Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2010-4-70-77

Полный текст:

Аннотация

Cовершенствование форм публичного регулирования, использование потенциала института саморегулирования, в том числе саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (СРО), в настоящее время приобретают решающее значение. Несмотря на требования, предъявляемые к арбитражным управляющим (АУ), профессионализм и качество их работы остаются невысокими, растет количество административных правонарушений. СРО слабо справляются с контролем профессиональной деятельности АУ и соблюдением ими норм законодательства. Решение этой проблемы - устранение существующих неэффективных норм, поиск путей повышения эффективности профессиональной деятельности АУ и СРО.

Для цитирования:


Алферов В.Н. ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2010;(4):70-77. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2010-4-70-77

For citation:


Alferov V.N. INCREASING EFFICIENCY OF SELF-REGULATING ORGANIZATIONS OF INSOLVENCY OFFICERS. Strategic decisions and risk management. 2010;(4):70-77. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2010-4-70-77

На современном этапе развития российского общества нужны новые, нестандартные, инновационные решения и действенные механизмы преодоления кризисных явлений в национальной экономике и, что не менее важно, реализация стратегии долгосрочного социально-экономического развития страны. В настоящее время решающее значение приобретает совершенствование форм публичного регулирования экономической деятельности, среди которых наиболее перспективные направления связаны с использованием потенциала саморегулирования.

Необходимость государственного содействия становлению института саморегулирования на­шла отражение в программных документах и выступлениях президента РФ Д. А. Медведева, полностью поддерживающего «уже достаточно солидную по возрасту идею передачи государ­ственных функций общественным организациям, в том числе саморегулируемым» [17].

Саморегулирование предпринимательской и профессиональной деятельности в России имеет более чем десятилетнюю историю. За это время получили развитие как добровольные, так и деле­гированные формы, предполагающие обязатель­ное членство (саморегулируемые организации арбитражных управляющих, оценщиков, ауди­торов, строителей) или необязательное членство с эксклюзивными правами (саморегулируемые организации профессиональных участников рын­ка ценных бумаг, управляющих компаний) либо ослаблением государственного регулирования (саморегулируемые организации, объединяющие негосударственные пенсионные фонды, профес­сиональное объединение страховщиков).

Впервые термины «саморегулирование» и «саморегулируемая организация» (self-regulatory organization) появились в США и Великобрита­нии, где данные организации возникли в начале XX века [7, с. 5].

Появление саморегулирования за рубежом имело место вследствие эволюционного, есте­ственного процесса развития рыночных инсти­тутов в экономике; необходимости упорядочения и регламентации взаимоотношений бизнеса и государства; и происходило не под руководством государства, а имело классический вариант есте­ственного развития, то есть диктовалось необхо­димостью.

Зарубежный опыт показывает, что идея само­регулирования состоит в защите интересов работ­ников, объединенных одной профессиональной деятельностью, и носит форму добровольного са­морегулирования [7, с. 16-17]. Оно направлено на взаимодействие государственного регулирования и контроля за деятельностью предпринимателей с надзором организаций за деятельностью своих членов.

В России институт саморегулируемых органи­заций имеет выраженный акцент на построение делегированного саморегулирования, где исклю­чительно важным представляется изначально за­дать правовые рамки объединения предпринима­телей в саморегулируемые организации [12, с. 3].

Необходимо обозначить четкие пределы вме­шательства государства в процесс саморегулиро­вания, не допустить присвоения федеральными и региональными органами государственной вла­сти исключительного права на инициативу в соз­дании саморегулируемых организаций как деко­рации представительства интересов бизнеса при этих органах власти.

В настоящее время действует более 10 от­раслевых законов, в рамках которых созданы и функционируют саморегулируемые организации арбитражных управляющих, негосударственные пенсионные фонды, управляющие компании, профессиональные участники рынка ценных бу­маг, оценщики, профессиональные объединения страховщиков, аудиторов и т. п. Общий закон «О саморегулируемых организациях» был принят только 1 декабря 2007 года (Федеральный закон от 1 декабря 2007 года № 315-Ф3 «О саморегулируемых организациях», далее - Закон о саморегулируемых организациях).

Закон о саморегулируемых организациях по­нимает саморегулирование как самостоятельную и инициативную деятельность, содержанием ко­торой являются разработка и установление пра­вил и стандартов деятельности, а также контроль за соблюдением требований законодательства РФ и указанных правил и стандартов. Он включает в себя общие нормы регулирования процедур соз­дания и функционирования саморегулируемых организаций, важнейшими из которых являются нормы, определяющие содержание регулятивных полномочий саморегулируемых организаций, пределы вмешательства государства в их деятель­ность.

Но переход на саморегулирование не ведет автоматически к положительным изменениям в экономике и росту общественного благосостоя­ния. Очень многое зависит от эффективности системы саморегулирования и настройки стиму­лов, обеспечивающих общественную и профес­сиональную эффективность саморегулируемых организаций.

В ходе первых лет формирования рыночных отношений в Российской Федерации и к момен­ту принятия Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (бан­кротстве)» (далее - Закон 2002 года) объективно существовала необходимость реформирования как института несостоятельности (банкротства) в целом, так и отдельных его составляющих.

В частности, одной из ключевых фигур лю­бого дела о банкротстве является арбитражный управляющий, на которого возложено непосред­ственное проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве. С усложнением практики проведения указанных процедур выявилась по­требность в установлении таких норм, которые способствовали бы укреплению независимости, усилению ответственности арбитражного управ­ляющего за результаты своей деятельности, при­влечению компетентных, опытных специалистов, усилению контроля за их деятельностью.

В период действия Закона о банкротстве 1998 года1 статус арбитражного управляющего вызывал наибольшее количество претензий со сто­роны ученых-юристов, практических работников, депутатов Государственной Думы РФ. По словам профессора В. Ф. Яковлева: «Резко обострилась борьба вокруг кандидатов в арбитражные управ­ляющие. Это стало чуть ли не основной пробле­мой данной категории дел. Через управляющих происходит захват управления чужим капиталом, в том числе и своих конкурентов» [3, с. 179].

Очередным важным шагом к созданию спра­ведливого института банкротства и цивилизован­ного рынка арбитражного управления стал Закон 2002 года, которым предусмотрено обязательное членство арбитражных управляющих в саморегу- лируемой организации арбитражных управляю­щих (далее - СРО). Помимо организации работы арбитражных управляющих, СРО должны сле­дить за соблюдением своими членами законода­тельства РФ, правил профессиональной деятель­ности арбитражных управляющих, содействовать повышению уровня их профессиональной подго­товки, защищать их права и законные интересы своих членов, а также обеспечивать информаци­онную открытость деятельности своих членов и прочее.

Кроме того, в соответствии с требованиями п. 2 ст. 22 Закона 2002 года с изменениями2 СРО обязана:

  • контролировать профессиональную дея­тельность членов СРО в части соблюдения тре­бований Закона 2002 года с изменениями, других федеральных законов, иных нормативных право­вых актов РФ, федеральных стандартов, стандар­тов и правил профессиональной деятельности;
  • рассматривать жалобы на действия члена СРО, исполняющего обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве;
  • применять меры дисциплинарного воздей­ствия, предусмотренные законом и внутренними документами саморегулируемой организации, в отношении своих членов, в том числе исключе­ние из членов саморегулируемой организации;
  • заявлять в арбитражный суд ходатайства об отстранении от участия в деле о банкротстве ар­битражного управляющего - члена СРО в случае исключения арбитражного управляющего из чле­нов СРО в срок не позднее дня, следующего за днем такого исключения;
  • осуществлять анализ деятельности своих членов на основании информации, представляе­мой ими в СРО в форме отчетов в порядке, уста­новленном уставом некоммерческой организации или иным документом, утвержденным решением общего собрания членов СРО, и т. д.

Смысл осуществления контроля СРО заклю­чается в достижении его целей, а именно, в устра­нении выявленных нарушений и наступлении для арбитражного управляющего негативных послед­ствий нарушения законодательства о банкротстве или правил профессиональной деятельности ар­битражных управляющих, установленных СРО.

По данным Федеральной службы государ­ственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр), по состоянию на 1 октября 2010 года на территории России осуществляют свою дея­тельность 7064 арбитражных управляющих, представляющих 43 российские саморегулируемые организации, внесенные в Единый государ­ственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (в одной организа­ции членов всего 96, что не соответствует требо­ваниям Закона 2002 года) [19]. Для сравнения: на 1 июля 2004 года в Единый государственный ре­естр саморегулируемых организаций арбитраж­ных управляющих было включено 38 некоммер­ческих организаций, которые объединяли 5166 арбитражных управляющих.

По нашему мнению, увеличение численно­сти арбитражных управляющих - членов СРО не обеспечивается надлежащим и эффективным контролем за их деятельностью со стороны СРО. Несмотря на требования, предъявляемые к ар­битражным управляющим, профессионализм и качество их работы в настоящее время остаются еще невысокими.

С каждым годом растет общее число обра­щений и жалоб на действия арбитражных управ­ляющих, поступающих на рассмотрение в орган по контролю (надзору) (Росреестр, до 31 декабря 2008 года регулирующий орган), увеличивается количество выявленных фактов неправомерных действий арбитражных управляющих при бан­кротстве. За 2007 год число обращений выросло в 2 раза, а количество возбужденных администра­тивных производств в отношении арбитражных управляющих - более чем в 3 раза. За 2008 год чис­ло жалоб увеличилось на 15 процентов [4, с. 34].

В течение 2009 года уполномоченными долж­ностными лицами Управления Росреестра по Республике Коми в отношении арбитражных управляющих составлено 49 протоколов об адми­нистративном правонарушении, предусмотрен­ном частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонаруше­ниях (далее - КоАП РФ), и 5 протоколов об ад­министративных правонарушениях (далее - про­токол) по ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ (неповиновение законному распоряжению или требованию долж­ностного лица, органа, осуществляющего госу­дарственный надзор (контроль), а равно воспре­пятствование осуществлению этим должностным лицом служебных обязанностей). Для сравнения: в 2008 году Управлением Росреестра по Респу­блике Коми составлено 38 протоколов об админи­стративном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ [20].

Аналогичная ситуация складывается в не­давно созданном Управлении Росреестра по Ал­тайскому краю. Если за 2008 год арбитражными судами были привлечены к административным штрафам 37 арбитражных управляющих, дис­квалифицирован на 6 месяцев один арбитражный управляющий, то в 2009 году привлечены к ад­министративным штрафам уже 45 арбитражных управляющих [16].

По мнению руководителя Управления Феде­ральной регистрационной службы по Алтайскому краю Ю. В. Калашникова, «количество жалоб, за­явлений на действия арбитражных управляющих, поступающих в Управление, меньше не стано­вится. Это отвечает общей тенденции по России. Наоборот, с каждым годом наблюдается рост таких обращений. Говорить об отказе от контроля со сто­роны государства пока рано. Саморегулируемые организации вправе привлечь управляющего толь­ко к дисциплинарной ответственности, а в самом худшем случае - исключить его из числа своих чле­нов. Административная и уголовная ответствен­ность носит более серьезный характер и является прерогативой государственных органов. И пока на­рушения в сфере банкротства будут иметь место, такая ответственность необходима» [5].

Практика осуществления государственного контроля и надзора Управлением Росреестра по Республике Татарстан (УФРС по РТ) показывает рост жалоб на действия (бездействие) арбитраж­ных управляющих. Так, за 2008 год в УФРС по РТ поступило 305 обращений (заявлений, жалоб) граждан, юридических лиц, государственных ор­ганов по вопросу неисполнения арбитражными управляющими действующего законодательства о несостоятельности (банкротстве), что на 40% больше, чем за 2007 год [21]. Протоколы об адми­нистративном правонарушении в этот период со­ставлялись сотрудниками УФРС по РТ в отноше­нии арбитражных управляющих - членов всех 17 СРО, представленных на территории республики (в республике действует 28 филиалов и предста­вительств СРО и 1 некоммерческое партнерство «Саморегулируемая организация «Гильдия арби­тражных управляющих»).

Проведенные проверки указанных СРО по­казывают, что далеко не все СРО справляются с важнейшей функцией - контролем профессио­нальной деятельности своих членов и соблюдени­ем ими норм права действующего законодатель­ства. В ходе проверок отмечается недостаточный контроль СРО деятельности своих членов - как в форме сбора и анализа отчетов арбитражных управляющих по завершенным и проводимым процедурам банкротства, так и в форме выбороч­ных проверок деятельности арбитражных управ­ляющих на основании жалоб и обращений на их действия. Кроме того, меры дисциплинарной от­ветственности, применяемые СРО арбитражных управляющих к своим членам, остаются неэф­фективными.

По закону контролировать деятельность сво­их членов обязаны СРО. По мнению начальни­ка Управления по контролю и надзору в сфере саморегулирования Росреестра М. Х. Поповой: «Госрегулирование деятельности арбитражных управляющих не теряет актуальности. Количе­ство жалоб на неправильные действия (бездей­ствие) арбитражных управляющих при проце­дуре банкротства не сокращается, а из года в год увеличивается. Причины этого не только в эконо­мической ситуации, но и в недоработках СРО, ко­торым предоставлены частично публичные функ­ции: определение профессиональных стандартов и контроль над арбитражными управляющими» [9].

Как видно из выше представленной админи­стративной практики, во взаимодействии арби­тражных управляющих со СРО, в том числе при осуществлении ею контроля за деятельностью арбитражных управляющих, существуют пробле­мы, влияющие на эффективность их деятельно­сти и как результат на эффективность проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве.

По нашему мнению, в настоящее время стоит задача организации на регулярной основе оценки степени полноты, последовательности, оператив­ности и результативности реализации решений по делегированию отдельных полномочий СРО. Кроме того, необходим поиск путей повышения эффективности деятельности СРО и профессио­нальной деятельности арбитражных управляю­щих.

Одним из явных недостатков установленного порядка деятельности СРО выделяют принцип обязательного участия арбитражных управляю­щих в саморегулируемых организациях арби­тражных управляющих.

Нельзя не согласиться с профессором В.   В. Витрянским, который характеризует само- регулируемые организации как «превращающие арбитражного управляющего в один из элементов огромного и непонятного механизма, способного погубить эту новую профессию» [8, с. 21]. Пре­зидент Союза производителей нефтегазового оборудования А. В. Романихин считает: «СРО ар­битражных управляющих превратятся в систему ангажированных организаций, деятельность ко­торых будет направлена на создание определен­ного бизнеса на рынке банкротства» [10, с. 33].

Управляющий партнер Адвокатского бюро «Бартолиус» Ю. В. Тай, настаивая на изменении формы саморегулирования в России, указывает: «Участие в той или иной некоммерческой орга­низации должно носить исключительно добровольный характер, поскольку любая зависимость представителей профессии от СРО приобретает со временем тоталитарный характер, что не мо­жет отрицательно не сказаться на деятельности СРО и ее рядовых членов» [11, с. 34].

Создание саморегулируемых организаций на безальтернативной основе и обязательное член­ство арбитражных управляющих в них для назна­чения на предприятия - это исключительно рос­сийское нововведение. Мировой опыт показывает, что институт саморегулирования, основанный на принципах добровольности, является самоподдер- живающимся, самовоспроизводящимся [13, с. 8]. Саморегулируемым организациям и их участни­кам невыгодно нарушать установленные правила поведения, так как через систему определенных экономических условий и стимулов участники де­лового оборота вынуждены придерживаться дей­ствующих в отрасли требованияй [13, с. 8].

В целях повышения эффективности профес­сиональной деятельности арбитражных управляю­щих некоторые исследователи-правоведы счита­ют, что наряду с арбитражными управляющими, являющимися членами СРО, должны действовать арбитражные управляющие, не являющиеся чле­нами СРО, зарегистрированные в арбитражных су­дах. Наличие двух групп арбитражных управляю­щих называют «бинарной системой арбитражных управляющих», характеризуя при этом арбитраж­ных управляющих - не членов СРО как «независи­мых арбитражных управляющих» [14, с. 171].

С данным предложением можно согласиться. Однако регистрация арбитражных управляющих должна осуществляться по примеру Англии - при государственном органе по несостоятельности [6, с. 162]. В России с 2004 года такого органа нет. На Министерство экономического развития РФ возложены функции регулирующего органа с 31 декабря 2008 года. 3

Одним из существенных вопросов практи­ческой реализации законодательства о несостоя­тельности (банкротстве) является недостаточный профессионализм и качество работы арбитраж­ных управляющих.

В отличие от российского законодательства, законодательством о банкротстве большинства зарубежных стран (США, ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Англии и т. д.) создание организаций лиц, персонифицирующих функции арбитраж­ного управления, и обязательное участие в них не предусмотрено. Специалисты, работающие в сфере несостоятельности (юристы, бухгалтеры, аудиторы, адвокаты), как правило, являются чле­нами профессиональных саморегулируемых ор­ганизаций по специальности. Такие организации защищают интересы конкретных профессиональ­ных групп в политической и общественной жиз­ни, наказывают своих членов за ненадлежащее исполнение функций, а также оказывают им раз­нообразную помощь в их деятельности. По наше­му мнению, при государственном регулировании деятельности СРО необходимо учитывать боль­шой опыт добровольного саморегулирования профессиональных организаций бухгалтеров, юристов в России.

Неудовлетворительная работа арбитражных управляющих обусловлена продолжающей­ся практикой назначения одного арбитражного управляющего на несколько предприятий, ко­торые территориально рассредоточены по всей стране. Так, в 2008 году в Республике Башкорто­стан в одной действующей саморегулируемой ор­ганизации 13 арбитражных управляющих назна­чены на 10 и более предприятий, расположенных в разных районах и городах республики, а отдель­ные лица ведут 22-28 предприятий [4, с. 33].

Как следствие, для соблюдения необходимых формальностей в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражные управляющие в нарушение Закона 2002 года передают свои полномочия помощникам, не имеющим соответ­ствующей подготовки, а сами выполняют лишь представительские функции.

В законодательстве о несостоятельности (бан­кротстве) каких-либо ограничений по количе­ству назначений арбитражного управляющего на предприятия не предусмотрено, это является, на наш взгляд, нецелесообразным. Однако решение вопроса о количестве назначений арбитражных управляющих в различных регионах страны ле­жит в сфере деятельности СРО и Национально­го объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, созданного больше года назад. Порядок, условия назначения арби­тражного управляющего прописаны в правилах профессиональной деятельности СРО и в фе­деральных стандартах. СРО в качестве условий членства в ней, наряду с установленными в Зако­не 2002 года требованиями (п. 2, 3 ст. 20 Закона 2002 года), вправе устанавливать иные требования к компетентности, добросовестности и независи­мости арбитражного управляющего. Право быть назначенным на несколько предприятий должно быть предоставлено наиболее подготовленным арбитражным управляющим и не имеющим ад­министративных и дисциплинарных наказаний в течение нескольких лет.

В практической деятельности СРО заслу­живает особого внимания вопрос о соблюдении принципов независимости СРО и ее участников друг от друга; от должников и кредиторов; от го­сударства. В соответствии с требованиями Закона 2002 года арбитражный управляющий обязан дей­ствовать разумно и добросовестно в отношении должника, кредиторов и общества. Касаясь прин­ципа независимости членов СРО и ее участников, из анализа тех положений, которые регулируют порядок взаимодействия арбитражных управля­ющих и СРО, порядок назначения арбитражных управляющих, можно сделать вывод о несоблю­дении данного принципа на практике.

Как уже отмечалось, за рубежом большую роль в процессах, связанных с банкротством, играют специалисты по несостоятельности. Их главной функцией является обеспечение квалифицирован­ной помощи в управлении реорганизуемым либо ликвидируемым предприятием-должником. В свя­зи с этим государственные органы по банкротству в зарубежных странах организуют либо координи­руют создание для специалистов по несостоятель­ности систем обучения, аттестации, лицензирова­ния, контроля за соблюдением профессиональной этики. При этом профессионально-этические кодексы профессиональных институтов само­регулирования содержат положения о сохране­нии управляющим независимости, недопущении ущемления интересов должника, а также о запрете действий в целях личного обогащения управляю­щего сверх установленного законом уровня при урегулировании дел должника.

В своей деятельности антикризисные управля­ющие за рубежом придерживаются определенных принципов: их никогда не заставляют принимать назначение против их воли; специалисты по несо­стоятельности имеют право привлекать дополни­тельные ресурсы за счет предприятия-должника (например, для консультирования по правовым вопросам и пр.); они несут ответственность за выполнение своей работы [1]. Особо следует от­метить, что поскольку основной специализацией для антикризисного управляющего во многих за­падных странах являются вопросы несостоятель­ности, а не производственные проблемы, то в слу­чае необходимости он должен иметь возможность оплатить услуги консультанта по любой отрасли экономики.

Анализ новелл законодательства о банкрот­стве и законопроектов позволяет говорить о тен­денциях в развитии законодательства, которые направлены на продолжение снижения государ­ственного влияния в сфере несостоятельности (банкротства) и передаче еще большей части функций государственного управления на уро­вень саморегулирования [2]. Однако, по нашему мнению, эффективность саморегулирования дея­тельности арбитражных управляющих остается не на должном уровне, существует потребность в совершенствовании деятельности СРО. Реше­нием этой проблемы является устранение суще­ствующих неэффективных норм, регулирующих деятельность СРО, в частности путем внесения соответствующих изменений в законодательство.

Необходимо наделить СРО более широкими полномочиями по назначению и контролю за дея­тельностью арбитражных управляющих; усилить имущественную и неимущественную ответствен­ность СРО за профессиональное исполнение обя­занностей своими членами; продолжить развитие профессионального сообщества арбитражных управляющих в части приведения принципов са­морегулирования арбитражных управляющих к принципам добровольного саморегулирования; расширить законодательно полномочия Нацио­нального объединения саморегулируемых орга­низаций арбитражных управляющих.

Требуют расширения методы воздействия органа по контролю (надзору) к СРО, не выпол­няющим требований законодательства. По инфор­мации органа по контролю (надзору), с 2005 года Росреестр (ранее Росрегистрация) несколько раз проверил все СРО арбитражных управляющих. При этом постоянно выносятся предписания в адрес руководства СРО за систематически допу­скаемые нарушения закона, необеспечение контро­ля за арбитражными управляющими. По мнению начальника Управления по контролю и надзору в сфере саморегулирования Росреестра М. Х. По­повой: «Предупреждения малоэффективны, а следующий шаг - передача сведений о СРО арби­тражных управляющих в суд для исключения ее из реестра. Поэтому нужны другие методы воздей­ствия. Например, возможность привлечения СРО арбитражных управляющих к административной ответственности» [9]. Данная норма существует в Законе 2002 года с изменениями, однако необхо­димо поддержать предложение Росреестра в части усиления административной ответственности СРО в виде увеличения размеров штрафов и введения дисквалификации должностных лиц СРО.

Необходимо расширить полномочия Нацио­нального объединения, которое должно стать ло­комотивом решения следующих вопросов:

  • совершенствования системы саморегулиро­вания профессиональной деятельности арбитраж­ных управляющих, направленной на повышение эффективности их деятельности и деятельности СРО;
  • обеспечения постоянного повышения уров­ня профессиональной подготовки арбитражными управляющими, их систематической аттестации на базе аккредитованных высших учебных заве­дений и организаций;
  • формирования консолидированной пози­ции арбитражных управляющих и саморегули- руемых организаций, направленной на создание эффективных механизмов по профессиональной реализации требований законодательства о несо­стоятельности (банкротстве).

Одним из распространенных средств повы­шения эффективности деятельности бизнеса и профессиональных институтов является система­тическое формирование публичных оценок (рей­тингов) их деятельности. Для оценки эффектив­ности деятельности арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих необходимо построение своей оце­ночной системы.

Рейтинг арбитражных управляющих в России начал формироваться при переходе к саморегу­лированию арбитражных управляющих. Первые такие рейтинги были составлены Независимым рейтинговым агентством в 2002-2003 годах. На­пример, рейтинг арбитражных управляющих и СРО за 2003 год был опубликован в журна­ле «Коммерсантъ Деньги» № 20 (425) от 26 мая 2003 года.

В первое время рейтинговые оценки были вос­требованы. С точки зрения повышения эффектив­ности профессиональной деятельности арбитраж­ных управляющих представляет интерес рейтинг арбитражных управляющих и управляющих ком­паний арбитражных управляющих, составленный рейтинговым агентством ЗАО «Поволжский анти­кризисный институт» (ПАУ) в рамках подготовки к Всероссийской научно-практической конфе­ренции «Саморегулируемые организации арби­тражных управляющих в системе антикризисного управления (на опыте Республики Татарстан)» в 2003 году [18]. В итоговом рейтинге за 2003 год приняло участие 117 арбитражных управляю - щих - членов Некоммерческого партнерства СРО «Гильдия арбитражных управляющих Республи­ки Татарстан» (НП СРО «ГАУ РТ»).

Анализ составляемых рейтингов показал, что стабильное и устойчивое изменение позиций в лучшую сторону наблюдалось у арбитражных управляющих, обеспечивающих максимальную информационную открытость своей деятельности через активное взаимодействие со СРО. И свиде­тельством тому является не только увеличение ко­личества арбитражных управляющих, входящих в СРО, но и степень доверия к СРО. С момента своей регистрации НП СРО «ГАУ РТ» получила в течение 2003 г. более 550 запросов на предостав­ление кандидатур арбитражных управляющих - членов саморегулируемой организации для на­значения в организации, в отношении которых инициированы или осуществляются процедуры финансового оздоровления. Однако в последую­щем формирование рейтингов как арбитражных управляющих, так и СРО было прекращено. Сле­дует отметить, что в середине 2003 г. ПАУ был разработан и передан в ФСФО России проект ме­тодики рейтинговой оценки деятельности само- регулируемых организаций арбитражных управ­ляющих. Формирование рейтинга было связано с позицией ФСФО России, которая активно осу­ществляла контроль за деятельностью арбитраж­ных управляющих и СРО, требовала усиления контроля за арбитражными управляющими со стороны СРО. В середине 2004 г. ФСФО России была упразднена, ее функции в части контроля (надзора) были переданы Росрегистрации (затем Росреестру), а по нормативно-правовому регу­лированию в сфере финансового оздоровления и несостоятельности (банкротства) - Минэконом- развитию РФ. К сожалению, часть накопленного положительного опыта была утеряна.

В настоящее время происходит осознание не­обходимости оценки эффективности деятельности арбитражных управляющих и СРО и повышения уровня их профессиональной деятельности. На­пример, Управлением Росреестра по Алтайскому краю в 2010 году организован конкурс на звание «Лучший арбитражный управляющий Алтайского края» (оценка деятельности арбитражных управ­ляющих осуществляется по 18 показателям, харак­теризующим их профессиональную деятельность) [15].

Конечно, нельзя назвать существовавшие публичные оценки деятельности арбитражных управляющих и СРО идеальными. Недостатком проводимых оценок СРО являлось то, что во вни­мание принимались только результаты деятельно­сти арбитражных управляющих без учета испол­нения функций СРО.

Вместе с тем, возможно использование раз­работанных ранее критериев публичной оценки арбитражных управляющих, СРО и построение на их базе современной системы оценки эффек­тивности их деятельности с учетом произошед­ших изменений в законодательстве, в том числе в связи с более широкими полномочиями и обязан­ностями СРО.

Список литературы

1. Абатуров В. Оздоровление через банкротство (обзор зарубежной прессы). Онлайн-версия журнала «Экономическое обозрение». – http://www.review.uz/page/article/124.htm (23.10.2010).

2. Алферов В. Н. «Новеллы и пробелы изменений в законодательство о несостоятельности (банкротстве). Главы I–II». Проблемы развития экономики России в условиях кризиса: Материалы ежегодной научно-практической конференции преподавателей, студентов и аспирантов. – М.: ИЭАУ, 2008. С.11–23.

3. Белых В. С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: Монография. – М.: Проспект, 2009.

4. Игтисамова Л. З., Смирнова Г.Р. Несостоятельность (банкротство): проблемы саморегулирования деятельности арбитражных управляющих//Имущественные отношения в Российской Федерации». №7 (94). 2009. С. 30–38.

5. Интервью с руководителем Управления Федеральной регистрационной службы по Алтайскому краю Калашниковым Ю.В. В делах о банкротстве контроль необходим. 09.10.2010. – http://www.altreg.ru/sro_control/articles/1006/(21.10.2010)

6. Колиниченко Е.А. Защита интересов неплатежеспособного должника при банкротстве. Сравнительно-правовой анализ. – М.: Статут, 2001.

7. Кузнецов О.В., Стрельников С.С., Зульфугарзаде Т. Э., Федотов В. Е. Саморегулируемые организации: Научно-практическое пособие/Под общ. ред. О.В. Кузнецова. – М.: Финакадемия, 2009.

8. Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)»/С.Е. Андреев, В. В. Витрянский, С. А. Денисов и др.; под ред. В. В. Витрянского. – М.: Статут, 2003.

9. Новости портала Росреестра от 17 декабря 2009 года. Росреестр хочет привлекать арбитражных управляющих к административной ответственности – http://portal.rosreestr.ru/wps/portal/cc_news_our_top?news_id=149 (22.10.2010).

10. Романихин А.В. Саморегулирование по-российски//Законодательство и экономика. № 3. 2004. С. 29–36.

11. Тай Ю.В. Особенности правового статуса арбитражного управляющего//Арбитражный и гражданский процесс. № 5. 2002. С. 32–40.

12. Трефилова Т.Н., Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону «О саморегулируемых организациях» (постатейный). – М.: Деловой двор, 2010.

13. Смирнов Е. Е. Принят закон о саморегулируемых организациях. «МСФО и МСА в кредитной организации», 2007, №4. С. 6–11.

14. Федоренко Н. В., Пархоменко П. Н. Правовой статус и роль некоторых субъектов процедуры банкротства в свете Федерального закона 2002 года «О несостоятельности (банкротстве)»//Вестник ВАС РФ. №5. 2005. С. 168–179.

15. Портал управления Росреестра по Алтайскому краю. Конкурс «Лучший арбитражный управляющий» – http://www.altreg.ru/sro_control/best_arbitration/(23.10.2010).

16. Портал Управления Росреестра по Алтайскому краю. Сведения о привлечении к административной ответственности арбитражных управляющих, осуществляющих деятельность на территории Алтайского края (по состоянию на 29.12.2009 и на 01.06.2009 – http://www.altreg.ru/sro_control/attraction/(21.10.2010).

17. Сайт Административная реформа в РФ. Д. Медведев считает необходимым завершить передачу избыточных госфункций саморегулируемым организациям. 11.11.2008 – http://ar.economy.gov.ru/ru/regions/federal/news/index.php?from=1164439&from21=27&id4=566(20.10.2010).

18. Сайт Поволжского антикризисного института. Крупнейшие проекты, выполненные специалистами ПАУ – http://www.pai.ru/proj/(23.10.2010).

19. Сайт Росреестр. Сведения из Единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих – http://www.rosreestr.ru/control/arbitration/data/(18.10.2010).

20. Сайт Управления Росреестра по Республике Коми. Административная практика по привлечению арбитражных управляющих к ответственности за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) в 2009 году. 07.07.2010 – http://to11.rosreestr.ru/-news/1107960/(22.10.2010).

21. Сайт Управления Росреестра в Республике Татарстан. Практика осуществления государственного контроля и надзора, эффективность взаимодействия в сфере несостоятельности в Республике Татарстан – http://rosreestr.tatar.ru/19.htm(22.10.2010).


Об авторе

В. Н. Алферов
ФГБОУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве РФ»
Россия

Кандидат экон. наук, доцент кафедры «Стратегический и антикризисный менеджмент» ФГБОУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве РФ», член подкомитета по антикризисному управлению Комитета по безопасности предпринимательской деятельности Торгово-промышленной палаты РФ. Являлся членом коллегии Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству, членом Высшей экспертной комиссии по арбитражному управлению при ФСФО России, участвовал в приватизации и антикризисном управлении предприятиями нефтегазового комплекса Западной Сибири и Центрального федерального округа, в формировании и развитии института арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Автор публикаций, учебных пособий по антикризисному управлению и применению законодательства о несостоятельности (банкротстве).



Для цитирования:


Алферов В.Н. ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2010;(4):70-77. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2010-4-70-77

For citation:


Alferov V.N. INCREASING EFFICIENCY OF SELF-REGULATING ORGANIZATIONS OF INSOLVENCY OFFICERS. Strategic decisions and risk management. 2010;(4):70-77. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2010-4-70-77

Просмотров: 726


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)