Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

МЕНЕДЖЕРИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМАТИКИ И ЭФФЕКТЫ УСТОЙЧИВОГО ТУРИЗМА В РАЗРЕЗЕ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-3-132-139

Полный текст:

Аннотация

В последние годы стала общепризнанной проблема недостаточной конкретизации парадигмы устойчивого туризма, ее низкой операционализации и инструментализации в контексте управления туристскими системами разного уровня. Проблемы и эффекты менеджмента устойчивого туризма систематизированы с целью продемонстрировать их широкое практическое значение при разработке стратегических решений для управления в индустрии туризма. Более пятидесяти основных частных проблем распределены по группам в контексте стратегического управления туристскими системами: макро- и мезоэкономические, микроэкономические, институциональные, социокультурные и экологические. Обобщены основные эффекты внедрения устойчивого туризма, которые нужно учитывать при развитии туристских систем. Различаются основные (общепризнанные) и дополнительные (более дискуссионные, интерпретируемые по‑разному). Раскрыта специфика некоторых наиболее проблемных аспектов менеджмента устойчивого туризма в контексте задач развития российской индустрии туризма и гостеприимства. Обозначены перспективы устойчивого туризма, которые следует учесть при принятии стратегических решений.

Для цитирования:


Илькевич С.В. МЕНЕДЖЕРИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМАТИКИ И ЭФФЕКТЫ УСТОЙЧИВОГО ТУРИЗМА В РАЗРЕЗЕ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2018;(3):132-139. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-3-132-139

For citation:


Ilkevich S.V. MANAGERIAL PERSPECTIVES AND EFFECTS OF SUSTAINABLE TOURISM FROM STRATEGIC MANAGEMENT PERSPECTIVES. Strategic decisions and risk management. 2018;(3):132-139. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-3-132-139

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы стала общепризнанной проблема недостаточной конкретизации пара­дигмы устойчивого туризма, ее низкой опера- ционализации и инструментализации в кон­тексте управления туристскими системами разного уровня.

В данной статье понятия «устойчивый туризм», «ответственный туризм» и «соци­ально-ответственный туризм» исполь­зуются как близкие синонимы. Понятие «устойчивый туризм» можно считать сравнительно устоявшимся и узна­ваемым общим термином, примени­мым для общей парадигмы, связанной с управлением всеми экономическими, социокультурными и экосистемными эффектами и последствиями развития туризма (рис. 1).

 

Рис. 1. Соотношение предметных областей, связанных с туризмом

Согласно концепции «просвещен­ного массового туризма» Д. Вивера [Weaver D., 2012], в начале 2000-х го­дов стал складываться диалектический консенсус - синтез лучшего, что есть в крайних концепциях предшествующих периодов. С одной стороны, это традицион­ный массовый туризм 1960-1970-х годов, ког­да региональное экономическое развитие шло максимальными темпами и столь же быстро увеличивались негативные социокультурные, экономические и экологические последствия, но последние оставались вне фокуса внима­ния. С другой стороны, конгломерат альтер­нативных видов туризма [Weaver D., 2014], сложившийся в 1980-1990-х годах, в рамках которого основными потребителями должны быть созна­тельные лица, кого привлекает альтернативный экотуризм, и волонтерская работа. Однако на сегодняшний день уже очевидно, что потребители экотуризма не спасут ни культу­ру, ни экосистему, ни экономический уклад местных сооб­ществ от «асфальтного катка» массового туризма. Просвеще­ние всех тех, кто так или иначе имеет отношение к туризму, в целом дает лучшие результаты, чем изначально предпо­лагали скептики. Это касается как общей социокультурной осведомленности, так и повседневного поведения потреби­телей (например, они готовы доплачивать за услугу, если соблюдаются требования экологии и сохраняется культурная аутентичность места, привлекательного для туристов) и биз­нес-моделей компаний, работающих в сфере туризма, вплоть до применения «зеленого» менеджмента.

До сих пор преобладает описательный подход с акцен­тированием просветительского (в широком понимании) зна­чения концепции устойчивого туризма. Кризисная ситуация отразилась в том, что в 1990-2000-х годах выходило немало публикаций, где авторы пытались разобраться, чем являет­ся устойчивый туризм - внедряемой альтернативой массо­вому туризму или маркетинговой уловкой для привлечения ответственных туристов с широким кругозором [Lansing Р., De Vries Р., 2007]. Подобного рода критика оказывается не совсем адекватной благодаря тому, что в последнее де­сятилетие устойчивый туризм воспринимается как новая модель развития массового туризма, не предполагающая конфронтации со сложившейся практикой. В этой модели предусмотрена определенная гибкость, внимание к огра­ничениям в использовании ресурсов и социокультурного контекста.

Обобщение и классификация прикладных частных про­блемных областей и характерных явлений устойчивого ту­ризма целесообразны для показательной демонстрации того мощного арсенала, который может быть задействован в стра­тегическом менеджменте туристической отрасли. Благодаря систематизации и классификации менеджеры, медиаторы, аналитики и исследователи индустрии туризма и гостепри­имства получат целенаправленную управленческую интер­претацию основных факторов, типовых проблем и эффектов устойчивого развития туризма.

На основе литературы по данному вопросу выделены и рассматриваются типовые проблемные ситуации, модели и подходы, связанные с обеспечением устойчивости разви­тия в индустрии туризма и гостеприимства. Проблематика менеджмента и эффекты устойчивого туризма получили кон­цептуальное освещение прежде всего в Journal of Sustainable Tourism, ведущем издании не только в области ответствен­ного и устойчивого туризма, но и в целом в международных туристских исследованиях. В издании много практических показательных примеров, относящихся к управленческой практике в разных отраслях и разных географических райо­нах. Журнал Tourism Management специализируется на осве­щении проблем управления в туристском секторе. На эти два издания приходится около половины публикаций в области менеджмента устойчивого туризма.

ЭВОЛЮЦИЯ НАПРАВЛЕНИЙ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОБЛАСТИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТУРИЗМА

В рамках настоящей публикации периодизация смеще­ния исследовательского фокуса в парадигме устойчивого туризма, а также систематизация основных и дополнитель­ных эффектов в менеджменте устойчивого туризма с упоми­нанием основных литературных источников представлены в табл. 1-3. Как показывает табл. 1, первоначально в фоку­се исследований находились этические проблемы, вопросы просвещения и возможные альтернативы массовому туриз­му. Постепенно они уступили место вопросам менеджмента устойчивого туризма.

 

Таблица 1

Периодизация смещения исследовательского фокуса в парадигме устойчивого туризма

Парадигма менеджмента

Фокус исследователей

Публикация

До 1995 года

Общеэкономические аспекты устой­чивого туризма (экономический рост, занятость в отрасли, внешние эффекты), аспекты социокультурной и экосистемной стабильности

Устойчивость в плане соотнесения антропоцентризма и утилитарности, с одной стороны, и экоцентризма и антиглобализма - с другой

Этический императив. Жесткое противопоставление массового и альтерна­тивного туризма.

Устойчивость туристского развития туристической отрасли: очень слабая, слабая, сильная, очень сильная.

Радикальные трактовки: от антропоцентризма и утилитарности к био-, эко- и культурному центризму, нулевому экономическому росту

[Mitlin D., 1992]

[MayV., 1991]

[Turner R. К, Pearce D. and Bateman I., 1994]

1995-2003 годы

Переход к гибкому пониманию пара­дигмы устойчивости.

Потенциал успешной интеграции концепции устойчивости и туристских продуктов.

Практики устойчивого туризма в местах массового туризма. Модели стейк­холдеров в туристской дестинации. Общее понимание долгосрочной связи принципов устойчивости с конкурентоспособностью дестинации, начало систематизации детерминант устойчивости в туризме.

Признание необратимости массового туризма и отступление от принципа альтернативности

[Hunter С., 1997]

[Hassan S. S., 2000; Brent Ritchie J. R., Crouch G. I., 2003]

[Liu Z., 2003]

2004—2012 годы

Модели совмещения устойчивого и массового туризма.

Конвергенция массового и устойчивого туризма. «Просвещенный туризм». Критерии и индикаторы устойчивого туризма.

Разработка политики устойчивого развития туризма

[Weaver D., 2012; 2014] [Indicators, 2004]

[Beaumont N., Dredge D., 2010]

С 2013 года по настоящее время

Устойчивый туризм - часть созда­ния ценностей и моделей бизнеса, а не только регулирования турист­ского сектора.

Углубление в различные аспекты конкурентоспособности и устойчивости. Успешная коммерциализация устойчивости в моделях бизнеса. Государ­ственно-частное партнерство. Комитеты и комиссии, ответственные за устой­чивое развитие туризма, при советах по туризму и развитию территорий, региональных туристических сообществах, организациях, занимающихся маркетингом территорий. Дальнейшая детализация политики в устойчивом развитии туризма. Углубленная проработка индикаторов устойчивости

[Sustainable Tourism, 2013; Gamma K., Mai R., 2018]

КЛАССИФИКАЦИЯ ПРОБЛЕМ МЕНЕДЖМЕНТА УСТОЙЧИВОГО ТУРИЗМА

На основе обзора литературы и практики регуляторов в области устойчивого развития туризма на национальном, региональном и муниципальном уровнях выделено более 50 основных частных проблем устойчивого туризма (табл. 2). Отнесение некоторых проблем к той или иной группе, воз­можно, вызовет дискуссию. В некоторых случаях очевидно пересечение по смыслу, поэтому распределение выполнено по преобладающему признаку. Представленная таблица не претендует на завершенность.

 

Таблица 2

Основные проблемы менеджмента в устойчивом туризме

Макро- и мезоуровень

Микроуровень

Институциональные

Социокультурные и экологические

Мультипликативный эффект;

потери в силу несовершенства струк­туры;

кластерная политика;

гармоничное развитие всех отраслей туристского сектора;

развитие смежных секторов;

экспорт и импорт региона, в котором находится туристская дестинация;

количество занятых в отрасли;

региональная инфляция;

преобразования на территории для допуска туристов без ущерба охраняемым природным территориям;

редевелопмент бывших промышлен­ных территорий;

развитие туризма на периферийных, труднодоступных, депрессивных и сельских территориях;

мониторинг и индикаторы устойчиво­сти;

туристская и обеспечивающая инфра­структура;

региональное развитие;

«зеленая» экономика;

сглаживание сезонности

Удовлетворение потребите­лей;

совместное производство и кастомизация;

цепочки создания ценности;

сетевые формы организации и продвижения продукта;

целенаправленное констру­ ирование привлекательно­сти объекта для туриста за счет нововведений;

консалтинг;

уникальность предложения;

распространение професси­ ональных компетенций;

технологичность и иннова­ционность;

диджитализация;

рост стоимости недвижимо­сти;

надбавка к цене за устойчи­вое развитие туризма;

«зеленый» менеджмент

Анализ стейкхолдеров;

инвестиционная политика;

зарубежные инвестиции;

административные барьеры;

репутационные эффекты;

корпоративная социальная ответ­ ственность;

аудит дестинации;

обеспечение комплиментарности и синергии;

положительные экстерналии;

защита прав собственности;

комиссии и комитеты по устой­

чивому туризму при советах по туризму и развитию территорий, региональных туристиче­

ских сообществах, организациях, занимающихся маркетингом территорий;

национальные, региональные и муниципальные программы;

государственно-частное партнерство;

сертификация на соответствие среде и ценностям экотуризма;

неправительственные организации

Оценка емкости ресурса;

эффективность ресурса;

платность ресурсов;

социальный туризм;

волонтерство;

местные сообщества;

доступный туризм;

социальная справедливость;

справедливая торговля;

дифференциация местных жителей по доходам;

культурные контексты;

культурная апроприация, куль­турные заимствования;

межкультурное взаимодей­ствие;

этнический туризм;

безопасность туристов;

программы гостеприимства, ориентированные на гостей,

приехавших из конкретных стран, принадлежащих к определенной религии, и т.п.

ВЗАИМОСВЯЗЬ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ И КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ

Благодаря парадигме устойчивости и ответственности можно быстрее и эффективнее найти уникальные преиму­щества конкретного места, с тем чтобы обеспечить его кон­курентоспособность на туристическом рынке. С той же це­лью следует признать, что ответственность и устойчивость - это в большей степени продуктивные активы, а не обяза­тельства. В такой трактовке устойчивый туризм предпола­гает наличие долгосрочных конкурентных преимуществ, инновации, мультипликативные эффекты, уникальность туристского предложения, инновационную среду, допол­нительную мотивацию платежеспособных потребителей.

Только в последнее время в отраслевой литературе показа­на необходимость большей стабильности развития, лучшего разнообразия видов туризма, внутриотраслевой и межотрас­левой синергии, консалтинга, профессионализации кадров, ценностных установок корпоративной культуры и др. - все это обеспечивает концепция устойчивого развития. В итогe положительные эффекты должны усиливать друг друга и сами по себе становиться более стабильными на уровне отрасли в целом (рис. 2). Обобщенно говоря, чем более вы­ражен положительный эффект и чем меньше негативные стороны эффекта с позиции устойчивого туризма, тем бла­гоприятнее его влияние на конкурентоспособность.

 

Рис. 2. Взаимное усиление положительных эффектов конкурентоспособности на основе обеспечения устойчивого

СИСТЕМАТИЗАЦИЯ ЭФФЕКТОВ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТУРИЗМА

Хорошо структурированную и представительную клас­сификацию мультипликативных и синергетических эф­фектов регионального рекреационно-туристского кластера разработала З.И. Созиева [2009]. Для долгосрочной устой­чивости туристского комплекса особо значимы полнота развития бизнес-среды (самоорганизация и адаптация), опе­ративный синергизм, инвестиционный синергизм, сетевые эффекты и диффузия знаний. Данная матрица является очень удачным концептуальным обобщением, но необходимо гово­рить о действии и более конкретных эффектов устойчивого туризма. Природа, механизмы действия, эффективность этих эффектов подробно разобраны в западных исследованиях туризма. В табл. 3, 4 мы попытались систематизировать их. Эффекты разделены на основные, общепризнанные, реле­вантные устойчивому развитию туристской отрасли и до­полнительные, интерпретация которых может быть разной.

Далеко не все эффекты можно однозначно принять, но сами по себе они имеют крайне важную познавательную ценность и делают парадигму устойчивого туризма более приемлемой для всех стейкхолдеров. He будет преувеличе­нием сказать, что многие из приведенных эффектов вдох­новляют на размышления, сопоставления, аргументацию, дебаты и дальнейшие исследования: как концептуальные, так и ситуационные.

 

Таблица 3

Основные эффекты в менеджменте устойчивого туризма

Эффект

Природа, механизм действия, последствия эффекта

Литература

Мультипликативный и акселерационный эффекты (Multiplicative and accelerative effects)

Желателен не только мультипликативный, но и акселерационный эффект (когда после первоначальных инвестиций в туристский сектор индуцируется цикл притока инвестиций)

[TeigeiroL. R., DiazB., 2014; Немкович Е. Г., 2010]

Эффект перетока (Spill-over)

Сопутствующие и косвенные эффекты от развития индустрии туризма, преимущественно в границах кластера, включая эффекты концентрического развития туристских систем

[Ma Т., Hong Т., Zhang H., 2015]

Подходы, отвечающие интересам широкого круга заинтересованных лиц (Stakeholder approaches)

Эффекты взаимодействия между стейкхолдерами с точки зрения эффектив­ности координации развития туризма на региональном и муниципальном уровнях

ByrdE.Т., 2007

Ответственность граждан за экологию (Ecо-citizenship effect)

Идентификация себя в первую очередь как субъекта природной среды, радикальная трансформация социальных и политических взглядов и ценно­стей (экологизм). Для сравнения: согласно концепции окружающей среды, проблемы экосистемы могут быть решены без фундаментальных изменений в производстве и потреблении. В литературе отмечены положительные проявления информированного потребления и потребительского выбора как фактора обеспечения практик устойчивого туризма

[DobsonA., 2007; GammaK., Mai R., 2018; Miller G. А., 2003]

Разрыв между отношением и поведением (attitude-b ehaviourg ар )

Даже хорошо информированные потребители, включая активистов устойчи­вого туризма, ведут себя так, что очевидно отсутствие уважения к высоким ценностям. Если они сознают несоответствие своего поведения, то не пы­таются вести себя иначе, а рационализируют и пытаются оправдать свои действия, вплоть до корректировки ценностей

[Juvan E., Dolnicar S., 2014]

Взаимозависимость мест притяжения туристов: замена или синергия (Destination interdependencies: substitution vs synergies)

Сравнительный эффект конкуренции и взаимного дополнения дестинаций в международном туризме, в том числе в контексте сложных маршрутов

[Brent Ritchie J. R., Crouch G. I., 2003]

Интеграция инфраструктуры и много­целевое использование (infrastructural integration and multipurpose use)

Как иллюстрация, в Великобритании некоммерческая организация Sustrans (сокр. от sustainable transportation) занимается проектами интеграции пригородных велосипедных и пеших троп и железнодорожного транспорта, комбинированными, многомодальными форматами передвижения

[Combining, 2018]

Совместное создание, производство (со-creation)

Создание и потребление туристской услуги неразрывно связаны, потреби­тель становится участником процесса производства услуги

Степень вовлеченности туристов в совместное создание турпродукта пози­тивно влияет на его удовлетворенность, лояльность и величину расходов

[HallC.M., WilliamsA., 2008]

[Grissemann U. S., Stokburger- Sauer N. E.,2012]

Эгоистичный альтруизм (Selfish altruism)

Потребитель готов переплачивать за экологичность туристских продуктов, если лучше осведомлен об этом качестве и воспринимает продукт как более ценный для себя с точки зрения качества жизни

[Lee J.-S., Hsu L.-T., HanH. et al., 2010]

Пластичность траектории (Path plasticity)

Существует больше вариантов развития туристских систем на базе одних и тех же ресурсов

[Halkier A., TherkelsenH., 2013]

Культурная идентичность и преемствен­ность или социальные изменения (социальный прогресс) (Cultural integrity vs Social change (social progress))

Эффект оптимального соотношения между сохранением культурной иден­тичности и социальными изменениями в контексте устойчивого туризма. Включает концепции: «Предельно допустимые изменения» (Limits of Acceptable Change), «Управление рекреационным воздействием» (Visitor Impact Management). Определение социокультурных и экономически целе­сообразных границ присвоения культуры и коммерциализации культурного наследия

[Liu Z., 2003]

Спрос на туристский продукт или пред­ложения туристского продукта (Tourism demand vs Tourisms upply)

Эффект роста интереса со стороны туристов и в последующем тур потоков благодаря расширению самого туристского предложения даже в форме от­дельных компонент (экскурсионной, транспортной и т.д.), но в особенности благоустройства и транспорта

[Kelley H., Rensburg T.M., Jeserich N., 2016]

Повторное посещение (Repeat visiting)

В контексте устойчивого туризма это эффекты с точки зрения гибкости и вариативности маршрутов, включая эффекты повторных и многократных посещений в поисках новых комбинаций путешествия

[Jang S., Feng R., 2007]

Расширение прав и возможностей местных сообществ (local communities empowerment)

Способность местных сообществ вырабатывать информированные, реле­вантные и детально проработанные предложения, инициативы и подходы к развитию туризма

Модели развития туризма с ориентацией на интересы местных сообществ

[Cole S., 2006] [Okazaki E., 2008]

Избыточная зависимость региональ­ной/национальной экономики от туризма (tourismoverreliance, tourismdependency)

Если местный бизнес глубоко интегрирован в цепочку создания стоимости туристского продукта, возможны чрезвычайно высокие потери в случае системного отраслевого кризиса, когда наблюдается резкий спад не только в туристической отрасли, но и в смежных с ней

[Lejrraga I., Walkenhorst P., 2010]

Максимальный эффект от устойчи­вого туризма, компромиссы между интересами экономики и экологии ( Sustainab letourismyield, ес onomic - environmentaltrade- offs)

Выгоды от устойчивого развития туризма, совокупный доход за вычетом эко­номических затрат и с учетом полной компенсации «экологического следа» и негативных последствий в социокультурном плане

Экологический след, мера воздействия на среду обитания

[Lundie S., Dwyer L., Forsyth P., 2007] [Hunter C., Shaw J., 2007]

 

Таблица 4

Систематизация дополнительных эффектов в менеджменте устойчивого туризма

Эффект

Природа, механизм действия, последствия эффекта

Литература

Потери в силу несовершенства струк­туры (Structural leakages)

Особый вид потерь - недополученные доходы, которые были изъяты на более раннем этапе цепочки создания ценности и изначально не дошли до дестинации

[Mitchell J., Ashley С., 2010]

Просвещенный массовый туризм (Enlightened mass tourism)

Парадигма «массовый туризм - альтернативные формы туризма - просвещенный массовый туризм» по принципу «тезис - антитезис - синтез»

[Weaver D. В., 2014]

Сокращение экологических послед­ствий питания туристов (Reducing tourism’s carbon ‘foodprint’)

Остроумная аналогия с экологическим следом (ecological footprint), подчеркивающая важность обеспечения устойчивости в сфере общественного питания и гастрономического туризма с точки зрения практики и ценностей

[Gossling S., Garrod В., Aall С. etal.,2011]

Устойчивый туризм или устойчивая мобильность (sustainable tourism vs sustainable mobility)

Эффект транспортного сообщения и мобильности туристов с точки зрения высокого удельного веса этой компоненты в обеспечении общей устойчивости развития туристских систем

[Ноуег К. G., 2000]

Синдром благополучной периферии (Virtuous periphery syndrome)

Эффект изменения баланса силы и возможностей в отношениях «центр - периферия» к появ­лению новых, порой парадоксальных аспектов силы и возможностей со стороны туристской периферии.

[ShakeelaA., Weaver D., 2012]

Избыточность туристской инфра­структуры (Excessive infrastructure)

Склонность создавать объекты инфраструктуры чрезмерного масштаба

[Илькевич С. В., Caxap- чук Е. С., 2014]

Смятение перед выбором (Choice confusion)

По мере увеличения количества предложений наступает некоторая непродуктивная стадия, когда дальнейшее расширение выбора приводит к таким негативным последствиям, как отказ потребителя от выбора в связи с невозможностью принять решение и повышенная раздражи­тельность

[Park J.-Y., Jang S., 2013]

Эффекты потребительского поведе­ния при различной комплектации/ка­стомизации туристского продукта (Upgrade and downgrade customization)

Стоимость тура, полученная при нисходящей кастомизации (когда поставщик услуг предлага­ет туристу продукт в максимальной комплектации, а он отказывается от ненужных компо­нент), оказывается выше, чем стоимость тура при восходящей кастомизации, а потребители, ориентированные на максимальное качество услуг, более склонны к выбору нисходящей кастомизации тура

[Jin L., He Y., Song Н.,2012]

НАСУЩНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА УСТОЙЧИВОГО ТУРИЗМА В РОССИИ

В последнее время в отечественной литературе чаще ана­лизируют эффективность механизмов государственно-част­ного партнерства в индустрии туризма и гостеприимства, рассматриваются роль органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления в сфере туризма, предоставление региональными и федеральными властями дополнительных гарантий инвесторам, использо­вание региональных бюджетов для софинансирования и др. [Анзорова С. П., Федочукова С. Г., 2016; Жура С.E., Смир­нова И.Г., 2018].Тем не менее по-прежнему существуют си­стемные проблемы устойчивого развития туризма в России, которые отражают крайний недостаток системного подхода к развитию устойчивого туризма в контексте управления сложными туристскими системами.

Проблема 1. В Федеральной целевой программе (ФЦП) «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ (2011— 2018 годы)» нет детального отображения подходов к станов­лению устойчивого туризма и механизмов внедрения луч­ших практик, есть только абстрактные лозунги в нарочито размытой формулировке [Постановление, 2011]. Например, относительно стратегии и целей устойчивого развития де- стинаций сказано следующее: «Создание условий для улуч­шения качества жизни российских граждан за счет развития инфраструктуры отдыха и туризма; создание дополнитель­ных рабочих мест; решение ряда важных социальных за­дач, связанных с удовлетворением потребностей различных категорий российских граждан в активном и полноценном отдыхе, укреплении здоровья и приобщении к культурным ценностям, а также с патриотическим воспитанием молодо­го поколения страны». Подробное сопоставление положе­ний и индикаторов эффективности ФЦП, с одной стороны, и критериев Глобального совета по устойчивому развитию и критериев оценки устойчивого туризма Ассамблеи реги­онов Европы - с другой [Экспертиза устойчивости туризма, 2010], показывает, как плохо отражены группы проблем раз­вития устойчивого туризма, отсутствуют даже базовые пока­затели [Рассохина Т.В., Сеселкин А.И., [2013]].

Проблема 2. В региональных программах и стратегиях развития туризма, проектах туристских и технико-экономи­ческих кластеров цели устойчивого развития упоминаются еще реже. Чрезвычайно редко встречается упоминание пара­дигмы устойчивости. В программах, стратегиях, проектной документации кластеров нет отдельных концептуальных разделов, посвященных устойчивости развития. Отсутству­ют и какие-либо профильные организационно-координаци­онные структуры (советы, комиссии, комитеты). Зарубежный передовой опыт регуляционной практики на уровне советов по туризму и развитию территорий, региональных туристи­ческих сообществ, организаций, занимающихся маркетин­гом территорий, компаний, выступающих посредниками между устроителями конгрессов и городом, где в последние пять-семь лет довольно часто появились отдельные комис­сии и комитеты по устойчивому развитию туризма, в России пока неизвестен. По сути, не декларируются даже принципы и ценности устойчивого туризма. Изложенные недостатки отмечены в отношении создания не только туристских кла­стеров, но и автотуристеких кластеров, где, очевидно, имеет­ся специфика обеспечения устойчивого развития.

Проблема 3. Отсутствует понимание возможностей того, как можно использовать культурный контекст при развитии туристских территорий. Для многих регионов и муниципа­литетов полезно было бы разработать модели интеграции культурного контекста при составлении маршрутов по тер­риториям, где объекты туристского интереса удалены друг от друга и нет связывающей их инфраструктуры. Подобные исследования актуальны в силу того, что предстоит создать стабильные туристские потоки к одиночным объектам, име­ющим культурно-историческую ценность, в тех местах, где инфраструктура только начинает развиваться и нет второ­степенных объектов показа. В этом и состояла бы ценность продуктивного культурологического подхода в освоении ин­фраструктурно бедных территорий туризма как системообра­зующей основы развития концентрически развивающейся модели первоначального освоения туристской территории. Исследования на стыке гуманитарных наук, географии [Ми­тин П.П., 2012] и развития туризма в России пока что толь­ко зарождаются. Количество и качество таких исследований и разработок в России, к сожалению, пока на низком уровне, и это, как представляется, важнейший фактор, тормозящий развитие культурно-познавательного туризма.

Проблема 4. Целенаправленное моделирование мест притяжения для активизации потоков в регионы России иногда называют «искусственной мотивацией» [Агамиро- ва Е.В., Агамирова Е.В., 2015]. Практика последних лет по­казывает, что это не только ключевой аспект инновативности туристской отрасли, но и важный параметр ответственного и устойчивого развития территории, поскольку турпотоки проектируются по принципам распределения и диверсифи­кации, не вызывают социальной напряженности.

Редевелопмент городских промышленных территорий - это крайне актуальный частный случай создания и /или до­полнения искусственной аттракгивности, точнее, поиска опти­мальных сочетаний культурно-исторических памятников и но­ваторских интерпретаций и формирования городской среды.

Креативные кластеры - новая разновидность публичного пространства, одна из интереснейших и даже в некотором смысле узловых тем развития устойчивого туризма и в Рос­сии, которая пока что явно недооценивается [Фьерару В. А., 2016]. Первые арт-кластеры появились в 2005-2010 годах. Самым ярким и значимым примером является «Красный Ок­тябрь» в Москве. Ho только в последние годы арт-простран- ства стали восприниматься как перспективные места, куда может направиться поток как российских, так и иностран­ных туристов. Это особенно актуально в условиях обще­экономической стагнации и насыщения рынка коммерческой недвижимости.

Проблема 5. Консалтинг в сфере туризма находится на стадии зарождения, пока он развивается в гостинич­ном деле. Вместе с тем консалтинг является очень важным фактором обеспечения долгосрочной устойчивости инду­стрии туризма и гостеприимства, поскольку он появляется, как правило, на стадии развития кластеров, когда уже есть потребность в профессиональной экспертизе и наладке биз­нес-процессов и платежеспособный спрос на такие услуги. Консалтинг развивается благодаря специалистам, которые способны к стратегическому и концептуальному консульти­рованию на стадии проектирования бизнеса, оптимизации отдельных бизнес-процессов в рамках квалифицированных услуг по оперативному управлению (Professional Service Operations Management, PSOM) [Brandon-Jones A., Lewis M., Verma R. et al., 2016] с учетом специфики туризма и госте­приимства.

ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМ МЕНЕДЖМЕНТА УСТОЙЧИВОГО ТУРИЗМА

Систематизация (см. табл. 4) демонстрирует необходи­мость комплексного и сфокусированного понимания менед­жмента устойчивого туризма как обширной области знаний, умений и навыков, связанных с управлением всеми разно­образными экономическими, социально-культурными и эко- системными взаимосвязями, последствиями и эффектами развития туризма. Что касается эффектов в менеджменте устойчивого туризма (см. табл. 3, 4), то это тоже очень важ­ный ракурс предметного рассмотрения проблем менеджмен­та. Чем больше конкретных эффектов подметят, сформулиру­ют и детально изучат аналитики, исследователи, медиаторы и менеджеры, тем предметнее и познавательно интереснее для всех будет данная ветвь управленческого анализа в ту­ристских исследованиях с точки зрения практических пре­ломлений и операционализации. Существующие концепции и накопленный опыт дают основания для поиска конкретных инструментов и решения прикладных задач устойчивого ту­ризма в контексте стратегического управления туристскими системами разного уровня. Концепция устойчивого туриз­ма, внедряемая в модели бизнеса, в практику планирования и регулирования туристской отрасли, - это не только своего рода этический кодекс, а большая матрица менеджериаль- ных приложений. Развитие устойчивого туризма будет спо­собствовать стабильной работе отрасли в условиях увеличе­ния въездного и внутреннего туризма, совершенствованию организационных и методологических подходов к обеспече­нию развития туристских систем на перспективу.

В завершение упомянем перспективные области для даль­нейшей проработки возможностей устойчивого туризма:

  • Формирование устойчивых конкурентных преиму­ществ и снижение рисков несбалансированного разви­тия компаний, взаимодействия фирм, создания класте­ров и дестинаций.
  • Создание программных документов по стратегии раз­вития туристской отрасли, включение разделов, по­священных ответственному и устойчивому туризму, в национальных, региональных и муниципальных программах развития туризма.
  • Организационно-методическая поддержка, напри­мер чек-листы для туристских систем разного уровня по целям и индикаторам устойчивого развития. Ин­корпорирование индикаторов устойчивого развития в отраслевую статистику. Экосертификация (сертифи­кация по устойчивому развитию), которая во многом решает проблему неготовности потребителей платить за более дорогие продукты, отвечающие современным требованиям.
  • Распространение лучших международных практик и развитие консалтинга, распространение знаний, на­копленных в отечественной туристической отрасли. Начало этому процессу положило создание Междуна­родного центра ответственного туризма (Российская Федерация и СНГ) [МЦОТ РФ и СНГ, 2018], участву­ющего в развитии более сорока туристских проектов в России.

Об авторе

С. В. Илькевич
ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»
Россия

Кандидат экономических наук, доцент Департамента менеджмента ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации». Область научных интересов: устойчивый туризм, экономика туризма, менеджмент в туризме, сервисный менеджмент, международный туризм, туристские кластеры, компаративистика в туризме.



Список литературы

1. Агамирова Е. В., Агамирова Е. В. (2015) Создание искусственной мотивации для формирования клиентских потоков в туристские регионы // Вестник Ассоциации вузов туризма и сервиса. Т. 9, № 1. С. 60–68.

2. Анзорова С. П., Федочукова С. Г. (2016) Разработка эффективного механизма государственно-частного партнерства в туристской отрасли // Индустрия туризма: возможности, приоритеты, проблемы и перспективы. Т. 8. № 2. С. 150–156.

3. Жура С. Е., Смирнова И. Г. (2018) Принятие управленческих решений по государственной поддержке в туристской сфере: региональный аспект. Архангельск. 96 с.

4. Илькевич С. В., Сахарчук Е. С. (2014) Экономические аспекты устойчивого развития туризма в регионах Российской Федерации // Вестник Ассоциации вузов туризма и сервиса. № 2. С. 4–17.

5. Митин И. И. (2012) Гуманитарная география: Проблемы терминологии и (само) идентификации в российском и международном контекстах // Культурная и гуманитарная география. Т. 1, № 1. С. 1–10.

6. МЦОТ РФ и СНГ ( [б.г.]). URL: https://icrt-russia.ru.

7. Немкович Е. Г. (2010) Мультипликатор туризма // Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции «Роль туризма в модернизации экономики российских регионов». 8–10 июня 2010 г., Петрозаводск – Кондопога. Петрозаводск: КарНЦ РАН. C. 97–100.

8. Постановление Правительства РФ от 02.08.2011 № 644 «О Федеральной целевой программе «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011–2018 годы)»

9. Рассохина Т. В., Сеселкин А. С. (2013) Проблемы оценки системы развития туризма в туристской дестинации // Вестник университета / ГУУ. № 1. С. 85–94.

10. Созиева З. И. (2009) Формирование стратегии кластерного развития туристско-рекреационного комплекса региона (на примере Республики Северная Осетия – Алания): Дис. канд. экон. наук. М.

11. Фьерару В. А. (2016) Трансформация городского пространства: креативные кластеры как новый инструмент повышения туристической привлекательности Санкт-Петербурга // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. № 4. С. 184–186.

12. Экспертиза устойчивости туризма (по материалам Ассамблеи регионов Европы): руководство по проведению (2010) / Российская международная академия туризма. Химки: РМАТ. 22с.

13. Beaumont N., Dredge D. (2010) Local tourism governance: a comparison of three network approaches // Journal of Sustainable Tourism. Vol. 2010, № 1. P. 7–28.

14. Brandon-Jones A., Lewis M., Verma R. et al. (2016) Examining the characteristics and managerial challenges of professional services: An empirical study of management consultancy in the travel, tourism, and hospitality sector // Journal of Operations Management. Vol. 42–43. P. 9–24.

15. Brent Ritchie J. R., Crouch G. I. (2003) The Competitive Destination: A Sustainable Tourism Perspective. Wallington; Cambridge: CABI. 272 p.

16. Byrd E. T. (2007) Stakeholders in sustainable tourism development and their roles: applying stakeholder theory to sustainable tourism development // Tourism Review. Vol. 62. № 2. P. 6–13.

17. Cole S. (2006) Information and Empowerment: The Keys to Achieving Sustainable Tourism // Journal of Sustainable Tourism. Vol. 14, № 6. P. 629–644.

18. Combining rail and cycling (2018) // Sustrains. URL: http://www.sustrans.org.uk / what-you-can-do / use-your-car-less / combining-rail-and-cycling.

19. Dobson A. (2007) Citizenship and the Environment. UK: Oxford University Press. 240 p.

20. Gamma K., Mai R. (2018) The Double-Edged Sword of Ethical Nudges: Does Inducing Hypocrisy Help or Hinder the Adoption of Pro-environmental Behaviors? // Journal of Business Ethics. July. P. 1–23. https://doi.org / 10.1007 / s10551‑018‑3930‑2

21. Gossling S., Garrod B., Aall C. et al. (2011) Food management in tourism: Reducing tourism’s carbon ‘foodprint’ // Tourism Management. Vol. 32, № 3. P. 534–543.

22. Grissemann U. S., Stokburger-Sauer N. E. (2012) Customer co-creation of travel services: The role of company support and customer satisfaction with the co-creation performance // Tourism Management. Vol. 33, № 6. P. 1483–1492.

23. Halkier A., Therkelsen H. (2013) Exploring tourism destination path plasticity // Zeitschrift für Wirtschaftsgeographie. Vol. 57, № 1–2. P. 39–51.

24. HallC.M., WilliamsA. (2008) Tourism and Innovation, Routledge, London. 280P.

25. Hassan S. S. (2000) Determinants of Market Competitiveness in an Environmentally Sustainable Tourism Industry // Journal of Travel Research. Vol. 38. Issue 3. P. 239–245.

26. Hoyer K. G. (2000) Sustainable Tourism or Sustainable Mobility? The Norwegian Case // Journal of Sustainable Tourism. Vol. 8, № 2. P. 147–160.

27. Hunter C. (1997) Sustainable Tourism as an Adaptive Paradigm // Annals of Tourism Research. Vol. 24. № 4. P. 850–867.

28. Hunter C., Shaw J. (2007) The ecological footprint as a key indicator of sustainable tourism // Tourism Management. Vol. 28. Issue 1. February. P. 46–57.

29. Indicators of Sustainable Development for Tourism Destinations: A Guidebook (2004) / UNWTO. Madrid. 507 p.

30. Jang S., Feng R. (2007) Temporal destination revisit intention: the effects of novelty seeking and satisfaction // Tourism Management. Vol. 28. P. 580–590.

31. Jin L., He Y., Song H. (2012) Service customization: To upgrade or to downgrade? An investigation of how option framing affects tourists’ choice of package-tour services // Tourism Management. Vol. 33, № 2. P. 266–275.

32. Juvan E., Dolnicar S. (2014) The attitude-behaviour gap in sustainable tourism // Annals of Tourism Research. Vol. 48. P. 76–95.

33. Kelley H., Rensburg T. M., Jeserich N. (2016) Determinants of demand for recreational walking trails in Ireland // Tourism Management. Vol. 52. P. 173–186.

34. Lansing P., De Vries P. (2007) Sustainable Tourism: Ethical Alternative or Marketing Ploy? // Journal of Business Ethics. Vol. 72. P. 77.

35. Lee J.‑S., Hsu L.‑T., Han H. et al. (2010) Understanding how consumers view green hotels: how a hotel’s green image can influence behavioral intentions // Journal of Sustainable Tourism. Vol. 18, № 7. P. 901–914.

36. Lejrraga I., Walkenhorst P. (2010) On Linkages and Leakages: Measuring the Secondary Effects of Tourism // Applied Economic Letters. Vol. 17. P. 417–421.

37. Liu Z. (2003) Sustainable tourism development: a critique // Journal of Sustainable Tourism. Vol. 11, № 6. P. 459–475.

38. Lundie S., Dwyer L., Forsyth P. (2007) Environmental-Economic Measures of Tourism Yield // Journal of Sustainable Tourism. Vol. 15, № 5. P. 503–519.

39. Ma T., Hong T., Zhang H. (2015) Tourism spatial spillover and urban economic growth // Journal of Business Research. Vol. 68. № 1. P. 74–80.

40. May V. (1991) Tourism, Environment and Development: Values, Sustainability and Stewardship // Tourism Management. Vol. 12. P. 112–118.

41. Miller G. A. (2003) Consumerism in Sustainable Tourism: A Survey of UK Consumers // Journal of Sustainable Tourism. Vol. 11, № 1. P. 17–39.

42. Mitchell J., Ashley C. (2010) Tourism and Poverty Reduction: Pathways to Prosperity. London: Earthscan.

43. Mitlin D. (1992) Sustainable Development: A Guide to the Literature // Environment and Urbanization. Vol. 4. P. 111–124.

44. Okazaki E. (2008) A Community-Based Tourism Model: Its Conception and Use // Journal of Sustainable Tourism. Vol. 16, № 5. P. 511–529.

45. Park J.‑Y., Jang S. (2013) Confused by too many choices? Choice overload in tourism // Tourism Management. Vol. 35. P. 1–12.

46. Shakeela A., Weaver D. (2012) Resident reaction to a tourism incident: Mapping a Maldivian Emoscape // Annals of Tourism Research. Vol. 39, № 3. P. 1337–1358.

47. Sustainable Tourism for Development: Guidebook. Enhancing capacities for Sustainable Tourism for development in developing nations (2013) / UNWTO. Madrid. 228 p.

48. Teigeiro L. R., Diaz B. (2014) Estimation of multipliers for the activity of hotels and restaurants // Tourism Management. Vol. 40. P. 27–34.

49. Turner R. K., Pearce D., Bateman I. (1994) Environmental Economics: An Elementary Introduction. Hemel Hempstead: Harvester Wheatsheaf. 328 p.

50. Weaver D. (2012) Organic, incremental and induced paths to sustainable mass tourism convergence // Tourism Management. Vol. 33, P. 1030–1037.

51. Weaver D. B. (2014) Asymmetrical Dialectics of Sustainable Tourism: Toward Enlightened Mass Tourism // Journal of Travel Research. Vol. 53. № 2. P. 131–140.


Для цитирования:


Илькевич С.В. МЕНЕДЖЕРИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМАТИКИ И ЭФФЕКТЫ УСТОЙЧИВОГО ТУРИЗМА В РАЗРЕЗЕ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2018;(3):132-139. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-3-132-139

For citation:


Ilkevich S.V. MANAGERIAL PERSPECTIVES AND EFFECTS OF SUSTAINABLE TOURISM FROM STRATEGIC MANAGEMENT PERSPECTIVES. Strategic decisions and risk management. 2018;(3):132-139. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-3-132-139

Просмотров: 674


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)