Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

Корпоративное управление: взгляд изнутри

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-6-74-79

Полный текст:

Аннотация

Рассматриваются особенности корпоративного управления. В современных реалиях качество управления определяется внутренней организацией (четкой корпоративной стратегией с определением целей и интересов компании). Предложена модель управления компанией, которая учитывает интересы не только собственников, но и других заинтересованных участников.

Для цитирования:


Луценко С.И. Корпоративное управление: взгляд изнутри. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2017;(6):74-79. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-6-74-79

For citation:


Lutsenko S.I. Corporate governance: inside. Strategic decisions and risk management. 2017;(6):74-79. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-6-74-79

Компания создается посредством объединения капиталов. Предполагается, что собственни­ки (акционеры) должны действовать слаженно, соблюдая правила корпоративной этики, руковод­ствуются общей целью - обеспечить стабильную работу предприятия.

Общеизвестным положением корпоративно­го права является то, что акционер не является единственным заинтересованным лицом. Заинте­ресованными лицами являются также кредиторы, трудовой коллектив, общество, публичные органы [Case, 2012]. В частности, акционерному обществу следует быть социально ответственным. В связи с этим при принятии стратегических решений ор­гану управления необходимо учитывать интересы иных заинтересованных сторон, включая работни­ков, кредиторов, контрагентов общества [Кодекс корпоративного управления, 2014, п. 127].

Компания - достаточно сложный механизм, в котором переплетены интересы различных групп участников, причем собственники должны вы­строить эффективную структуру корпоративного управления. Создание коммерческой организации и участие в ней есть форма коллективного предпри­нимательства: распоряжаясь своим имуществом, лицо приобретает акции и одновременно получает вытекающие из владения акциями имущественные права; используя свое имущество, оно получает часть прибыли общества в виде дивидендов. При­обретая акции, лицо несет риск утраты имущества, внесенного в оплату таких акций, без предоставле­ния соразмерного возмещения, так как внесенное имущество переходит в собственность организа­ции, а размер дивиденда и ликвидационной квоты или возможность их получения зависят от ряда фак­торов, в том числе от эффективности управления. Формой реализации права на осуществление пред­принимательской деятельности является и участие физических лиц, в том числе не являющихся пред­принимателями, в разного рода хозяйственных обществах, в частности акционеров в акционерных обществах, которые реализуют свое право через владение акциями [Постановление Конституцион­ного Суда РФ N 5-П от 10.04.2003].

Приобретая акции (долю в уставном капита­ле), акционер получает соответствующие имуще­ственные права и часть прибыли общества в виде дивидендов, а вместе с тем и риск утраты иму­щества [Постановление Конституционного Суда, 2003]. Собственник принимает риск обесценения стоимости акций, в том числе в связи с ошибками органа управления. Акционеры (собственники), получающие дивиденды от компании, являют­ся заинтересованными в стабильной доходности и ликвидности компании [Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда, 2016].

Собственник самостоятельно принимает на себя и бремя заботы о вложении средств в компа­нию (юридическое лицо представляет собой право­вой институт для реализации интересов реального физического лица). Юридическое лицо действует в интересах своих реальных собственников, име­ющих долю в уставном капитале, несет риск не­эффективности экономической деятельности коммерческой организации, в том числе в случае отсутствия дохода или его получения в ничтожном размере [Постановление Конституционного Суда, 2010, Постановление Европейского Суда, 2011].

Существование компании предстает как сово­купность договорных связей (отношений) между заинтересованными участниками, которые имеют право предъявлять определенные имуществен­ные требования по отношению к ее активам (де­нежным потокам) [Jensen M., Meckling W., 1976].

Корпоративное управление представляет собой систему взаимоотношений между руко­водством организации, ее советом директоров, акционерами и другими заинтересованными лицами [Рекомендации Базельского комитета, 2010]. Эффективное корпоративное управление направлено на защиту акционеров и самого юри­дического лица от неэтичных, недобросовест­ных, неразумных и несправедливых действий органов управления юридического лица. Над­лежащее корпоративное управление обязывает орган управления действовать в интересах ком­мерческого лица и его собственников (с учетом приоритетных направлений его деятельности, утверждении стратегий и бизнес-планов и т.п.). Корпоративное управление не только являет­ся важным элементом внутренней организации в компании, но и оказывает влияние на сферы общественных отношений. Эффективная система корпоративного управления как в организациях, так и в масштабе экономики страны помогает обеспечить должный уровень доверия, необходи­мый для нормального функционирования рыноч­ной экономики. В 1997 году во время восточно­азиатского финансового кризиса Международ­ный валютный фонд и Всемирный банк включа­ли реформу корпоративного управления как ус­ловие при предоставлении финансовой помощи государствам [Lane T., et al., 1999].

Деятельность органов управления необхо­димо рассматривать в контексте экономической стратегии, поскольку реализация того или иного проекта может носить долгосрочный характер. Для получения максимальной прибыли в долго­срочном периоде возможны операции, в резуль­тате которых в краткосрочном периоде доход снизится или образуется убыток. Действия орга­на управления рассматриваются как совершен­ные не в интересах юридического лица лишь тогда, когда очевидно, что на момент принятия решения (совершения сделки) отсутствовала ве­роятность получения прибыли в результате его исполнения с учетом стратегии общества, в том числе приемлемой степени риска. Если же на мо­мент принятия управленческого решения могла быть получена как прибыль, так и убытки, но со­блюдался диапазон приемлемого риска, то управ­ленческое решение признается разумным и нет оснований налагать имущественные санкции за отрицательный результат [Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда, 2017а].

Руководитель должен выбирать такую эконо­мическую стратегию развития бизнеса, которая оптимально соответствует интересам акционер­ного общества с учетом реального положения дел в пределах разумного и допустимого предприни­мательского риска. Тогда, даже если в будущем возникнут негативные последствия, руководи­тель не будет привлечен к гражданско-правовой ответственности [Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа, 2016].

В современных реалиях необходимо четко определять цели (экономическую стратегию) и интересы компании.

Интерес юридического лица является произ­водным от интересов его собственников (акци­онеров) [Определение Верховного Суда, 2016]. Однако если организация ориентируется исклю­чительно на извлечение прибыли и улучшение благосостояния собственников, это может нане­сти ущерб интересам других заинтересованных участников, в том числе государства, общества.

У лица, которое приобрело пакет акций (долю) в уставном капитале, «возникает ожидаемое стрем­ление проявлять интерес к судьбе своих вложений, то есть получать сведения о деятельности акци­онерного общества, проверять обоснованность собственных прогнозов относительно прироста цены акций, в том числе посредством анализа рас­крываемых акционерным обществом документов, контролировать причитающийся по акциям доход (дивиденды) и т.п.» [Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда, 2013]. Рассматри­вая возможность пассивного поведения акционе­ра, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ фактически установил обязанность собственника активно участвовать в деятельности компании, в противном случае предполагается лишение та­ких лиц возможности правовой защиты (длитель­ный срок бездействия собственника может при­вести к отказу суда рассматривать его требования, ввиду того что срок исковой давности на момент обращения в суд пропущен).

Пассивная позиция участника (отсутствие проявления интереса делами в обществе) явля­ется недопустимой. Акционер обязан проявлять финансовый интерес в отношении действий ру­ководителя, других участников (в частности, соб­ственников, которые могут влиять на принятие управленческих решений) при совершении сде­лок в личных интересах. Акционер (собственник) имеет право получать информацию о деятельно­сти организации, органах управления. Информа­ционная открытость хозяйственной деятельности компании и возможность реализации прав стейк­холдеров призваны обеспечить необходимый баланс прав и законных интересов в процессе деятельности компании. Приобретая акции, ак­ционер получает определенные имущественные права, в том числе в отношении выбора экономи­ческой стратегии развития бизнеса посредством принятия решений на общем собрании акционе­ров [Постановление Президиума Высшего Арби­тражного Суда, 2010; Постановление Арбитраж­ного суда Дальневосточного округа, 2017].

С целью улучшить корпоративное управление предлагается его модель на основе консенсуса, которая максимально учтет интересы стейкхол­деров и будет построена на принципе взаимного сотрудничества. Основу модели составляет идея командного производства. Предполагается мак­симальное сплочение участников (в частности, активных добросовестных собственников, орга­нов управления) для эффективной совместной работы в рамках компании (выработки навыков командного взаимодействия), осознание участ­никами личной и командной ответственности при решении поставленных задач, формиро­вание мотивации для совместного достижения цели. Внутренние стейкхолдеры рассматривают­ся как команда заинтересованных лиц [Blair M., Stout L., 1999], обладающих определенными компетенциями. Например, сотрудники инвести­руют свои знания и талант, собственник гаранти­рует им выплату дохода от этих инвестиций в бу­дущем. Лицо (собственник, орган управления), которое наделено управленческой функцией, обязано координировать вклады (не допустить получения личных выгод отдельными лицами (менеджментом) от использования активов ком­пании) различных заинтересованных лиц, защи­щать добросовестных участников от действий других участников, которые могут действовать в личных интересах.

С целью мотивировать участников к совмест­ной работе и отказу от поиска дополнительного источника дохода определена доля каждого участ­ника команды в конечном результате деятельно­сти компании. Доля в собственности компании может быть предоставлена участнику - внешне­му стейкхолдеру, который будет заинтересован в итоговом успехе. Поведение, права и ограни­чения (в том числе подразумеваемые) отдельных стейкхолдеров могут быть прописаны в корпора­тивных документах (в частности, в уставе ком­пании). Предполагается защита экономических интересов компании и ее участников от недобро­совестных действий других участников (менед­жмента, контролирующих собственников).

Для того чтобы снизить риски расторжения трудового договора с сотрудниками, необходимо предложить и программу долгосрочного мате­риального поощрения с целью заинтересовать внутренних стейкхолдеров (служащих, руководи­теля) в увеличении акционерной стоимости ком­пании (рыночной капитализации), поддерживать долгосрочные трудовые и корпоративные отно­шения путем распределения между участниками «фантомных» акций.1 Одним из условий выплаты дополнительного материального поощрения яв­ляется эффективность деятельности работника и достижения обществом положительного эко­номического результата в целом. Если участники придерживаются условий, установленных про­граммой долгосрочного поощрения, они могут получить ежегодный бонус.

Собственник имущества (капитала) рас­полагает широкими управленческими возмож­ностями, имеет право назначать (выбирать) руководителя, которому доверяет управление ор­ганизацией в целях достижения эффективности деятельности компании, как самостоятельно, так и под свою ответственность [Постановление Кон­ституционного Суда РФ, 2005].

В предпринимательской деятельности ком­мерческой организации могут сталкиваться интересы кредиторов, собственников, менед­жмента [Определение Конституционного Суда РФ, 2007]. Предлагаемая модель предназначена для того, чтобы минимизировать риски, связан­ные с необоснованными действиями отдельных заинтересованных лиц. Для предотвращения кон­фликта интересов, прежде всего между самим собственником и менеджментом, собственник привлекает квалифицированных внешних (не­зависимых) директоров (независимого руково­дителя). Их участие способствует укреплению независимости и объективности. Имея опыт ра­боты в отрасли экономики, независимые дирек­тора могут привнести новый взгляд на стратегию развития компании, в том числе благодаря более глубокому знанию местных условий (Письмо, [б.г]). Кроме того, при возникновении внутри­корпоративных проблем квалифицированные не­зависимые «внешние» директора могут служить дополнительным источником управленческого опыта [Письмо Банка России, б/н]. Привлечение независимых директоров, активное участие соб­ственников в принятии управленческих решений в рамках экономической стратегии позволяет ре­ализовать консенсуальную модель на практике.

Менеджмент должен соблюдать требования добросовестности и разумности. Добросовест­ность и разумность означают такое поведение лица (в том числе собственника, руководителя), которое в общем случае характерно для заботли­вого хозяина или добросовестного коммерсанта. При определении недобросовестности и неразум­ности в действиях (бездействии) конкретного лица нужно учитывать его обязанности, реаль­ные обстоятельства дела, требования добросо­вестности и осмотрительности, которые во вся­ком случае должен проявлять любой разумный и добросовестный участник [Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда, 2017 б]. При совершении сделки не должен возникать конфликт между личными интересами и интересами компании.

Дополнительные критерии добросовестности и разумности предполагают принятие решений с учетом всей имеющейся информации, в отсут­ствие конфликта интересов, с учетом равного отно­шения к акционерам общества, в рамках обычного предпринимательского риска, стремление доби­ваться устойчивого и успешного развития обще­ства [Кодекс корпоративного управления, 2014].

Бездействие становится противоправным лишь тогда, когда на лицо возложена обязан­ность действовать определенным образом в соот­ветствующей ситуации. Действия руководителя должны соответствовать разумной деловой цели (в результате неэффективного управления со сто­роны директора могут наступить негативные последствия (имущественный ущерб, убыток) для компании). Руководитель должен быть защи­щен от недобросовестных действий со стороны отдельных акционеров (например, собственник, имеющий необоснованный интерес, злоупотре­бляет правами на получение информации о компа­нии; руководитель действует в рамках стратегии, а акционер выражает несогласие с финансово­хозяйственной политикой компании, фактически противопоставляя ее собственным (личным) ин­тересам, интересы компании и остальных участ­ников (речь идет о том, что некоторые недобросо­вестные акционеры могут злоупотреблять своим правом, в частности на получение информации для последующей ее передачи конкурентам). В данном случае руководитель обладает презумп­цией добросовестности [Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, 2016].

С целью улучшить качество корпоративного управления в уставе необходимо сформулировать требования к кандидатам (в том числе в отноше­нии независимых директоров) в органы управле­ния. Действующее российское законодательство не запрещает устанавливать дополнительные требования к кандидатам на должность в орган управления: требования, связанные с особенно­стями работы компании, в том числе касающиеся профессионального опыта, репутации, сведений о владении акциями других компаний, аффилиро­ванности с другими компаниями и т.п.

Собственники должны руководствовать­ся принципами эффективного корпоративного управления, в частности не допускать уклонения от соблюдения законодательства и надлежащей деловой практики (правоприменительной прак­тики), бездействия при управлении компанией [Европейский Суд, 2017]. Чтобы избежать по­тенциального конфликта, перед принятием биз­нес-решения руководитель должен раскрыть соб­ственникам информацию о данной сделке.

Предлагаемая модель корпоративного управ­ления содержит механизм оценки личной эффек­тивности участника (в частности, руководителя). Предусмотрены следующие критерии:

  • личная результативность: производитель­ность труда работника, качество и полнота выполнения поставленных перед работни­ком задач, умение работать самостоятель­но, соблюдение трудовой дисциплины, го­товность брать на себя дополнительную нагрузку;
  • совершенствование профессиональных зна­ний: профессиональное развитие работника, навыки освоения новых методов работы;
  • создание инноваций, выявление имеющих­ся резервов для последующего повышения производительности труда, оптимизация ра­бочего процесса: инициативность участника в оптимизации рабочего процесса, готов­ность участника выступать в качестве агента изменений в подразделении;
  • работа в команде: навыки сотрудничества с коллегами, умение учитывать командные интересы (акцент делается на эмоциональ­ное сплочение участников посредством решения командных задач, выполнение ко­торых в одиночку невозможно, управление временем, повышение личной инициативы, оптимизацию процесса принятия решений, персонализацию ответственности, создание положительного микроклимата в коллекти­ве, готовность подстраховать коллег в период пиковой нагрузки);
  • клиентоориентированность: навыки взаи­модействия с клиентами, умение понимать и удовлетворять их потребности, умение са­мостоятельно разрешать конфликтные ситуа­ции.

По каждому критерию выставляется оценка по шкале:

  • «А» - значительно превосходит ожидания;
  • «В» - превосходит ожидания;
  • «C» - соответствует ожиданиям;
  • «D» - требует улучшения;
  • «Е» - неудовлетворительно.

Оценка может проводиться ежеквартально и по итогам работы за год [Апелляционное опре­деление Хабаровского краевого суда, 2014].

Дополнительно к механизму оценки личной эффективности необходимо внедрить программу долгосрочной мотивации для участников (работ­ников, руководителей). Вознаграждение по дан­ной программе должно напрямую быть связано с результатами деятельности организации и про­фессионализмом сотрудников. Подобные про­граммы мотивации работников распространены в деловой практике крупных компаний («КОМ­СТАР», «Лукойл», «Альфа-капитал», «АФК- Система», «Норильский никель» и др.), что сви­детельствует об их эффективности.

Основным инструментом, с помощью которо­го можно качественно улучшить корпоративное управление, является устав. Устав является вну­тренним корпоративным документом, который ограничивает управленческие полномочия ме­неджмента (права на выбор горизонта времени для достижения корпоративных целей), совета директоров. В уставе прописаны особенности принятия управленческих решений, требования к руководителю, а также механизм подразуме­ваемых (имплицитных) ограничений. Данный механизм был заимствован из практики Европей­ского Суда по правам человека и определяет ситу­ации (случаи), которые не прописаны напрямую в тексте нормативного акта. Механизм позволяет руководителю действовать по собственному ус­мотрению в определенной ситуации (он имеет право выбирать горизонты времени при реализа­ции экономической стратегии компании, при ус­ловии, что данная экономическая стратегия будет наилучшей в интересах компании, с учетом ре­ального положения дел), его решения должны со­ответствовать принципам законности и в рамках корпоративной цели. Если подразумеваемые (им­плицитные) ограничения отражены в уставе и ру­ководитель с ними ознакомлен, то в случае на­рушения устава руководителем акционер сможет предоставить суду доказательство того, что руко­водитель знал о положениях устава и тем не ме­нее совершил сделку в личных интересах.

В уставе могут быть определены отдельные случаи, связанные с особенностями заключения сделки, в том числе той, где может быть заинтере­сованность руководителя [Определение Консти­туционного Суда, 2011]. На практике заинтересо­ванность трактуется широко, как любой прямой или косвенный финансовый интерес, выгода, доля, бонус, иные привилегии и преимущества, которые лицо может получить непосредственно или через своего представителя, номинального держателя, родственника в результате такой сдел­ки. При осуществлении своих полномочий менед­жер обязан действовать от имени юридического лица исключительно добросовестно, с соблюде­нием должной осмотрительности, в интересах собственника. Ему запрещено заключать сделки с самим собой (через номинального приобрета­теля), с близким родственником, с юридическим лицом, где он или его родственники являются участниками, работают на управляющих позици­ях, и иным образом обогащаться за счет соверша­емой сделки, если полностью не была раскрыта информация относительно заинтересованности менеджера или представителя, который заключа­ет такую сделку, включая особенности получения им выгоды прямо или косвенно и убытки, кото­рые понесет компания [Определение Высшего Арбитражного Суда, 2011]. Конкретизируя осо­бенности сделок с заинтересованностью в уста­ве, мы предотвращаем реализацию воли органа управления, не совпадающей с волеизъявлением собственника. Наконец, в уставе можно предус­мотреть обязательную лояльность руководителя по отношению к компании. Имеется в виду за­прет на конкуренцию руководителя с компанией как юридическим лицом. Тем самым сокращает­ся риск того, что руководитель компании создаст и возглавит другое юридическое лицо и перема­нит туда клиентов (контрагентов) для получения личной выгоды в ущерб интересам других соб­ственников.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной в следующих случаях:

  • руководитель действовал при наличии кон­фликта между его личными интересами (ин­тересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица;
  • руководитель скрывал информацию о совер­шенной им сделке от участников юридиче­ского лица;
  • руководитель совершил сделку без требую­щегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юри­дического лица;
  • руководитель знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на мо­мент их совершения не отвечали интересам юридического лица [Постановление Плену­ма, 2013, п. 2].

Учет обстоятельств позволит суду признать, что действия руководителя были добросовест­ными и разумными [Постановление Президиума 2012].

В случае несоблюдения фидуциарной обя­занности лояльности суд может вменить руково­дителю гражданско-правовую ответственность: возмещение убытков, как упущенной выгоды, так и реального ущерба [Постановление Арбитраж­ного суда 2017б].

В заключение следует отметить, инициати­ва реализации модели корпоративного управ­ления должна исходить от активных добросо­вестных собственников, поскольку именно они определяют экономическую стратегию развития корпорации. Консенсуальная модель позволит максимально учесть интересы заинтересован­ных участников (менеджмента, собственников), снизит риск действий органа управления в лич­ных интересах. Тестом на добросовестность и разумность действий со стороны руководства будет служить механизм подразумеваемых (им­плицитных) ограничений, закрепленный в уста­ве компании. Создание эффективной структуры корпоративного управления позволит понизить градус конфликта между собственниками и ме­неджментом, укрепив систему сдержек и проти­вовесов.

Об авторе

С. И. Луценко

Россия

Аналитик. Область научных интересов: корпоративное управление, финансирование компаний.



Список литературы

1. Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 22.10.2014 по делу № 33–6244 / 2014 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / j5y1VH.

2. Определение Верховного Суда РФ от 26.08.2016 по делу № 305‑ЭС16–3884, А41–8876 / 2015 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / CwBM6S.

3. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.12.2011 № ВАС-12434 / 11 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / AvVYdM.

4. Определение Конституционного Суда РФ от 02.11.2011 № 1486‑О-О // Консультант Плюс. URL: goo.gl / Hzhujf.

5. Определение Конституционного Суда РФ от 03.07.2007 № 681‑О-П // Консультант Плюс. URL: goo.gl / LhuSf6.

6. Письмо Банка России б / н «О рекомендациях Базельского комитета по банковскому надзору «Совершенствование корпоративного управления в кредитных организациях» ( [б.г.]) // Консультант Плюс. URL: goo.gl / 2DTx3E.

7. Письмо Центрального банка Российской Федерации от 10.04.2014 № 06–52 / 2463 «О Кодексе корпоративного управления» // Консультант Плюс. URL: goo.gl / 65R9dR.

8. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 05.05.2016 по делу № А43–21107 / 2013 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / C1Tu5C.

9. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.09.2017 по делу № А73–8747 / 2016 (2017а) // Консультант Плюс. URL: goo.gl / UsPc13.

10. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.06.2017 по делу № А60–2329 / 2016 (2017б) // Консультант Плюс. URL: goo.gl / uo7cck.

11. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2016 по делу № А40–51748 / 2016 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / p2whnz.

12. Постановление Конституционного Суда РФ от 10.04.2003 № 5‑П // Консультант Плюс. URL: goo.gl / easvo4.

13. Постановление Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 № 3‑П // Консультант Плюс. URL: goo.gl / 9GvUx4.

14. Постановление Конституционного Суда РФ от 25.05.2010 № 11‑П // Консультант Плюс. URL: goo.gl / yc5Vjg.

15. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Консультант Плюс. URL: goo.gl / rcAjyi.

16. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.03.2012 № 12505 / 11 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / dqHd5p.

17. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.11.2010 № 8366 / 10 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / W54rDt.

18. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.06.2013 № А40–50320 / 12‑138‑470 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / M4pCDj.

19. Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2016 по делу № А51–1545 / 2016 // Консультант Плюс. URL: goo.gl / bp4xiA.

20. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2017 по делу № А50–12006 / 2016 (2017а) // Консультант Плюс. URL: goo.gl / H84uCr.

21. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2017 по делу № А60–19440 / 2015 (2017б) // Консультант Плюс. URL: goo.gl / Sjdsw7.

22. Рекомендации Базельского комитета по банковскому надзору «Принципы совершенствования корпоративного управления» (г. Базель, октябрь 2010 года) // Консультант Плюс. URL: goo.gl / U7iPVE.

23. Blair M., Stout L. (1999) A Team Production Theory of Corporate Law // Virginia Law Review. Vol. 85. P. 247–328.

24. Case of Lekic v. Slovenia (2017) // European Court of Human Rights. URL: goo.gl / rTV7Lb.

25. Case of OAO Neftyanaya kompaniya Yukos v. Russia (2012) // European Court of Human Rights. URL: goo.gl / 8toi26.

26. Jensen M., Meckling W. (1976) Theory of the Firm: Managerial Behavior, Agency Costs and Ownership Structure // Journal of Financial Economics. Vol. 3. P. 305–360.

27. Lane T., Ghosh A., Hamann J. et al. (1999) IMF – Supported Programs in Indonesia, Korea, and Thailand. A Preliminary Assessment // Occasional Paper / International Monetary Fund. № 178. P. 1–82.


Для цитирования:


Луценко С.И. Корпоративное управление: взгляд изнутри. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2017;(6):74-79. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-6-74-79

For citation:


Lutsenko S.I. Corporate governance: inside. Strategic decisions and risk management. 2017;(6):74-79. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-6-74-79

Просмотров: 223


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)