Ин­новации технологии и модели, связанные с цифровизацией, трансформируют транспортную отрасль в плане повышения ее эффективности и увеличения возможностей по формированию современной архитектуры транспортной логистики (Управление, 2016).

Цифровая экосистема транспортной логистики предо­ставляет доступ к интерактивным веб-технологиям, с по­мощью которых можно напрямую подключиться к системе транспортировки и складирования грузов, спланировать ресурсы предприятия, осуществить любые виды взаимо­действий с контрагентами (поставщиками, посредниками, потребителями). В данном случае информационному потоку свойственно опережение относительно процесса доставки, то есть он предстает не в качестве производного от матери­ального потока, а является основным потоком в транспорт­но-логистической системе. Выполнив подключение к сер­вису, пользователь сможет рассчитать себестоимость пере­возки груза, немедленно отправить заявку на организацию доставки товара с последующим мониторингом процесса транспортировки как внутри страны, так и в международном сообщении.

По итогам 2018 года Всемирным банком составлен рей­тинг эффективности логистики в различных странах мира (Transportation, 2018) (см. таблицу). Методология определе­ния места в рейтинге по пятибалльной шкале учитывает эф­фективность работы таможенных органов, состояние транс­портно-логистической инфраструктуры, оперативность осуществления международных перевозок, своевремен­ность доставки и возможность отслеживать грузы. В насто­ящий момент Россия находится на 75-й позиции в рейтинге 160 стран, следуя за Коста-Рикой и Парагваем и немного опережая Бенин и Черногорию. Как ни странно, самые низ­кие показатели (97-е место) у нашей страны по эффектив­ности таможенного администрирования (2,42 балла) и про­слеживаемости цепей поставок (2,65 балла). По параметру «международные перевозки» Россия заняла 96-е место (2,64 балла). Совершенствовать необходимо и работу в области обеспечения своевременности доставки, инфраструктур­ного развития и качества логистики (3,31, 2,78 и 2,75 балла и 66, 61 и 71-е места соответственно).

На практике совершенствование указанных в табл. 1 компонентов в совокупности является достаточно сложной и труднорешаемой задачей, поскольку грузовладельцы за­частую не обладают полной информацией о товародвиже­нии и не могут отслеживать свои грузы в режиме «онлайн», что может свидетельствовать и о технической неготовности субъектов транспортно-логистических систем к полному и даже частичному переходу на цифровые технологии до­ставки грузов. Участники процесса транспортно-логистиче­ского обслуживания не всегда вовремя получают оповеще­ния об отправлении грузов, их местонахождении и времени прибытия в пункт назначения. Сложившаяся ситуация су­щественно снижает качество торговли и управления цепями поставок.

Технология прослеживания цепочки поставок способ­ствует быстрому реагированию на изменения, позволяя заин­тересованным пользователям, включая поставщиков, логи­стических операторов, потребителей, оперативно принимать меры и изменять спрос, перенаправлять материальный по­ток, реагировать на любые изменения в цепи поставок. Инте­грация инструментов и систем цифровой прослеживаемости позволяет различным звеньям цепи поставок получать точ­ную информацию о текущих запасах, поступающих заказах и находящихся в процессе транспортировки грузах в режиме реального времени.

Одним из направлений государственного регулирования транспортно-логистических процессов является внедрение технологий цифровой прослеживаемости как Единой на­циональной системы цифровой маркировки и прослежива­емости, разработанной Центром развития перспективных технологий (Единая, 2019) (рис. 2). В декабре 2017 года Президент России В. В. Путин одобрил решение правитель­ства о создании до 2024 года Единой национальной системы сплошной маркировки товаров. Оператором проекта был назначен Центр развития перспективных технологий, который представляет собой совместный проект компании «ЮэСэМ Технологии» (50%), государственной корпорации «Ростех» (25%) и фирмы «Элвис-Плюс групп» (25%), создан на основе государственно-частного партнерства и выступа­ет как уполномоченный оператор, присваивающий каждому товару уникальный код (DataMatrix или маркировку друго­го типа), чтобы производитель или импортер разместил его на упаковке товара. Предполагается, что к 2024 году система охватит большинство отраслей промышленности, прежде всего производство табачной продукции, лекарств, одежды, обувь, детское питание и др.

 

Мировой рейтинг стран по эффективности логистики за 2018 год

Страна

Ранг

Совокупный показа­тель, очки

Доля от совокупного показателя лидера, %

Таможня

Инфраструк­тура

Межтунаротные перевозки

Качество логистики

Прослеживаемость

Своевременность

Ранг

 

Очки

 

Ранг

Очки

Ранг

Очки

Ранг

Очки

Ранг

Очки

Ранг

Очки

Германия 

1

4,20

100,0

1

4,09

1

4,37

4

3,86

1

4,31

2

4,24

3

4,39

Швеция 

2

4,05

95,4

2

4,05 

3

4,24

2

3,92

10

3,98

17

3,88

7

4,28

Бельгия 

3

4,04

94,9

14

3,66 

14

3,98

1

3,99

2

4,13

9

4,05

1

4,41

Австрия 

4

4,03

94,5

12

3,71 

5

4,18

3

3,88

6

4,08

7

4,09

12

4,25

Япония 

5

4,03

94,5

3

3,99 

2

4,25

14

3,59

4

4,09

10

4,05

10

4,25

Нидерланды 

6

4,02

94,3

5

3,92 

4

4,21

11

3,68

5

4,09

11

4,02

11

4,25

Сингапур 

7

4,00

93,6

6

3,89 

6

4,06

15

3,58

3

4,10

8

4,08

6

4,32

Дания 

8

3,99

93,5

4

3,92 

17

3,96

19

3,53

9

4,01

3

4,18

2

4,41

Англия 

9

3,99

93,3

11

3,77 

8

4,03

13

3,67

7

4,05

4

4,11

5

4,33

Финляндия 

10

3,97

92,7

8

3,82 

11

4,00

16

3,56

15

3,89

1

4,32

8

4,28

Россия

75

2,76

54,9

97

2,42 

61

2,78

96

2,64

71

2,75

97

2,65

66

3,31

 

Рис. 2. Единая национальная система цифровой маркировки и прослеживаемости

DataMatrix код делится на две части: код идентифика­ции, который определяет позицию товара в системе и еди­ном каталоге товаров, и код проверки, или крипто-хвост, который генерирует оператор с помощью отечественных технологий криптографии. За счет фиксации движения на каждом этапе в системе «Честный знак» исключено на­личие товаров, не имеющих разрешительных документов на право использования указанного товарного знака или за­регистрированных с нарушением авторского права, и воз­можности повторного появления товаров на рынке, в том числе с истекшими сроками годности. Цифровой код мар­кировки является уникальным, неповторимым, легко на­носится на любую упаковку. Размещение кода DataMatrix на упаковке товара обеспечивает эффективное противодей­ствие контрафакту и контрабанде, защиту добросовестным и законопослушным предпринимателям и потребителям и собираемость налогов.

8 апреля 2018 года Правительство РФ утвердило пере­чень товаров, которые подлежат обязательной маркировке. С марта 2019 года будут маркировать табачные изделия, с июля 2019 года - обувь, с декабря 2019 года - духи и ту­алетную воду, некоторые товары легкой промышленности, в частности пальто, полупальто, плащи, куртки, трикотаж­ные блузки, ветровки, штормовки, столовое, постельное, ку­хонное, туалетное белье, фотоаппараты и лампы-вспышки, шины и пневматические покрышки, с января 2020 года - ле­карства (Национальная система, 2019).

Внедрение данной системы предполагает получение пре­имуществ для всех заинтересованных сторон (модель win- to-win):

  • Потребители будут уверены в том, что приобретают сертифицированную, легальную и качественную про­дукцию, им обеспечена защита жизни и здоровья, дей­ствуют инструменты общественного контроля и защи­ты их прав.
  • Предприниматели смогут прогнозировать рост вы­ручки и повышение конкурентоспособности на рын­ке, проводить оптимизацию бизнес-процессов и сни­жение совокупных логистических затрат, получить доступ к сведениям о продвижении товара в цепях поставок.
  • На государственном уровне могут быть реализованы сценарии сокращения доли нелегального рынка и по­вышены показатели производительности труда, обе­спечены увеличение налоговых и таможенных сборов, экономия бюджетных средств, связанных с обеспече­нием контроля за товарными рынками.

Операторов цифровой маркировки товаров можно рас­сматривать как дополнительный источник первичных дан­ных для информационной инфраструктуры цифровой эко­номики. В розничных сетях уже внедрены цифровые метки. С их помощью ритейлеры автоматизируют процессы опре­деления номенклатуры, цены и других товарных атрибутов. Расширение применения цифровой маркировки транспор­тируемых товаров, присваивание им уникальных цифровых кодов позволит решать многие задачи регулирования управ­ления цепями поставок, в том числе и повысить качество прослеживаемости транспортно-логистических систем (Ли- пунцов, 2018).

Система цифровой маркировки позволит отслеживать состояние объектов (местоположение внутри грузового от­сека, наличие повреждений, нерегламентированных переме­щений, хищений), а также параметры окружающей среды, такие, как: температура, влажность, давление и т.п. Кроме того, цифровая маркировка обеспечит возможность контро­лировать как в прямых, так и в обратных цепях поставок все события, происходящие на отдельных этапах управления ин­тегрированным материальным потоком, в том числе:

  • происхождение сырья и материалов;
  • обработку сырья и ингредиентов, производство проме­жуточных продуктов, полуфабрикатов и компонентов, изготовление конечных продуктов;
  • доставку и дистрибуцию продуктов, включая внутрен­нюю и трансграничную торговлю;
  • промежуточное и конечное потребление продукции, в том числе установку, настройку, тестирование;
  • гарантийное и постгарантийное сервисное обслужива­ние, текущий и капитальный ремонт;
  • агрегирование и дезагрегирование продукции в рам­ках реверсивной логистики;
  • уничтожение продуктов и утилизацию сырья и мате­риалов.

Прослеживаемые объекты представляют собой физиче­ские или цифровые объекты, относительно которых нужны сведения о происхождении, назначении или местополо­жении. В логистике такими объектами выступают продук­ция (например, лекарственные средства, товары народного потребления, электронные бытовые устройства), логисти­ческие первичные и укрупненные грузовые единицы (на­пример, коробки, паллеты, контейнеры), а также техника, оборудование и другие активы (например, морские суда, грузовые автомобили, железнодорожные вагоны, вилочные погрузчики, штабелеры и др.).

В рамках транспортно-логистического процесса отсле­живаемые объекты могут трансформироваться. Например, в цепях поставок промаркированная коробка по определен­ной товарно-транспортной накладной перемещалась в ука­занное место назначения в грузовой единице, сформирован­ной на одной паллете, в распределительном центре ее могли перераспределить на другую паллету и отправить по другой товарно-транспортной накладной в новое место назначения. Система отслеживания должна предусматривать переориен­тацию материального потока и обеспечивать учет всех про­изводственных, торговых, транспортно-складских и других особенностей логистического обслуживания грузовых пото­ков и корректно отображать все возможные изменения.

В настоящее время идеологию сквозной цифровой про­слеживаемости маркированных товаров поддерживает соз­данная в 1973 году международная некоммерческая орга­низация «Европейская ассоциация товарной нумерации» (EAN) с центральным офисом в городе Брюсселе (Бельгия) (Ассоциация, 2019). В ее состав входят национальные орга­низации, представляющие европейские страны. Ассоциация занимается вопросами стандартизации штрихового кодиро­вания и учета логистических единиц, внедряет идентифика­ционную систему GTIN (международный код маркировки и учета логистических единиц), который должен прийти на смену американскому UPC и европейскому EAN, с целью повысить эффективность цепей поставки в сфере розничной торговли.

Цифровые технологии прослеживаемости имеют крайне важное значение и с точки зрения транспортно-логистиче­ского обслуживания внешнеэкономической деятельности. С одной стороны, при международных поставках прослежи- ваемость определяется документальным учетом и контро­лем товародвижения на всех стадиях оборота, начиная с та­моженной процедуры импорта. С другой стороны, в более широком смысле прослеживаемость можно рассматривать в качестве механизма государственного контроля внешне­экономической деятельности посредством применения со­временных цифровых информационных технологий, адапта­ции системы таможенных органов к информационно-техно­логическому контролю вместо фактического (Воротынцева, Тульцева, 2018). Благодаря переходу в цифровую форму упростятся торговые процедуры, появятся возможности бо­лее активного использования электронной торговли.

В перспективе цифровая трансформация затронет и ин­тегрированный рынок EАЭС: развитие цифрового рынка будет способствовать свободному движению товаров, ус­луг, капитала и рабочей силы. Ela территории государств - членов ЕАЭС вопросы приобретения, хранения, использо­вания, транспортировки и продажи товаров, включенных в перечень, будет регулироваться соглашением о реализа­ции пилотного проекта по введению маркировки товаров контрольными (идентификационными) знаками. Торговый оборот товаров без маркировки или с нарушением установ­ленного порядка нанесения контрольных знаков будет запре­щен, что также позволит увеличить степень прозрачности цепей поставок и повысит эффективность бизнес-процессов в транспортно-логистических системах (Андреева, 2018).

Технологии цифровой прослеживаемости внедряются и в сфере учета древесины и сделок с ней. С 2015 года Единая государственная автоматизированная информационная си­стема, предназначенная, прежде всего, для контроля оборо­та алкогольных и спиртосодержащих товаров, используется и для учета оборота древесины (Федеральный закон, 2013). Система учета древесины была запущена для того, чтобы контрольно-надзорные органы РФ своевременно получали сведения об объемах оборота древесины как в России, так и за ее пределами с точки зрения экспорта и импорта. Поло­жения закона предполагают наличие всей сопроводительной документации при купле-продаже, транспортировке и скла­дировании древесины. Например, транспортировка древе­сины любым видом транспорта, в том числе на основании договора перевозки, должна осуществляться при наличии сопроводительного документа, в котором указаны сведения: собственник, грузоотправитель, грузополучатель, перевоз­чик древесины, ее объем, видовой (породный) и сортимент­ный состав, пункты отправления и назначения, номер декла­рации о сделках с древесиной (в случае, если совершались сделки с указанной древесиной), номер государственного регистрационного знака транспортного средства, на котором перевозят древесину (в случае ее транспортировки автомо­бильным транспортом) (Федеральный закон, 2013, ст. 50.4). Безопасность, надежность и легальность транспортно-логи­стических и иных операций подтверждается информацией, вносимой в автоматизированную систему учета древесины и заверенной электронной цифровой подписью.

Таким образом, благодаря технологии цифровой прослеживаемости открываются широкие перспективы автомати­зации и алгоритмизации основных бизнес-процессов в ло­гистике, совершенствования прогностической аналитики в части оптимизации логистических потоков и транспорт­ных маршрутов, повышающей коэффициент эффективности использования активов транспортно-логистических компа­ний. Хотя преимущества цифровой прослеживаемости в це­пях поставок очевидны, развитие данной технологии сдер­живают недостаточно разработанная нормативно-правовая база, технологическая неготовность транспортно-логистиче­ских компаний внедрять современные цифровые технологии при доставке грузов.

Об авторе

А. В. Дмитриев
ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет»
Россия
Кандидат экон. наук, доцент кафедры логистики и управления цепями поставок ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет». Область научных интересов: транспортная логистика, методология управления цепями поставок.


Список литературы

1. Андреева Л. В. (2018). Создание системы прослеживаемости товаров в Евразийском экономическом союзе: цели, перспективы, организационно-правовая основа // Международное сотрудничество евразийских государств: политика, экономика, право. № 2 (15). С. 70–78.

2. Ассоциация автоматической идентификации GS1 (2019). URL: http://www.gs1ru.org.

3. Банке Б., Бутенко В., Мишенина Д. и др. (2017). Россия онлайн: четыре приоритета для прорыва в цифровой экономике // BCG. URL: http://image-src.bcg.com / Images / Russia-Online_tcm27–178074.pdf.

4. Бальчик Э. А., Калинина О. В., Барыкин С. Е. (2018). Инвестиции в инновационные логистические технологии // Стратегические решения и риск-менеджмент. № 4 (107). С. 48–53. DOI: https://doi.org / 10.17747 / 2078 8886 2018 4 48 53.

5. Воротынцева Т. М., Тульцева А. С. (2018). Прослеживаемость товаров как механизм регулирования международной торговли // Маркетинг и логистика. № 5 (19). С. 22–31.

6. Единая национальная система цифровой маркировки и прослеживаемости (2019). URL: https://crpt.ru / materials / .

7. Кешелава А. В., Хает И. Л. (2018). Предмет цифровой экономики и роль цифровых инструментов // Цифровая экономика, цифровые экосистемы. URL: http://spkurdyumov.ru / digital_economy / predmet-cifrovoj-ekonomiki-i-rol-cifrovyx-instrumentov / .

8. Липунцов Ю. П. (2018). Использование информационной инфраструктуры цифровой экономики для повышения качества статистических данных // Статистика и экономика. Т. 15, № 4. С. 77–86.

9. Национальная система цифровой маркировки (2019). URL: https://честныйзнак.рф / .

10. Постановление Правительства РФ от 28.08.2017 №1030 «О системе управления реализацией программы «Цифровая экономика Российской Федерации» // Правительство России. URL: http://government.ru / docs / 29003 / .

11. Распоряжение от 28.07.2017 № 1632 р «Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации»» // Правительство России. URL: http://government.ru / docs / 28653 / .

12. Россия: от цифровизации к цифровой экономике (2018) // Институт экономики роста им. П. А. Столыпина. URL: http://stolypin.institute / wp-content / uploads / 2018 / 09 / issledovanie_tsifrovaya-ekonomika-14 09 18 1.pdf.

13. Управление цепями поставок: учебник (2016) / В. В. Щербаков и др. М.: Юрайт. 209 с. (Сер. 58. Бакалавр. Академический курс).

14. Федеральный закон от 28.12.2013 № 415 ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» // Российская газета. URL: https://rg.ru / 2013 / 12 / 30 / drevesina-dok.html.

15. Transportation and Logistics in a Changing (2019) // World: The Journey Back to Profitable Growth, Boston: Boston Consulting Group. P. 57–58.


Для цитирования:


Дмитриев А.В. ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОСЛЕЖИВАЕМОСТИ ГРУЗОВ В ТРАНСПОРТНО-ЛОГИСТИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2019;(1):20-26. https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-20-26

For citation:


Dmitriev A.V. DIGITAL TECHNOLOGIES OF TRANSPORTATION AND LOGISTICS SYSTEMS VISIBILITY. Strategic decisions and risk management. 2019;(1):20-26. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2618-947X-2019-1-20-26

Просмотров: 754


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)