Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В РАЗВИТИИ ИНТЕГРИРОВАННЫХ БИЗНЕС-СТРУКТУР

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-4-46-50

Полный текст:

Аннотация

В статье рассматривается сущность интегрированных бизнес-групп (ИБГ), представлена оценка их современного состояния и динамики развития, факторы, определяющие развитие ИБГ. Приведены результаты обобщения мирового опыта участия государства в развитии ИБГ, указаны современные формы взаимодействия и взаимопроникновения государства и ИБГ.

Для цитирования:


Федосова Р.Н. РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В РАЗВИТИИ ИНТЕГРИРОВАННЫХ БИЗНЕС-СТРУКТУР. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2012;(4):46-50. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-4-46-50

For citation:


Fedosova R.N. THE ROLE OF THE STATE IN DEVELOPMENT OF INTEGRATED BUSINESS STRUCTURES. Strategic decisions and risk management. 2012;(4):46-50. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-4-46-50

Взаимодействие государства и частного сек­тора с целью решить общественно значимые задачи имеет давнюю историю. Наиболее акту­альным для российской практики оно стало в те­чение двух последних десятилетий. Современ­ные проблемы социально-экономической жизни затрудняют выполнение государством обще­ственно значимых функций. Государство заинте­ресовано в развитии крупного бизнеса, поскольку тот обеспечивает рост экономики и способствует повышению уровня жизни. Крупный бизнес привлекают новые объекты для инвестирова­ния, предназначенные для удовлетворения со­циальных и общественных потребностей. Спрос со стороны отечественного бизнеса на государ­ственную поддержку обусловлен также растущей глобальной конкуренцией.

В российской практике развитие интегриро­ванных бизнес-групп (ИБГ) началось сравни­тельно недавно. Категория и содержание ИБГ являются сложными объектами исследования в силу того, что отсутствуют традиции их изуче­ния и формализации. На сегодняшний день на­зрела необходимость исследований, предметом которых являются:

  • определение сущности ИБГ, выявление ее отличий от других форм крупного бизнеса;
  • оценка современного состояния и динамика развития, выявление факторов, определяющих развитие ИБГ;
  • обобщение мирового опыта участия госу­дарства в развитии ИБГ, выявление современных форм взаимодействия и взаимопроникновения государства и ИБГ.

На основе анализа существующей литературы можно сформулировать определение: интегриро­ванная бизнес-группа - некоторая совокупность экономических субъектов, осуществляющих хо­зяйственную деятельность. Она обладает следу­ющими характеристиками:

  • большая часть субъектов, образующих ИБГ, являются коммерческими организациями;
  • между субъектами существуют регулярные взаимосвязи, более тесные, чем просто рыночные, то есть данная совокупность субъектов постоянно выступает как единое целое с целью решить су­щественные экономические и управленческие во­просы. При этом жесткость взаимосвязей широко варьирует: от наличия у всех единого собствен­ника и одновременного вхождения в одну техно­логическую цепочку до простой координации це­новой, маркетинговой или технической политики;
  • обязательное наличие центрального элемен­та - центра принятия ключевых решений. В этом качестве может выступить одно из юридических лиц (оно может уступить эту роль другому юри­дическому лицу, но не часто), входящих в ИБГ, или группа физических лиц, например основных собственников или топ-менеджеров, состав кото­рых должен быть четко определен, но не обяза­тельно формализован [5].

Вместе с тем крупный бизнес представлен и другими организационно-правовыми форма­ми, к ним относятся: финансово-промышленная группа, центральная компания, материнская ком­пания и др. Эти ставшие привычными понятия имеют точные определения и уже зафиксированы в тех или иных законодательных актах Россий­ской Федерации. Например, в состав центральной компании входит более узкий круг экономиче­ских субъектов, чем в ИБГ. Понятие «материнская компания» относится к проблематике холдингов, и соответствующая дефиниция есть в корпора­тивном законодательстве. Между тем в России крупный бизнес в большинстве случаев построен не по принципу холдинга, у него более сложная структура.

Представляется целесообразным использо­вать понятия «интегрированная бизнес-структу­ра» и «центральный элемент» в качестве базовых для описания всех типов интеграции экономи­ческих субъектов, сохраняющих одновременно и юридическую самостоятельность, и единство. Следует заметить, что Минэкономразвития в те­чение ряда лет использует в своих материалах близкое понятие «интегрированная корпоратив­ная структура».

Расцвет российских ИБГ, когда они актив­но развивались и одновременно оказывали мак­симальное влияние на российскую экономику, пришелся на конец 1997 года [3]. Тогда сформи­ровалась группа лидеров, в которую вошли ИБГ, намного опережающие по масштабам и влиянию других:

  • «Газпром»;
  • «Лукойл»;
  • «Интеррос» - «ОНЕКСИМ»;
  • «Менатеп» - «Роспром» - «ЮКОС» (импе­рия Ходорковского);
  • Группа Инкомбанка;
  • империя Березовского - Смоленского;
  • «Российский кредит»;
  • «Альфа-групп»;
  • «МОСТ»;
  • «АФК-система».

Восемь являлись имущественными и две (группа Инкомбанка и империя Березовского - Смоленского) - управленческими ИБГ. Для опре­деления данной десятки в качестве лидирующей использованы следующие критерии:

  • отсутствие совокупности более высокого порядка, то есть такой, по отношению к которой данная совокупность может рассматриваться в ка­честве составляющей;
  • масштабы деятельности;
  • хозяйственная и институциональная устой­чивость;
  • успешность на внутреннем и мировом рынках;
  • наличие перспектив развития.

Естественно, что в первом десятилетии XXI века иерархия российских ИБГ изменилась, но не радикально. В частности, на уровень боль­шой десятки вышли две новые ИБГ - «Сургут­нефтегаз» и «Сибирский алюминий». Заслужи­вает внимания также банковско-страховая группа «Автобанк» - «Ингосстрах». Среди региональ­ных ИБГ наиболее крупными и устойчивыми яв­ляются группы «Татнефть», «БашТЭК» и «Волго- промгаз».

Отношения с государством складывались следующим образом: ресурсы ИБГ росли суще­ственно значительнее по сравнению с ресурса­ми, находящимися в распоряжении государства, до 1998 года, потом начался обратный про­цесс, обусловленный изменением мировых цен на энергоносители, оттоком зарубежных инве­стиций в связи с мировым финансовым кризи­сом.

Ни одна крупнейшая ИБГ, за исключением «Газпрома», не обладает ресурсом какого-ли­бо вида в объеме, достаточном для давления или для равного торга с любой государственной структурой. Никто из них не надеется, что смо­жет в ближайшем будущем навязывать прави­тельству свои варианты решения национальных проблем. Наоборот, правительство и Центробанк РФ могут относительно легко и на законных ос­нованиях лишить юрисдикции любую ИБГ.

В последнее десятилетие сократились и по­литические ресурсы ведущих ИБГ. Во взаимоот­ношениях с государством политическое поведе­ние подавляющего большинства из них можно охарактеризовать как преимущественно оборо­нительную стратегию и узкоцелевой лоббизм, а не участие в масштабных политических интри­гах в верхних эшелонах власти. Уменьшились возможности влияния ИБГ на средства массовой информации. Исключением являются ИБГ управ­ляющего типа: их медийная составляющая явля­ется основной частью бизнеса.

В жестких условиях находится и правитель­ство, у которого отсутствуют свободные экономи­ческие, интеллектуальные и административные ресурсы для того, чтобы волевым образом управ­лять национальной экономикой без риска ката­строфических последствий. Адекватная оценка сложившейся ситуации нашла отражение в ста­новлении современных форм участия государства в развитии крупного бизнеса, в том числе и ИБГ. Речь идет о государственно-частном партнерстве и создании государственных корпораций, многие из которых имеют реальную перспективу транс­формироваться в ИБГ.

Исследование мировой практики участия го­сударства в развитии деятельности ИБГ показало, что можно выделить три основных фактора, опре­деляющих особый характер подобных структур в разных странах:

  • объем и характер присутствия государства в экономике: в соответствии с требованиями времени государство вынуждено трансформиро­ваться, обретая новое качество и модифицируя механизмы и инструменты взаимодействия с эко­номическими субъектами, в том числе с ИБГ;
  • направление и динамизм политических и социокультурных процессов: гуманитарный потенциал государства (наука, культура, этика, религия, традиции, общественные организации, спорт, масс-медиа) влияет на внутреннее раз­витие и состояние его внешних связей, в начале XXI века наряду с экономической и военной мо­щью гуманитарный потенциал становится эф­фективным средством воздействия государства на окружающий мир;
  • степень открытости экономики страны в ми­ровой хозяйственной системе: вовлечение в со­временные мирохозяйственные процессы меняет условия функционирования государства и ИБГ.

Перечисленные выше факторы, взаимодействуя между собой, определяют черты, характеризующие особенности становления и эволюции ИБГ, а также развитие ее отношений с государством.

Российская модель взаимоотношений между ИБГ и властью стихийно сформировалась в те­чение почти двадцати лет. Среди ее характерных черт следует отметить:

  • дублирование полномочий ряда государ­ственных структур;
  • сужение публичного пространства и теневой характер принятия решений;
  • исключительно высокая роль первых лиц ИБГ в построении взаимоотношений с властью;
  • устойчивая коррупционная традиция;
  • высокая значимость кланово-номенклатур­ных групп и региональных кланов как политико­экономических игроков;
  • наличие высоких политических рисков, об­уславливающих неоправданную диверсифика­цию ИБГ, приобретение ими активов за рубежом и привлечение иностранных акционеров;
  • значимость силового фактора и активная роль силовых структур в процессах передела соб­ственности;
  • использование технологии создания кон­курирующих центров влияния и балансировки их ресурсов;
  • непрозрачная структура собственности;
  • психологические особенности лиц, прини­мающих решения, и специфика каналов посту­пления информации к ним.

Путь, который предстоит пройти российским ИБГ, зависит от возможности и эффективности координации действий государства и бизнеса в экономике, от сбалансированности учета их ин­тересов, а также способности решать социальные и экономические проблемы путем сотрудниче­ства. Как указывалось ранее, первое направление выбрано, и оно связано с созданием альянса госу­дарства с ИБГ в форме ГЧП.

Среди специалистов нет единого мнения о том, какие формы взаимодействия государства и ИБГ можно отнести к ГЧП. Широкая трактов­ка подразумевает конструктивное взаимодей­ствие власти и бизнеса не только в экономике, но и в политике, науке, культуре и т. д. Согласно экономической трактовке, к числу сущностных признаков следует отнести:

  • сторонами ГЧП являются государство и частный бизнес, в том числе ИБГ;
  • взаимодействие сторон закрепляется на офи­циальной, юридической основе;
  • участники имеют равные права;
  • ГЧП имеет четко выраженную публичную и общественную направленность;
  • в процессе реализации проектов на основе ГЧП консолидируются ресурсы и вклады сторон;
  • финансовые риски, затраты и достигнутые результаты распределяются между участниками в ранее определенной пропорции.

Общепринятого определения ГЧП, как и со­ответствующего федерального закона, до сих пор не существует. Различные варианты определения присутствуют в законах о ГЧП, принятых в 45 субъектах РФ. В 2007 году был создан Банк раз­вития, в уставе этого учреждения определены его функции участника ГЧП. Центр ГЧП Внешэко­номбанка является структурным подразделением Банка развития [2].

Второе направление развития ИБГ, а точ­нее формирования соответствующих условий для дальнейшего развития, связано с создани­ем государственных корпораций, которые могут трансформироваться в ИБГ по мере решения по­ставленных задач и при благоприятных результа­тах деятельности.

Мировой опыт свидетельствует о том, что по­добные экономические субъекты со значитель­ным государственным финансированием появля­ются при наличии серьезных системных проблем в экономике. Другими словами, этот процесс можно назвать временной национализацией. Так, большинство крупнейших промышленных компаний и групп было создано в условиях дефицита капитала с целью наладить производство меди, никеля и цинка, нефтепродуктов, удобрений и ле­сопромышленной продукции в стране. Когда де­фицит бюджета Финляндии, отвечавшего по обя­зательствам вновь созданных компаний и групп, достиг 60% (по требованиям ЕС допустимы 3%), данные организации стали частично, а некоторые и полностью выходить на публичный рынок цен­ных бумаг.

В середине XX века Министерство государ­ственных земель, инфраструктуры и транспорта Японии учредило корпорацию для строитель­ства и эксплуатации платных автомагистралей. До 70-х годов дороги в стране были низкого каче­ства, дорожной сетью было охвачено менее 60% территории. Вновь созданной корпорации были предоставлены налоговые преференции и субси­дии для расчетов с кредиторами, ее освободили от выплаты дивидендов. Оперативное финанси­рование осуществлялось за счет капитальных вложений государства, размещения облигаций и займов под государственные гарантии. К началу 2004 года созданная государственная корпора­ция построила более 7тыс. км автомагистралей и около 10 тыс. км региональных дорог, после чего правительство сочло необходимым снижать издержки и улучшать качество управления в до­рожной отрасли. Сделать это силами бюрократи­ческого аппарата при отсутствии конкурентной среды японцы посчитали невозможным и выста­вили компанию на торги. Приватизация чаще все­го становится итогом жизненного цикла государ­ственной корпорации [4].

 

Характеристика существующих государственных корпораций в России

Государственная корпорация

Дата создания

Сферы деятельности

Возможные перспективы

Агентство по страхованию вкладов

Январь 2004 года

66.03.3 «Страхование ответственности», 66.03.5 «Страхова­ние финансовых рисков»

Государственное учреждение (ГУ)

Объединенная авиастроительная корпорация

Ноябрь 2006 года

29.6 «Производство оружия и боеприпасов», 35.3 «Произ­водство летательных аппаратов, включая космические»

ИБГ

Ростехнологии

Ноябрь 2007 года

Раздел Д «Обрабатывающие производства»

ИБГ

Роснанотех

Ноябрь 2007 года

73.10 «Научные исследования и разработки в области есте­ственных и технических наук»

ГУ

Росатом

Ноябрь 2007 года

23.3 «Производство ядерных материалов»

ГУ

Фонд содействия реформированию ЖКХ

Июль 2007 года

Раздел E «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды»

ГЧП

Банк развития и внешнеэкономиче­ской деятельности

Май 2007 года

65.12 «Прочее денежное посредничество», 65.22 «Предо­ставление кредита»

ГЧП

Олимпстрой

Октябрь 2007 года

45 «Строительство»

ИБГ

Объединенная судостроительная корпорация

Март 2007 года

35.11 «Строительство и ремонт судов»

ИБГ

Если в западных странах государственная корпорация как организационно-правовая форма известна более 200 лет, то в России она развива­ется последние пять лет. Еосударственные корпо­рации представлены в различных отраслях наци­ональной экономики. Декларированная причина их создания - низкая эффективность инвестиций в российскую экономику. По оценкам экспертов, 1% роста фондовооруженности дает всего 0,4% роста производительности. Практика создания холдингов - ориентированных на прибыль совре­менных экономических субъектов (до 2007 года) не оправдала себя. Их было создано 17 из 37 за­планированных на 2002-2008 годы [I].

Для всех государственных корпораций сдела­ны исключения из многих законов, которые обяза­тельны для остальных компаний:

  • прибыль не подлежит распределению;
  • правила раскрытия информации менее жест­кие, чем для акционерных обществ;
  • упрощен состав годового отчета;
  • нет обязательства представлять в уполно­моченный орган документы, содержащие отчет о финансово-хозяйственной деятельности.

На поддержку существующих государствен­ных корпораций выделено более 1,8 трлн руб. В начале 2011 года доля государственных корпо­раций составляла 17% расходов бюджета и 22% доходов [I]. В таблице приведены названия гос­корпораций, периоды создания, сферы деятельно­сти и возможные перспективы развития.

Перспективой развития почти половины го­сударственных корпораций является необходи­мая и возможная трансформация в ИБГ, потому что распространение государственных корпо­раций на целые отрасли российской экономики ведет к тому, что госкорпорации приобретают монопольное положение. Гарантированная го­сударственная поддержка становится причиной отсутствия у них стимулов для повышения эф­фективности, снижения издержек, а значит, со­действует накоплению долгов, снижению каче­ства и замедлению инновационного развития.

В настоящее время обсуждаются идеи соз­дания государственной корпорации для экс­плуатации платных автомобильных дорог, стан­костроения, для таких образований реальной перспективой является трансформация в ИБГ.

Российские государственные корпорации да­леки от западного оригинала и представляют со­бой стихийно найденную форму, соответствую­щую институциональной доминанте государства.

Вместе с тем ИБГ со своей стороны тоже ищут современные способы взаимодействия с го­сударством. В настоящее время получили распро­странение два варианта:

  • передача функции коммуникации организа­циям, созданным с единственной целью - осу­ществлять политическое представительство ин­тересов своих членов в органах государственной власти, то есть лоббизм; наиболее активными объединениями являются Российский союз про­мышленников и предпринимателей и Торгово­промышленная палата РФ;
  • формирование департаментов и отделов по коммуникациям с государственной властью в рамках своей группы: например, в «Лукойле» эти функции выполняет отдел по связям с госу­дарственными органами, входящий в департа­мент по связям с общественностью.

Таким образом, исследование основ ИБГ и сложившейся практики участия государства в их развитии свидетельствует о том, что в усло­виях глобализации и реализации выбранного Рос­сией вектора инновационного развития этот про­цесс очень сложен и неоднозначен. Необходимы взвешенные решения, учитывающие достижения зарубежной практики и национальные особенно­сти, традиции и фактическую социально-эконо­мическую ситуацию в стране.

Список литературы

1. Киселев А. Г., Пучков Н. А. Особенности статуса госкорпораций как субъекта хозяйственной деятельности // Вестник академии. 2010. № 3.

2. Клычков А. В. Особенности развития интегрированных бизнес-групп // Инновации и инвестиции. 2008. № 4. С. 110–112.

3. Паппэ Я. Ш., Галухина Я. С. Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993–2008 гг. М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2009. 39 с.

4. Федоровский А. Н. Южнокорейские чэболь: становление, развитие, трансформация. М.: ИМЭМО РАН, 2007. 137 с.

5. Якубанис Н. В. Формирование и развитие промышленных кластеров как фактор инновационного развития регионов // Инновационные процессы в России и Германии: Электронное издание. М.: Экономика; Инновационный социальный центр, 2012. 524 с.


Об авторе

Р. Н. Федосова
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
Россия
доктор экон. наук, профессор


Для цитирования:


Федосова Р.Н. РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В РАЗВИТИИ ИНТЕГРИРОВАННЫХ БИЗНЕС-СТРУКТУР. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2012;(4):46-50. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-4-46-50

For citation:


Fedosova R.N. THE ROLE OF THE STATE IN DEVELOPMENT OF INTEGRATED BUSINESS STRUCTURES. Strategic decisions and risk management. 2012;(4):46-50. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-4-46-50

Просмотров: 516


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)