Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

Перекрестное субсидирование в электроэнергетике. Каков предел роста?

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-2-16-20

Полный текст:

Аннотация

Одной из ключевых проблем российской энергетики является проблема перекрестного субсидирования разными группами потребителей. За 15 лет объем перекрестного субсидирования в России вырос в 4 раза. Оценен условно допустимый уровень перекрестного субсидирования исходя из дополнительной тарифной нагрузки на промышленных потребителей, связанной с реализацией механизма перекрестного субсидирования. В целях сокращения перекрестного субсидирования рекомендуется ежегодно увеличивать тарифы на электроэнергию для населения на 6%. На переходном этапе к целевой модели следует исходить из предельной тарифной нагрузки на промышленных потребителей; в качестве «эталона» такого предела могут выступать розничные цены на электроэнергию для аналогичных потребителей Европы (возможное увеличение тарифов на электроэнергию для промышленных потребителей в среднем по России составляет 1,4 раза от уровня 2016 года). Предложены варианты сокращения перекрестного субсидирования и рекомендации, как определять соответствующие объемы, что важно в текущих условиях отсутствия единой принятой методологии оценки как самой величины перекрестного субсидирования, так и экономически обоснованных тарифов.
В целевой модели ценообразования на электрическую энергию механизм перекрестного субсидирования должен быть полностью исключен, для чего в прогноз социально-экономического развития России необходимо включить показатель «рост регулируемых (конечных) тарифов для населения» (вернуть существовавшую до 2017 года практику), предусмотрев опережающие темпы роста по сравнению с прочими потребителями.

Для цитирования:


Долматов И.А., Золотова И.Ю. Перекрестное субсидирование в электроэнергетике. Каков предел роста? Стратегические решения и риск-менеджмент. 2018;(2):16-20. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-2-16-20

For citation:


Dolmatov I.A., Zolotova I.Y. The cross subsidization in the electric power industry. What is the limit of growth? Strategic decisions and risk management. 2018;(2):16-20. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-2-16-20

АНАЛИЗ ТЕКУЩИХ ТЕНДЕНЦИЙ

Сегодня средневзвешенные цены на электрическую энергию для прочих потребителей в России в среднем на 30% выше, чем для населения, что противоре­чит экономическим принципам формирова­ния соответствующих цен [Золотова И.Ю., 2017; Линдер Н.В., Трачук А.В., 2017]. Прочие потребители (в основном крупные промышленные предприятия) несут допол­нительную тарифную нагрузку, оплачивая часть стоимости электроэнергии, постав­ляемой населению (механизм перекрест­ного субсидирования») [Трачук А.В., Лин­дер Н.В., ЗубакинВ.А. и др., 2017].

С 2004 года объем перекрестного субси­дирования между группами потребителей вырос в четыре раза (с 69 млрд руб. до 283 млрд руб. без НДС), наблюдались периоды замедления/сокращения темпов роста вели­чины перекрестного субсидирования и су­щественного увеличения соответствующих объемов (рис. 1):

  • 2004-2006 годы - превышение тем­пов роста цен на электроэнергию для населения над темпами роста цен для прочих потребителей позволило сократить объемы перекрестного суб­сидирования (в реальных ценах);
  • 2007-2011 годы - дальнейшее су­щественное (более чем на 5 п.п.) опережение темпов роста тарифов для прочих потребителей над ростом цен на электроэнергию для населения привело к резкому увеличению объе­мов перекрестного субсидирования - почти в два раза за пять лет;
  • 2012-2017 годы - тенденции последних пяти лет (не­значительные отличия по темпу роста розничных цен на электроэнергию для рассматриваемых категорий потребителей) не приводят к решению проблемы пе­рекрестного субсидирования.

 

Рис. 1. Динамика розничных цен на электроэнергию и объемов перекрестного субсидирования (по данным ОАО «РАО ЕЭС России», ЗАО «АПБЭ», ФОТ России)

Для сокращения объемов перекрестного субсидирования необходимо, чтобы розничные (конечные!) цены на элек­троэнергию для населения росли опережающими темпами по сравнению с ценами для прочих потребителей.

Начиная с 2017 года в прогноз социально-экономическо­го развития, который готовит Минэкономразвития России на три года, включены параметры, отражающие перспектив­ный рост электросетевых тарифов для населения и для про­чих потребителей, индексы изменения платы граждан за коммунальные услуги. Из прогноза исключены показате­ли прогнозных изменений конечных цен на электроэнергию для населения.

Прогнозом предусмотрен опережающий с 2017 года темп роста (на 2 п.п.) сетевых тарифов на электроэнергию для насе­ления по сравнению с сетевыми тарифами для прочих потре­бителей. Таким образом, задан целевой вектор, направленный на ликвидацию (сокращение) перекрестного субсидирования [Прогноз социально-экономического развития].

С учетом особенностей ценообразования для населе­ния1 [Прогноз, [б.г.]] обозначенные параметры прогноза не могут быть достигнуты. Дополнительным препятствием оказывается ограничение по темпам роста платы граждан за коммунальные услуги (не выше 4%), которое является индикатором для предельной индексации конечного тарифа для населения. Рост цен на оптовом рынке электроэнергии (мощности) превышает инфляционные темпы (в связи с ре­ализацией договоров о представлении мощности), а значит, прирост сетевого тарифа для населения по факту может быть ниже не только обозначенных в прогнозе параметров, но и ниже 4% как ориентира. За 2016 год при одинаковых па­раметрах прироста сетевого тарифа для населения и прочих потребителей (в соответствии с прогнозом - 7,5%) темпы роста розничных цен на электроэнергию для прочих потре­бителей сложились выше аналогичных показателей для на­селения [Ассоциация, [б.г]].

Для того чтобы обеспечить прозрачность в решении за­дач по сокращению перекрестного субсидирования (с уче­том особенностей ценообразования на электрическую энергию для населения), необходимо включить в прогноз показатель «рост регулируемых (конечных) тарифов для на­селения» (как было до 2017 года), предусмотрев опережаю­щие темпы роста по сравнению с прочими потребителями [Долматов И. А., Золотова И.Ю., Маскаев И. В., 2017].

Помимо дифференциации темпов изменения тарифов для рассматриваемых групп потребителей на динамику объ­емов перекрестного субсидирования также влияет различие в темпах роста элекгропотребления для населения и прочих групп потребителей. По оценкам Минэнерго России и ряда экспертов (см., например: [Трачук А. В., 2010; Селляхова О., 2012; Володин Ю.В., Линдер Н. В., 2017; Трачук А. В., Лин­дер Н.В., 2017]), тенденции последних лет, характеризую­щиеся превышением темпов роста электропотребления на­селением по сравнению с прочими потребителями (рис. 2), сохранятся на ближайшие годы, что при прочих равных ус­ловиях приведет к росту объемов перекрестного субсидиро­вания в перспективе (на рис. 3 показана неизменность тари­фов на электроэнергию для населения, ежегодный прирост элекгропотребления - 1,5%).

 

Рис. 2. Динамика электропотребления, прирост к предыдущему году [Ассоциация, [б.г.]]

 

Рис. 3. Объем перекрестного субсидирования (прогноз без НДС), млрд руб.

 

Рис. 4. Уровень цен на электрическую энергию для бытовых и промышленных потребителей в Российской Федерации и в странах Европы (без учета налогов) в 2015 году, евроцент/кВт *ч [Eurostat, [б.г.]]

ОЦЕНКА ДОПУСТИМОГО УРОВНЯ ПЕРЕКРЕСТНОГО СУБСИДИРОВАНИЯ

Рассматривая проблему перекрестного субсидирования, необходимо учитывать текущий уровень розничных цен на электроэнергию для промышленных предприятий (кото­рые сегодня несут нагрузку по перекрестному субсидирова­нию), предельный допустимый уровень роста цен для дан­ных потребителей (особенно для крупных энергоемких потребителей, для которых цена на электроэнергию является существенным фактором, влияющим на конкурентоспособ­ность продукции). В качестве эталона такого предела могут выступать розничные цены на электроэнергию для анало­гичных потребителей в Европе (рис. 4).

Как показал анализ цен на электроэнергию для промыш­ленного сектора в странах со схожей структурой бытово­го и промышленного потребления электроэнергии (Бель­гия, Германия, Финляндия, Румыния), есть возможность увеличить цены на электроэнергию для промышленно­сти в среднем по России не более чем в 1,4 раза от уров­ня 2016 года, или до 4,2 руб./кВт ч (при этом потенциал роста тарифов для населения существенный; фактический тариф на электроэнергию для населения в 2016 году соста­вил 2,4 руб./кВт ч без НДС, для прочих потребителей - 3,1 руб./кВт ч) [Eurostat, [б.г.]].

Итак, текущий уровень перекрестного субсидирования в целом по России условно допустим с точки зрения тариф­ной нагрузки на промышленных потребителей. В ряде субъ­ектов Российской Федерации действующие тарифы на элек­троэнергию для промышленных потребителей близки или превышают предельный уровень-4,2 руб/кВт ч (напри­мер, Республика Алтай, Костромская область, Архангель­ская область), и дальнейший рост цен для данной группы потребителей (в том числе в связи с нагрузкой по перекрест­ному субсидированию) может привести к тому, что крупные потребители перейдут на альтернативные источники элек­троснабжения или сократят объемы производства, снизят­ся их конкурентные позиции и финансовая устойчивость (см., например: [Ховалова Т.В., 2017; Трачук А.В., 2011а, б; РяпинИ., 2013]).

При сохранении действующей практики включения дан­ных объемов в цены на электроэнергию для прочих потре­бителей дальнейший рост перекрестного субсидирования в электроэнергетике приведет к существенному росту тариф­ной нагрузки для промышленных предприятий в перспекти­ве (для последних уровень цен к 2026 году может превысить аналогичные показатели европейских стран в большинстве регионов России при прочих равных условиях).

ПЕРЕКРЕСТНОЕ СУБСИДИРОВАНИЕ: МЕТОДОЛОГИЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Расчет величины перекрестного субсидирования суще­ственно зависит от того, как определять экономически обо­снованную цену для тех или иных категорий потребителей. Даже при неизменности цен, по которым осуществляются фактические расчеты за электроэнергию и сопутствующие услуги, изменение законодательства, регламентирующего порядок расчета экономически обоснованной цены, может привести к увеличению или сокращению перекрестного суб­сидирования (например, при изменении количества уровней напряжения или порядка формирования числа часов исполь­зования мощности для различных тарифных групп).

Объективно невозможно однозначно и достоверно опре­делить издержки отрасли, связанные с поставкой электро­энергии каждому конкретному потребителю (за исключени­ем случаев автономного энергоснабжения). В общей энер­госистеме практически все оборудование задействовано в энергообеспечении всей совокупности потребителей одно­временно. Сама энергосистема спроектирована по принци­пу минимизации совокупных издержек всех пользователей (причем не только электрической, но и тепловой энергии) [Долматов И., Золотова И., 2015]. Таким образом, невоз­можно определить состав оборудования (и, как следствие, издержек), обоснованный с позиции энергоснабжения кон­кретного потребителя. Если попытаться провести моделиро­вание для определенной категории (группы) потребителей, неизбежно возникает проблема обоснования той или иной классификации потребителей (например, каковы объек­тивные отличия в объеме инфраструктуры, необходимой для снабжения домохозяйства и малого магазина? Ela каком основании при ценообразовании регулятор не делает разли­чий для домохозяйств, расположенных на большом расстоя­нии друг от друга и на разном расстоянии от генерирующего объекта в рамках одного субъекта Российской Федерации? и т.д.).

В силу описанных выше особенностей расчета существу­ют различные оценки объемов перекрестного субсидирова­ния в электроэнергетике (от 220 до 400 млрд руб.).

Решение проблемы перекрестного субсидирования, оказывается, зависит от совершенствования методологи­ческой базы. Цифровизация процессов управления и оп­тимизация работы на рынках электроэнергии (мощности) открывают возможности для детализации ценообразования и учета специфических условий поставки электроэнергии (резервирование мощности, учет категории надежности, индивидуализация тарифного меню розничных потре­бителей) [Трачук А. В., Линдер Tl. В., 2018; Дзюба А. П., Соловьева И.А., 2018]. Указанное обстоятельство может существенным образом повлиять на методологию расчета перекрестного субсидирования и на его величину. Таким образом, предстоит актуализировать соответствующие оценки величины перекрестного субсидирования с учетом различных инициатив по внесению изменений в методоло­гию расчета тарифов.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОКРАЩЕНИЮ ПЕРЕКРЕСТНОГО СУБСИДИРОВАНИЯ

При определении прогнозной динамики сокращения пе­рекрестного субсидирования необходимо, чтобы одновре­менно выполнялись следующие условия:

  • опережающие темпы роста тарифов для населения;
  • отсутствие существенного давления темпов роста та­рифов для населения на уровень инфляции);
  • рост цен для прочих потребителей в целом за прогноз­ный период не более чем в 1,4 раза (с учетом дей­ствующего курса «евро/рубль»), или до 4,2 руб./кВт ч от уровня 2016 года (с дальнейшем существенным за­медлением темпов роста);
  • компенсация совокупных необходимых обоснованных издержек отрасли (рост выручки суммарно по всем группам потребителей должен соответствовать увели­чению соответствующих затрат).

На рис. 5 представлен прогноз розничных цен на элек­троэнергию для населения, прочих потребителей и объемов перекрестного субсидирования, сформированный с учетом следующих сценариев:

  • ежегодный прирост элекгропотребления населением - 1,5%, прочими потребителями - 0,5%;
  • ежегодный прирост цен (тарифов) на электроэнергию для населения - 6%, для прочих потребителей - 3% (сценарий индексации «инфляция минус»);
  • ежегодная индексация расчетного экономически обосно­ванного тарифа на электроэнергию для населения на 3%.

Вклад прироста тарифов на электроэнергию для населе­ния в размере 6% в индекс потребительских цен составит 0,075 п.п., то есть не окажет существенного инфляционного давления.

 

Рис. 5. Прогноз сокращения перекрестного субсидирования

При заданных сценариях расчетов до 2025 года уровни цен на электроэнергию для населения и прочих потребите­лей будут сближаться, начиная с 2025 года тарифы для насе­ления превысят уровни розничных цен на электроэнергию для прочих потребителей; к 2028 году объем перекрестного субсидирования сократится до 234 млрд руб. (на 49 млрд руб. за 10 лет)

В целевой модели ценообразования на электрическую энергию механизм перекрестного субсидирования должен быть полностью исключен (объем перекрестного субсидиро­вания сведен к нулю): средний уровень тарифов на электри­ческую энергию для населения должен покрывать реальные издержки по производству, передаче и распределению энер­гии данной группе потребителей. Для поддержки малоиму­щих граждан необходимо использовать механизм адресной поддержки, в том числе предусмотренный в рамках действу­ющего законодательства инструмент поддержки по оплате коммунальных услуг.

Как показывают модельные расчеты, при рассматрива­емых сценариях и выполнении указанных условий суще­ственного сокращения объемов перекрестного субсидирова­ния можно достичь к 2036 году (рис. 6).

 

Рис. 6. Объем перекрестного субсидирования (прогноз, без НДС), млрд руб.

В соответствии с нормативными правовыми актами к 2022 году предусмотрено поэтапное снижение объемов перекрестного субсидирования до оптимального уровня, равного субсидированию наименее обеспеченных домохо­зяйств (в ценах 2012 года составляет около 45-50 млрд руб. примерно для 30% домохозяйств) [Распоряжение 2013]. В рассматриваемых сценариях данный уровень может быть достигнут не ранее 2032 года. Для выполнения указанных целевых параметров необходимо, чтобы ежегодно тарифы на электроэнергию для населения росли интенсивнее (при­рост не менее 10% в год).

ВЫВОДЫ

  1. В целевой модели ценообразования на электрическую энергию механизм перекрестного субсидирования должен быть полностью исключен.
  2. Необходимо вернуть существовавшую до 2017 года практику - включить в прогноз социально-экономического развития России показатель «рост регулируемых (конечных) тарифов для населения», предусмотрев опережающие темпы роста по сравнению с ценами для прочих потребителей.
  3. Рекомендуемый ежегодный прирост тарифов на элек­троэнергию для населения в целях сокращения перекрест­ного субсидирования составляет 6%. При определении допустимого уровня перекрестного субсидирования (на пе­реходном этапе к целевой модели) следует исходить из пре­дельной тарифной нагрузки на промышленных потребите­лей; в качестве эталона допустимо принять розничные цены на электроэнергию для аналогичных потребителей в Европе (для промышленных потребителей в среднем по России воз­можное увеличение тарифов на электроэнергию составляет 1,4 раза от уровня 2016 года).
  4. Оценку величины перекрестного субсидирования можно корректировать в результате изменения методологии расчета экономически обоснованных тарифов. Учитывая различные инициативы по внесению изменений в методоло­гию расчета тарифов, следует актуализировать соответству­ющие оценки величины перекрестного субсидирования.

Об авторах

И. А. Долматов
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Россия

Кандидат экон. наук, директор Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Область научных интересов: тарифообразование и инвестиционная деятельность в отраслях естественных монополий и инфраструктуры, процессы либерализации естественных монополий в России и за рубежом.



И. Ю. Золотова
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Россия

Заместитель директора Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Область научных интересов: система государственного регулирования естественных монополий, ценообразование, модели прогнозирования цен в электроэнергетике и инфраструктурных отраслях.



Список литературы

1. Ассоциация НП «Совет рынка» ( [б.г.]). URL: http://www.np-sr.ru.

2. Володин Ю. В., Линдер Н. В. (2017) Тарифная политика и перекрестное субсидирование в электро- и теплоэнергетике // Стратегии бизнеса. № 1. С. 37–47.

3. Дзюба А. П., Соловьева И. А. (2018). Управление спросом на электропотребление в России // Стратегические решения и риск-менеджмент. № 1. С. 72–80.

4. Долматов И., Золотова И. (2015) Сколько стоит избыточная мощность генераторов? // Энергорынок. № 8. С. 32–35.

5. Долматов И. А., Золотова И. Ю., Маскаев И. В. (2017). Новый тарифный режим для естественных монополий в России: каким он должен быть? // Эффективное Антикризисное Управление. № 3–4. С. 30–37.

6. Золотова И. Ю. (2017). Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: эмпирический анализ, оценка эффективности собственной генерации // Эффективное Антикризисное Управление. № 3 (101). С. 70–77.

7. Линдер Н. В., Трачук А. В. (2017). Влияние перекрестного субсидирования в электро- и теплоэнергетике на изменение поведения участников оптового и розничного рынков электро- и теплоэнергии // Эффективное Антикризисное Управление. № 3 (101). С. 78–86.

8. Постановление Правительства РФ от 29.12.2011 № 1178 (ред. от 17.02.2018) «О ценообразовании в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике» // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_125116 / .

9. Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов ( [б.г.]) // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_282738 / .

10. Распоряжение Правительства РФ от 03.04.2013 № 511‑р (ред. от 29.11.2017) «Об утверждении Стратегии развития электросетевого комплекса Российской Федерации» // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_144676 / .

11. Ряпин И. (2013) Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: итог пятнадцатилетней борьбы / Энергетический центр Московской школы управления «Сколково». М. 97 с.

12. Селляхова О. (2012) Перекрестное субсидирование и социальная норма электропотребления // Эффективное Антикризисное Управление. № 6. С. 32–48.

13. Трачук А. В. (2011а). Развитие механизмов регулирования электроэнергетики в условиях ее реформирования // Экономика и управление. № 2 (64). С. 60–63.

14. Трачук А. В. (2010). Риски роста концентрации на рынке электроэнергии / Энергорынок. № 3. С. 28–32.

15. Трачук А. В. (2011б) Реформирование естественных монополий: цели, результаты и направления развития. М.: Экономика.

16. Трачук А. В., Линдер Н. В. (2017) Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: подходы к моделированию снижения его объемов // Эффективное Антикризисное Управление. № 1 (100). С. 24–35.

17. Трачук А. В., Линдер Н. В. (2018). Технологии распределенной генерации: эмпирические оценки факторов применения // Стратегические решения и риск-менеджмент. № 1. С. 32–50.

18. Трачук А. В., Линдер Н. В., Зубакин В. А. и др. (2017) Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: проблемы и пути решения. СПб.: Реальная экономика. 121 с.

19. Ховалова Т. В. (2017). Моделирование эффективности перехода на собственную генерацию // Эффективное Антикризисное Управление. № 3 (102). С. 44–57.

20. Eurostat. URL: http://ec.europa.eu / eurostat / web / main / home.


Для цитирования:


Долматов И.А., Золотова И.Ю. Перекрестное субсидирование в электроэнергетике. Каков предел роста? Стратегические решения и риск-менеджмент. 2018;(2):16-20. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-2-16-20

For citation:


Dolmatov I.A., Zolotova I.Y. The cross subsidization in the electric power industry. What is the limit of growth? Strategic decisions and risk management. 2018;(2):16-20. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2018-2-16-20

Просмотров: 261


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)