Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

РОЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ФАКТОРА В ФОРМИРОВАНИИ РИСКОВ ДЕСТРУКТИВНОГО РАЗВИТИЯ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ПРЕДПРИЯТИЯ

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2011-3-80-85

Полный текст:

Аннотация

Рассматривается сущность человеческого фактора как экономического понятия, оценивается влияние человеческого фактора на жизненный цикл предприятия и определяются его фазы. Кроме того, исследуются риски деструктивного изменения хозяйственной деятельности объекта управления, обусловленные переходом из одной фазы жизненного цикла в другую фазу.

Для цитирования:


Ушанов П.В. РОЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ФАКТОРА В ФОРМИРОВАНИИ РИСКОВ ДЕСТРУКТИВНОГО РАЗВИТИЯ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ПРЕДПРИЯТИЯ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2011;(3):80-85. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2011-3-80-85

For citation:


Ushanov P.V. THE ROLE OF A HUMAN FACTOR IN FORMATION RISKS OF DESTRUCTIVE CHANGES IN A BUSINESS CYCLE OF A COMPANY. Strategic decisions and risk management. 2011;(3):80-85. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2011-3-80-85

В рамках риск-менеджмента следует со­ставлять прогноз возникновения системно значимых событий, оценивать и регулировать их влияние на объект управления. К таким со­бытиям следует отнести изменения фазы жиз­ненного цикла объекта управления, субъекта управления, а также той социально-экономи­ческой системы, элементами которой являются субъект и объект управления. Ключевая роль в изменении фазы жизненного цикла любой социально-экономической системы, в том чис­ле предприятий, принадлежит человеческому фактору.

Фактор рассматривается как причина, дви­жущая сила какого-либо процесса, явления, определяющая его характер или отдельные его черты [5, с. 1052; 8, с. 300]. В антикризисном управлении такой движущей силой, которая создает риск возникновения кризиса и способ­ствует выходу из него, является деятельность человека, обусловленная его специфическими качествами. Соответственно, под человеческим фактором в антикризисном управлении пони­мается способность людей (или человека) зани­маться деятельностью, в результате которой объ­ект управления оказывается в состоянии кризиса или выходит из него.

Совершая эти действия осознанно или не­осознанно, люди выступают субъектами управ­ления и в том случае, если в общественном производстве активно используются автомати­зированные системы управления, так как по­следние остаются продуктами деятельности человека и в них заложены соответствующие стереотипы восприятия и отражения внешнего мира, характерные для их создателей.

В понятие человеческого фактора мы вклю­чаем и способность людей (или человека) реа­гировать на внешнее воздействие. Как правило, оказавшись в роли объекта управления, люди сами начинают выступать в качестве субъек­тов управления: они пытаются адаптировать внешнее воздействие с учетом своих интересов (сделать его приемлемым и сохранить свой обы­денный образ жизни) или, напротив, начинают адаптироваться к нему сами.

Аналогичным образом себя ведут любые социальные, экономические, экологические си­стемы и т. д. Будучи продуктом деятельности человека, они отражают производственные (со­циальные) отношения, в том числе конфликты интересов между разными социальными группа­ми и/или конкретными людьми. В силу указан­ных причин в подавляющем числе случаев чело­веческий фактор определяет поведение субъекта и объекта управления.

Производственные (социальные) отноше­ния и конфликты интересов между людьми на­ходят свое разрешение в ходе кризиса, при этом возникают новый конфликт интересов и новые отношения. Таким образом проявляется каче­ство саморефлексии. Одновременно человече­ский фактор как специфическое свойство лю­дей является основой для развития отношений между субъектом и объектом управления в це­лях адаптации объекта управления к вызову времени (внешним и внутренним переменам) - антикризисному управлению [6, с. 66-79].

Возникает вопрос: может ли изучение чело­веческого фактора способствовать управлению рисками деструктивных фазовых переходов в рамках жизненного цикла объекта антикризис­ного управления? Данный вопрос требует изуче­ния фаз жизненного цикла.

Волновая теория Эллиотта и кризисы общественного производства

Классическим является представление о ци­кле экономического развития, который состоит из четырех фаз, и о неизбежных кризисах обще­ственного производства. Как правило, наличие фазы кризиса обосновывается фундаменталь­ными экономическими причинами, например несоответствием (разрывом) между производ­ством и потреблением товаров. Однако данная теория о неизбежном затоваривании рынков в связи с диалектическим противоречием меж­ду общественным характером труда и частной формой его присвоения, известная по работам К. Маркса, не является очевидной в условиях активной деятельности транснациональных корпораций, трансграничных производств, го­сударственно-монополистического регулиро- вания, современных информационных техно­логий, маркетинговых стратегий и глобальных рынков.

Однако в последние десятилетия популяр­ными становятся альтернативные подходы, когда делается попытка осмыслить новые явле­ния в экономике и роль человеческого фактора в их возникновении. В первую очередь речь идет о волновой теории Эллиотта. В настоящее время она является точкой отсчета для технического анализа, который позволяет трейдерам выстраи­вать свой риск-менеджмент, эффективно управ­лять своими капиталами в условиях неопреде­ленности валютных и фондовых рынков. Суть этой теории сводится к тому, что каждая волна (в нашем понимании - цикл) состоит из восьми подволн (фаз).

По мнению специалистов в области техниче­ского анализа, первые пять фаз, которые тради­ционно нумеруются цифрами от I до 5, опреде­ляют вероятность восходящего тренда (подъема) рынка. Следующие три фазы обозначаются ла­тинскими буквами А, В, С и образуют нисходя­щий тренд рынка или, иными словами, указы­вают на возможные риски снижения котировок ценных бумаг. Таким образом, согласно теории Эллиотта, экономический цикл состоит из двух противоположных трендов. На первый взгляд в этом можно усмотреть аналогию с классиче­ской теорией циклов, ключевыми состояниями которой являются подъем и кризис.

Однако фазы восходящего и нисходяще­го трендов в теории Эллиотта неоднородны по своей направленности. В частности, I, 3 и 5-я фазы восходящего тренда определяют ве­роятность роста. В то же время 2-я и 4-я фазы того же тренда, напротив, совершают коррек­цию, то есть определяют границы рисков воз­можного технического спада. В свою очередь, фазы AhC нисходящего тренда обеспечивают падение рынков, а фаза В нисходящего тренда может корректировать это падение за счет тех­нического роста. В данном случае важно то, что в рамках волновой теории Эллиотта нисхо­дящие тренды и коррекции не рассматриваются в качестве кризиса развития, то есть не содер­жат негативной оценки.

Следует отметить и другие важные особен­ности теории циклов Эллиотта, которые имеют отношение к человеческому фактору и управ­лению рисками развития. Первая особенность состоит в том, что любой полный цикл (волну) следует рассматривать в качестве фазы более глобального цикла. Одновременно любую фазу можно и нужно рассматривать в качестве само­стоятельной волны или законченного цикла.

Справедливость данного тезиса подтверж­дается, если сравнивать, например, графики цены или объема продаж любого биржевого актива в среднем за день, час и пять минут. В этом случае по одному и тому же биржевому активу на одну и ту же дату, но на различных по масштабу графиках могут просматриваться как однонаправленные, так и разнонаправлен­ные тренды. В конечном итоге инвесторы, за­нимающиеся долгосрочными инвестициями, и крупные фонды могут проанализировать гра­фик усредненных по дням цен какого-либо ак­тива, обнаружить восходящий тренд и присту­пить к покупкам этих бумаг.

Одновременно на основе технического анализа графика усредненных по пятнадцати­минутным интервалам цен, проведенного дей­трейдерами, может быть выявлен нисходящий тренд, который побудит их открыть короткую позицию, то есть продавать с надеждой через некоторое время купить тот же самый актив де­шевле до конца дня. Наконец, поймав восходя­щий тренд на тиковом графике, который фикси­рует все сделки по данному активу, скальперы могут начать покупки того же актива и принять­ся продавать его через доли секунды.

Вторая особенность состоит в том, что, по мнению Эллиотта и его последователей, дан­ная теория применима не только к биржевой торговле, но и к любым социальным процес­сам. Отметим, что данные особенности фазо­вого развития объекта управления, выявленные в рамках волновой теории Эллиотта, не проти­воречат концепции длинных волн Н. Д. Кондра­тьева, а также исследованиям С.Ю. Глазьева и других ученых. Напротив, они дают некото­рый импульс развитию дискуссии по антикри­зисному управлению как самостоятельной на­уке [6, с. 66-79].

Наконец, третья особенность волновой те­ории состоит в том, что «рынок движим вовсе не комбинацией факторов экономического, при­родного, политического или иного характера». Фазовые переходы «рождаются в глубине мас­совой человеческой психологии, подчиняю­щейся, в свою очередь, универсальным законам природы» [4, с. 75-83].

Развивая этот тезис, известный в бирже­вых кругах трейдер А. А. Дозоров делает ак­цент на «самосбывающемся пророчестве» [2, с. 166-167]. В данном случае речь идет о че­ловеческом факторе, стереотипах поведения биржевых спекулянтов, которые выстраивают свою стратегию с учетом сложившихся у них представлений о движении цены торгуемого актива. Подобно тому как водитель управляет автомобилем в соответствии с установленны­ми правилами дорожного движения, трейде­ры управляют громадными спекулятивными капиталами, используя один и тот же инстру­ментарий технического анализа. Это создает высокие риски того, что они будут совершать одинаковые сделки и тем самым фактически навязывать прочим участникам рынка тен­денции изменения цен биржевых товаров, оказывающиеся результатом коллективного соблюдения всеми трейдерами правил прогно­зирования трендов.

Полагаем, что человеческий фактор, кото­рый в данном случае находит свое проявление в биржевых спекуляциях, вносит существенные коррективы в движение цен на международных рынках. Этот вывод зафиксировали эксперты, анализируя причины экономического кризиса 2008-2009 годов.

На наш взгляд, данный кризис является меха­низмом, который позволил восстановить мено­вые пропорции, искаженные биржевыми спеку­ляциями. В свою очередь, меновые пропорции, которые складываются в мировой экономике, определяются уровнем развития производитель­ных сил и производственных (социальных) от­ношений [6, с. 77-78; 7, с. 4-5].

Открытым остается вопрос: каким образом человеческий фактор оказывает влияние на про­изводительные силы и производственные (соци­альные) отношения, приводя их к циклическому развитию? Ответ на него позволит оценить ри­ски деструктивного развития жизненного цикла объекта управления.

Фазовые состояния живой природы и их влияние на социальные системы

На наш взгляд, попытка ответить на данный вопрос представлена в теории меридианов, кото­рая возникла в Юго-Восточной Азии (Китай, Ко­рея, Япония) в глубокой древности и не потеряла своей актуальности и в настоящее время. He из­лагая детали этой популярной во всем мире тео­рии, отметим те ее ключевые моменты, которые могут дать дополнительный импульс изучению циклического развития объектов управления под воздействием человеческого фактора.

Атрибутивным свойством живой приро­ды являются ее 12 фазовых состояний, каждое из них предполагает качественно новый, физио­логический, принцип функционирования внеш­ней и внутренней среды исследуемого объекта. Физиология человека эволюционирует в соот­ветствии с ритмами живой природы. Эти ритмы прослеживаются в сердечном пульсе, дневных и годовых циклах жизнедеятельности и т. д. Со­циальные системы являются продуктом деятель­ности людей. По этой причине фазы биологиче­ских и социальных систем подчиняются общим закономерностям. Главная закономерность со­стоит в том, что объект управления, перешед­ший в новую для себя фазу развития (очередной меридиан), становится качественно иным, со­хранив то, что было достигнуто в предыдущих фазах, в качестве своего фундамента.

Точно так же, как очередной месяц года сме­няет предыдущий, фазы субъектов и объектов управления сменяют друг друга в определенной последовательности. После каждой активной фазы наступает пассивная фаза, определяющая соответствующее поведение живого организма на данном этапе. В дальнейшем на смену пассив­ной фазе приходит другая активная фаза и т. д. Этим обстоятельством объясняется то, почему в классическом цикле выделяются фазы актив­ности (подъема) и спада, а в волновой теории Эллиотта восходящий (нисходящий) тренд сме­няет коррекция.

Между тем в теории меридианов деление ка­чественных состояний на активные и пассивные фазы не является доминирующей характеристи­кой. Все эти фазы последовательно разделены между тремя циклами. Каждый цикл состоит из четырех фаз. Первые две фазы (меридианы) каждого цикла именуются «ян». Они связаны с за­рождением, расцветом, оживлением, подъемом, символизируют весну и лето. Другие две фазы каждого цикла названы «инь». Для них характер­ны состояния зрелости, умиротворения, отды­ха, осмысления, сбора урожая, эти фазы служат символом покоя, заката, осени, зимы и смерти. При этом первые ян- и инь-фазы носят активный характер, а соответствующие вторые фазы - пассивный.

Наступление первого цикла предполагает деятельность прежде всего на «мышечно-сухо­жильном» уровне, которая применительно к со­циальным объектам управления связана в пер­вую очередь с организацией бизнес-процессов и производственной структуры (комплексом средств производства и организационного капи­тала). Для этого цикла характерны активная ор­ганизационная деятельность и накопление про­изводственных ресурсов (средств производства), а также связанный с этим прогресс в социальном развитии общества. По всей видимости, в насто­ящее время в Китае, накопившем очень хороший потенциал, завершается именно этот этап.

Начало второго цикла активизирует обмен­ные процессы в организме; если провести ана­логию с человеческим организмом, то речь идет о стимулировании активного транспорта крови и лимфы в кровеносной и лимфатической систе­мах соответственно. Для социального объекта управления функции указанных систем выпол­няют денежно-кредитная система, фондовые рынки и другие элементы социального капитала или капитала отношений. Например, согласно этой теории, Россия, которая в период экономи­ческого кризиса 2008-2009 годов стимулировала банковский сектор, а сейчас ставит во главу угла создание Международного финансового центра на своей территории, конвертируемость рубля и вступление во Всемирную торговую организа­цию, переживает именно второй цикл развития.

Замыкает полный круг третий цикл. Для него характерна активизация физиологии живого организма на уровне психики. Применитель­но к объекту управления ее определяют такие понятия, как миссия, стратегия, объединение нации вокруг каких-то фундаментальных цен­ностей (демократии и т. д.). Бурно развиваются наука и наукоемкие отрасли. Иные производства переносятся в другие страны, которые находят­ся на первом и втором циклах своего развития. В настоящее время такой цикл в целом характе­рен для Европы, США и Японии.

В соответствии с теорией меридианов вся­кий цикл завершается пассивной инь-фазой, меридианом, который, как уже было сказано, олицетворяет смерть, ночь, зиму и т. д. Одна­ко на протяжении текущего цикла зреет новый цикл, который начинается с активной ян-фазы роста, она ассоциируется с зарождением, утром, весной и т. д. В связи с этим важно отметить, что с точки зрения теории меридианов, так же как и в волновой теории Эллиотта, нет фаз, кото­рые негативны сами по себе.

Однако не все переходы между качественными состояниями оказываются позитивными. Напри­мер, деструктивными для физиологии человека являются резкая остановка после стремительного бега или вечерний перелет в другой часовой пояс, где уже наступило утро, и т. д. Аналогичным об­разом нахождение субъекта управления в другой фазе существования, отличной от той, в которой пребывает объект управления, создает риск их де­структивных взаимоотношений.

В свою очередь, это приводит к повышен­ному риску вступления объекта и/или субъек­та управления в состояние кризиса. В данном случае речь идет о том, что субъект управления может не понять и не увидеть тех потребно­стей развития, которые на этом этапе адекватны для объекта управления. Тогда он будет навязы­вать объекту управления чуждые для него формы социальных отношений, затрудняющие или де­лающие невозможным его рост. Таким обра­зом объясняют усеченный экономический цикл из четырех фаз и неизбежные кризисы мировой экономики, один из которых наступил в 2008­2009 годах. Полагаем, что социальные процессы, которые развернулись весной 2011 года в Север­ной Африке и на Ближнем Востоке, также иллю­стрируют эти выводы.

Аналогичным образом в Советском Союзе эпохи застоя после смерти Л. И. Брежнева фор­мула успеха блокировала зарождающиеся про­цессы, которые должны были набрать силу после окончания пассивной фазы в жизни государства. Потребность в новизне привела к расцвету все­возможных диссидентских и эзотерических на­правлений в обществе. Желание перемен было настолько сильным, что старый механизм ока­зался разрушен, а вместе с ним и некогда мощное государство. Таким образом, деструктивные пе­реходы связаны с ошибками в понимании новой фазы со стороны субъектов управления под воз­действием сложившейся к этому моменту фор­мулы успеха, относящейся к объекту управления [6,с. 72-78].

Напротив, четкое понимание закономерно­стей следующей фазы снижает риски деструк­тивного развития и позволяет избежать кризиса, сохраняя (наращивая) темпы экономического развития. Для этого нужны своевременно сфор­мулированные программы антикризисного управления, направленные на коррекцию хозяй­ственного механизма в соответствии с требова­ниями зарождающейся фазы. В период послед­него мирового экономического кризиса Китай стал качественно менять стратегию своего раз­вития, в частности промышленность была пере­ориентирована с внешних рынков на внутрен­ние. С позиции теории меридианов и волновой теории это можно рассматривать как коррекцию цикла: на смену активной фазе пришла пассивная фаза развития. Своевременное распознание качеств новой фазы позволило Китаю фактиче­ски не снижать темпы своего развития.

Отметим, что на базе теории меридианов создано несколько моделей фазовых переходов. В частности, в рамках концепции У-син, которая была разработана в период расцвета Древнего Китая в качестве психофизиологической модели развития человека и общества, предлагается 10 качественных (состояний) фаз. Каждое из этих состояний, в зависимости от того, из какой фазы совершен переход к нему, может привести к по­зитивному или деструктивному развитию объек­та управления в зависимости от того, какое со­стояние было до этого.

Концепция И-цзин (ее ключевые символы можно увидеть на государственном флаге Респу­блики Южная Корея) описывает 48 качественных состояний. Каждое из этих состояний определя­ет внутренние и внешние процессы, протекаю­щие в природе, в социальной среде и в жизни человека. Это, по мнению исследователей, по­зволяет И-цзин отражать бесконечную череду ритмов процесса жизнедеятельности человека и природы в их взаимосвязи [3; I]. Доступная информация об экономической политике Китая и Южной Кореи в последние десятилетия и в пе­риод экономического кризиса 2008-2009 годов позволяет предположить, что данные модели, как и другие, созданные на их основе, активно используются ведущими мировыми экономика­ми в риск-менеджменте.

Выводы

Изучение влияния человеческого фактора на цикл экономического развития объекта управ­ления позволяет сформулировать следующие выводы:

  • Цикл экономического развития объек­та управления имеет более сложную фазовую структуру, чем принято считать.
  • Кризис не является обязательной фазой лю­бого цикла развития социально-экономических систем.
  • Существуют риски наступления кризиса в случае неэффективной деятельности соответ­ствующего субъекта управления.
  • В рамках риск-менеджмента необходимо изучать риски деструктивного перехода объек­та управления к очередной фазе его развития, то есть риски возникновения кризиса развития.
  • Человеческий фактор играет ключевую роль в развитии жизненного цикла объекта управле­ния. Следовательно, в условиях новой парадигмы управления (антикризисного управления) необ­ходимо изучать человеческий фактор в качестве специфической категории, которая заключает в себе потенцию дальнейшего развития субъекта и объекта управления, а также цикла его разви­тия.

Об авторе

П. В. Ушанов
Финансовый университет при Правительстве РФ
Россия
кандидат экон. наук, доцент кафедры «Экономика и антикризисное управление»


Список литературы

1. Вильгельм Р., Вильгельм Г. Понимание «И-цзин» / Пер. В. Б. Курносовой. 2‑е изд. М.: Алетейа, 2003. 222 с.

2. Дозоров А. А. Биржевая торговля: Учеб.‑практ. пос. М.: Брокеркредитсервис, 2007. 256 с.

3. Ленский В. В. Рефлексоастрология. Алматы: Дауыр, 1996. 208 с.

4. Сафонов В. С. Практическое использование волн Эллиотта в трейдинге: диагностика, прогнозирование и принятие решений. М.: Альпина Паблишер, 2002. 359 с.


Для цитирования:


Ушанов П.В. РОЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ФАКТОРА В ФОРМИРОВАНИИ РИСКОВ ДЕСТРУКТИВНОГО РАЗВИТИЯ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА ПРЕДПРИЯТИЯ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2011;(3):80-85. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2011-3-80-85

For citation:


Ushanov P.V. THE ROLE OF A HUMAN FACTOR IN FORMATION RISKS OF DESTRUCTIVE CHANGES IN A BUSINESS CYCLE OF A COMPANY. Strategic decisions and risk management. 2011;(3):80-85. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2011-3-80-85

Просмотров: 478


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)