Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

Влияние перекрестного субсидирования в электро- и теплоэнергетике на изменение поведения участников оптового и розничного рынков электро- и теплоэнергии

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-78-86

Полный текст:

Аннотация

Электро- и теплоэнергия являются товаром, параметры которого изначально определены, следовательно, можно предположить, что поведение потребителей в контексте выбора источника энергоснабжения будет в значительной степени определяться ценой на энергоресурсы. Однако при анализе поведения потребителей при принятии операционных и инвестиционных решений следует учитывать, что действующие в настоящее время тарифы искажены наличием перекрестного субсидирования.

Для цитирования:


Линдер Н., Трачук А.В. Влияние перекрестного субсидирования в электро- и теплоэнергетике на изменение поведения участников оптового и розничного рынков электро- и теплоэнергии. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2017;(3):78-86. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-78-86

For citation:


., . . Strategic decisions and risk management. 2017;(3):78-86. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-78-86

- Электро- и теплоэнергия являются то­варом, параметры которого изначально опре­делены, следовательно, можно предположить, что поведение потребителей в контексте выбора источника энергоснабжения будет в значительной степени определяться ценой на энергоресурсы. Однако при анализе пове­дения потребителей при принятии операцион­ных и инвестиционных решений следует учи­тывать, что действующие в настоящее время тарифы искажены наличием перекрестного субсидирования.

Перекрестное субсидирование появилось в 90-е годы как мера социальной поддержки для населения, но даже с ростом доходов граждан объемы перекрестного субсидирования про­должали расти [Селляхова, 2012; Арзуманов, 2013; Павлов, 2017]. Государство неоднократ­но пыталось решить проблему перекрестно­го субсидирования. Так, в начале 90-х годов была создана двухуровневая структура ре­гулируемых рынков: рынок «Единственный покупатель» на федеральном уровне и регу­лируемые вертикально-интегрированные ком­пании на уровне регионов [Трачук, 2010а]. Вместе с тем, модель рынка «Единственный покупатель» была реализована на ФОРЭМе не полностью - АО-электростанции и боль­шинство АО-энерго, участвующих в оптовом рынке, являлись дочерними компаниями РАО «ЕЭС России», которое фактически было мо­нополистом на ФОРЭМе. Второй этап реформ был начат в 2001 году, в результате деятель­ность монопольных вертикально-интегри­рованных электроэнергетических компаний была разделена на три конкурирующие сфе­ры: производство, передача и распределение, сбыт электроэнергии [Трачук и др., 2010б].

Эти меры позволили привлечь приток иностранных инвестиций, в частности та­ких крупных компаний, как E.On (немецкая энергокомпания), Enel (итальянская энерго­компания), Fortum (финская государственная энергетическая компания), а также убрать механизм перекрестного субсидирования с оптовых рынков [Трачук, 2011]. В 2014 году механизм перекрестного субсидирования был легализован, и соответствующее поня­тие было введено в законодательство России. Были завершены пилотные проекты по вве­дению социальной нормы, но их эффектив­ность не оправдалась [Зыкова, 2016]. Стало понятно, что решить проблему опережающим ростом тарифов без негативных социальных последствий невозможно [Трачук и др., 2017].

Поиск компромиссных решений ведет к постановке ряда вопросов о воздействии снижения цен на эффективность:

  • какой прямой экономический эффект, в том числе для самих промышленных пред­приятий, сформирует снижение отпускной цены электроэнергии?
  • насколько данное снижение сократит объем капитальных вложений со стороны электрогенерирующих и электросетевых компаний и, соответственно, насколько сни­зился спрос со стороны последних на матери­алоемкую продукцию промышленных пред­приятий?

Вопросы воздействия ценообразования в электроэнергетике на макроэкономические показатели отраслей экономики рассмотрены в ряде крупных работ в данной области, где были выявлены следующие особенности:

  • последствия ценовых воздействий рас­сматриваются исключительно в аспекте поло­жительного влияния снижения цен покупной электроэнергии для потребителей без учета эффекта сокращения объемов капитальных вложений и, следовательно, спроса на мате­риалоемкую продукцию промышленных от­раслей со стороны электроэнергетических компаний в результате формирования у по­следних «выпадающих» доходов;
  • за рамками исследований остаются во­просы воздействия корректировки тарифной политики в электроэнергетике (поэтапного сокращения перекрестного субсидирования) на отрасли экономики во взаимосвязи вы­пуска отраслевой продукции и платежеспо­собного спроса домашних хозяйств, его по­следующего влияния на темпы отраслевой производственной динамики при одновремен­ном снижении и повышении цен электроэнер­гии соответственно для прочих потребителей и населения.

В частности, в работе «Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: итог пятнадцатилетней борьбы» Энергетическо­го центра Московской школы управления «Сколково» [Ряпин, 2013], где предлагает­ся поэтапный расчет структуры формирова­ния перекрестного субсидирования между категориями потребителей электроэнергии в России по всей цепочке «производство - до­ставка» электроэнергии, анализируется толь­ко положительное воздействие ликвидации перекрестного субсидирования на динамику промышленного роста в размере 3,6% в год. За рамками данного исследования остается вопрос: как рост цен электроэнергии для на­селения, обусловленный отменой перекрест­ного субсидирования, отразится на объеме совокупного спроса и на добавленной стои­мости непосредственно самих отраслей эко­номики?

 

Таблица 1

Прямые и полные затраты на электроэнергию по отраслям экономики

Доля прямых затрат на электроэнер­гию в валовом выпуске

Доля полных затрат на электроэнергию в валовом выпуске

1

Производство и распре­деление электроэнергии, газа и воды

8,14

1

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

8,89

2

Добыча полезных ископаемых

4,26

2

Добыча полезных ископаемых

5,03

3

Обрабатывающие

производства

2,05

3

Обрабатывающие

производства

3,86

4

Транспорт и связь

1,58

4

Транспорт и связь

2,49

5

Оптовая и розничная торговля

0,92

5

Строительство

1,97

6

Строительство

0,89

6

Предоставление прочих коммунальных и социальных услуг

1,32

7

Предоставление прочих коммунальных и социаль­ных услуг

0,75

7

Оптовая и розничная торговля

1,11

8

Гостиницы и рестораны

0, 63

8

Рыболовство и рыбоводство

1,08

9

Здравоохранение и предо­ставление прочих соци­альных услуг

0,34

9

Гостиницы и рестораны

0,97

10

Рыболовство и рыбоводство

0,29

10

Здравоохранение и предоставление прочих социальных услуг

0,76

Источник: [Трачук и др., 2017]

 

Таблица 2

Объемы перекрестного субсидирования за 2011-2015 гг

 

2011

2012

2013

2014

2015

Общая сумма перекрестного субси­дирования, осуществляемого через регулируемые договоры на электро­энергию и мощность, млрд руб.

60,1

61,4

62,9

67,8

71,3

Предельная величина перекрестного субсидирования, «заложенного» в се­тевые тарифы, млрд руб.

205,3

209,4

213,6

218,9

229,4

Объем переплаты потребителями «по­следней мили», млрд руб.

58,6

74,1

42,4

23,9

20,7

Объем перекрестного субсидирования в ставке на оплату потерь электроэнер­гии, млрд руб.

29,92

27,94

26,36

28,9

25,6

Общая сумма перекрестного субсиди­рования, млрд руб.

353,92

372,84

345,26

339,5

347

Источник: [Трачук и др., 2017]

 

В работе «Влияние роста цен на газ и электроэнергию на развитие экономи­ки России» Института энергетических исследований РАН [Макаров, Митрова, 2013], где исследуется влияние принципа сдерживания темпа роста отпускных цен на энергоносители на основные макроэко­номические показатели, в частности при­водится тезис, что сдерживание цен на га­зоснабжение и электроэнергию позволит обеспечить прирост ВВП в размере 9,4 трлн рублей в период 2013-2020 годов, в основ­ном за счет перенаправления сэкономленных средств электроемких производств на инве­стиции, что обеспечило бы мультипликатив­ный эффект в экономике за счет прироста производства в смежных отраслях, - не учи­тывается эффект сдерживания цен на энерго­ресурсы для самих энергетических компаний и впоследствии на экономику - приводится лишь тезис, что данный сценарий посилен для компаний-энергопоставщиков и не соз­дает угрозы их финансовому положению.

В этой связи была поставлена цель иссле­дования - провести анализ влияния ценообра­зования на электроэнергию на макроэконо­мические показатели отраслей экономики с целью выработки рекомендаций по снижению объемов перекрестного субсидирования.

Для достижения цели исследования мы ис­пользовали трехэтапную методологию, пер­вый этап которой представлял собой анализ уровня энергоемкости отраслей экономики, позволяющий предварительно оценить воз­действие изменения цен электроэнергии по каждой отрасли с учетом обмена промежуточ­ной продукцией.

На втором этапе был проведен расчет объ­емов перекрестного субсидирования по методологии, предложенной в работе [Ряпин, 2013], и мы оценили влияние рассчитанных объемов перекрестного субсидирования на субсидирующих и субсидируемых участников энергорынка.

На третьем этапе проведено моделирова­ние снижения объемов перекрестного субси­дирования и его влияние на макроэкономиче­ские показатели.

Следует отметить, что ценовой фактор электроэнергии усиливается наличием меж­отраслевых связей в экономике. Так, напри­мер, увеличение цены электроэнергии для об­рабатывающих отраслей может не только повлиять на снижение их прибыли или фонда оплаты труда или привести к пропорциональ­ному повышению цены отпускной продукции, но и увеличить себестоимость отраслей, где существенную долю занимает продукция этих отраслей. В этой связи уровень влияния це­нового фактора электроэнергии на отдельные отрасли экономики определяется не только долей прямых затрат на покупную электро­энергию в выпуске продукции, но и объемом использования продукции смежных отраслей, особенно электроемких, при изготовлении собственной продукции, куда уже предвари­тельно включены аналогичные прямые затра­ты на электроэнергию.

 

Таблица 3

Суммарные объемы перекрестного субсидирования в электроэнергетике в 2015 году и объем субсидирования, приходящегося на население (без НДС)

Механизм перекрестного субсидирования

Переплата «субсидирующих» потребителей, млрд руб.

Объем субсидирования, при­ходящийся на население и по­требителей СН2, млрд руб.

Аренда «последней мили»

20,7

Перераспределение НВВ в ставке на содержание сетей

229,4

159,32

Перераспределение расходов на компенсацию потерь в ставке на оплату потерь электроэнергии

25,6

21,7

Объем субсидирования потребителей через регулируемые договоры на ОРЭМе

71,3

71,3

Итого объем переплаты потребителей/объем субсидий, приходящихся на население и потребителей СН2

347

252,32

Разница объема переплаты крупными потребителями и объема субсиди­рования населения и потребителей СН2, млрд руб.

94, 68

Доля субсидирования населения и потребителей СН2 в общем объеме переплаты потребителей, %

70,1

Источник: [Трачук и др., 2017]

 

Для анализа уровня энергоемкости отрас­лей нами были определены полные затраты на основе двух этапов:

  • на основании данных Росстата (Бюл­летень «Структура и основные показатели деятельности хозяйствующих субъектов») определялись прямые фактические стоимост­ные затраты на электроэнергию по отраслям экономики в соответствии с Общероссийским классификатором видов экономической дея­тельности (ОКВЭД) (за исключением отрасли «Финансовая деятельность»);
  • полученные данные интегрировались в краткие таблицы использования товаров и ресурсов в ценах покупателей системы на­циональных счетов (СНС) посредством двой­ного пересчета - первоначально прямых за­трат на покупную электроэнергию отраслей, участвующих в промежуточном потреблении с учетом коэффициента использования вы­пуска продукции последних в производстве продукции смежной отрасли за вычетом доли прямых затрат одноименной отрасли и анало­гично пересчета уже полных затрат в структу­ре производства отраслей (табл. 1).

Превышение соотношения полных затрат к прямым составляет в среднем 2-2,5 раза, причем сопоставление таких затрат показыва­ет наиболее сильное влияние ценового факто­ра в отраслях: «Строительство» - вместо 6-й позиции при ранжировании по прямым затратам переместилось на 5‑е место; отрасль «Рыболовство, рыбоводство» сместилась на 2 позиции вверх, опередив отрасль «Гостиницы, рестораны» и «Здравоохранение», которые, наоборот, по отношению к прямым затратам электроэнергии сместились вниз.

Все вышеуказанные перемещения при ран­жировании обусловлены дифференциацией доли использования отраслевой продукции электроемких предприятий в собственном производстве продукции и оказании услуг.

Таким образом, полные затраты покупной электроэнергии с учетом прямых и косвенных затрат электроэнергии в стоимости выпуска продукции позволяют в первом приближении оценить воздействие изменения цен электро­энергии по каждой отрасли с учетом обмена промежуточной продукцией.

На втором этапе исследования нами прове­ден анализ объемов перекрестного субсидиро­вания за последние пять лет (2011-2016 годы) показывающий, что наибольший объем пере­крестного субсидирования приходится на сетевые тарифы (табл. 2). В целом следует отметить, что за пять лет рост объемов пере­крестного субсидирования удалось остано­вить. Так, в 2015 году объемы перекрестного субсидирования снизились на 2% (это 6,92 млрд рублей). В основном это произошло за счет сокращения объемов переплаты потре­бителями «последней мили» (снижение про­изошло на 37,9 млрд рублей, или в 3,5 раза). Также снизился объем перекрестного субси­дирования в ставке на оплату потерь электро­энергии на 4,32 млрд рублей, или на 14,8%.

 

Таблица 4

Показатели электропотребления в натуральных и стоимостных показателях некоторых отраслей экономики в 2015 году

Отрасль

Электропо­требление, млн кВт-ч

Затраты на покуп­ную электроэнер­гию, млн руб.

Удельная цена электро­энергии, руб. /кВт-ч

Доля затрат на покуп­ную электроэнергию в себестоимости про­изводства, %

Доля затрат на по­купную электро­энергию в валовой прибыли, %

Добыча полезных ископаемых

559226,4

286493,107

0,51

3,81

8,25

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

121535,028

180686,744

1,64

7,23

27,91

Обрабатывающие производства, в т.ч.

370060,847

566193,096

1,53

5,94

14,69

Транспорт и связь

87850,2

220119,524

2,5

3,51

12,52

Строительство

12139,4

20246,781

1,67

1,27

2,39

Оптовая и розничная торговля

34548,6

45135,499

1,31

1,03

0,73

Сельское хозяйство, охота, лесное хозяйство

16756,8

45086,271

2,69

2,74

13,27

Прочие виды деятельности

96625,5

113904,048

1,18

0,94

5,72

Итого

1060237,8

1574695,961

1,49

3,06

8,59

Источник: [Трачук и др., 2017]

 

К негативным тенденциям следует от­нести: увеличение объемов перекрестного субсидирования, осуществляемого через ре­гулируемые договоры на электроэнергию и мощность, на 11,2 млрд рублей, что со­ставляет 18,3%, и предельной величины пе­рекрестного субсидирования, «заложенно­го» в сетевые тарифы на 24,1 млрд рублей, или 11,7% [Володин, Линдер, 2017].

Далее мы провели анализ влияния рассчи­танных объемов перекрестного субсидирования на субсидирующих и субсидируемых участни­ков энергорынка. Под субсидирующими груп­пами потребителей мы понимаем потребителей, присоединенных на высоком напряжении (BH) и на первом среднем напряжении (СН1). К суб­сидируемой группе отнесено население (HH) и потребители, подключенные на 2СН (табл. 3).

 

Таблица 5

Влияние одномоментного сокращения перекрестного субсидирования на экономические показатели участников энергорынка, млрд руб. (в ценах 2011 года)

Наименование отрасли

Динамика валовой прибыли по отраслям экономики при сни­жении цен на электро­энергию

Динамика валовой прибыли по отрас­лям при росте цен на электроэнергию для населения

Сальдо эффектов в разрезе элементов добавленной стоимости отраслей

Всего

Оплата труда

Валовая прибыль

Чистые и др. налоги на про­изводство

1

Нефтегазовая промышлен­ность

+ 1238

- 1362

- 114

- 34,57

- 85,36

- 4,07

2

Добыча угля

+1842

- 1898

- 56

- 35

- 21

0

3

Горючие сланцы и торф

+31

- 27

4

2

2

0

4

Электро-и теплоэнергия

+1439

- 1246

193

68

118

7

5

Черная металлургия

+1128

- 885

243

72

164,88

6,12

6

Цветная металлургия

+6563

- 6379

184

56

124,1

3,9

7

Химическая и нефтехими­ческая промышленность

+1065

- 1254

- 189

- 97

- 80

- 12

8

Легкая промышленность

+1227

- 1411

- 184

- 99,5

- 81

- 3,5

9

Пищевая промышленность

+1462

- 1632

- 170

- 79

- 84

- 7

10

Производство строймате­риалов

+773

- 584

189

102

83

4

11

Деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

+409

- 597

- 188

- 39

- 36

- 13

12

Производство машин и оборудования

+3517

- 3369

148

99,1

43

5,9

13

Прочие

+456

- 510

- 54

- 23

- 28

3

14

Строительство

+6815

- 6764

149

71

76

3

15

Сельское хозяйство

+3417

- 3555

- 138

- 13

- 121

- 4

16

Транспорт и связь

+2821

- 2730

- 69

- 33

- 31

- 5

17

Торговля и посредниче­ские услуги

+1556

- 1792

- 236

- 14,3

- 213

- 8,7

18

Прочие виды деятельности

+459

- 546

- 87

- 51

- 33

- 3

19

ЖКХ и непроизводствен­ные виды бытового обслу­живания населения

+1574

- 1706

- 132

- 81

- 47,8

- 3,2

20

Здравоохранение

+3238

- 3120

118

82

25

5

21

Финансовое посредниче­ство, страхование

+3449

- 3232

- 197

- 143

- 48,1

- 5,9

22

Наука и научное обслужи­вание

+954

- 943

11

9

2

0

 

Итого

+ 45433

- 45542

- 575

- 181,27

- 271,28

- 31,45

Источник: [Трачук, Линдер, 2017]

 

Основная нагрузка субсидирования при­ходится на первую группу (ВН) - около 179,5 млрд руб., которая включает суммы переплат, включенные в ставку на компенсацию потерь, а также перекрестное субсидирование между одноставочным и двухставочными тарифами на высоком напряжении.

Потребители, подключенные на первом среднем уровне (СН1), несут меньший объем субсидирования - около 14,9 млрд руб. в со­ставе ставки на компенсацию потерь и содер­жание сетей.

Следует отметить, что не всегда можно вы­делить группы субсидируемых потребителей. Например, плата потребителей, подключен­ных к объектам «последней мили», увеличива­ет выручку сетевых компаний, но не является в чистом виде «перекрестным субсидирова­нием». Таким образом, общая разница между переплатой субсидирующих групп потребите­лей и объемами субсидирования, для которых можно установить группы потребителей - бе­нефициаров, в 2015 году составила 94,68 млрд рублей без НДС.

На третьем этапе исследования мы рассмо­трели влияние цены на электроэнергию на де­ятельность предприятий различных отраслей промышленности.

Влияние энергетической отрасли на де­ятельность предприятий других отраслей обусловлено уровнем расходов на покупку электроэнергии и ее долей в себестоимости продукции соответствующих отраслей. Так, наиболее энергоемкими считаются металлур­гическое и химическое производства, где доля затрат на электроэнергию может достигать 35% (например, при производстве алюминия). При этом наибольший объем потребляемой электроэнергии приходится на отрасли чер­ной и цветной металлургии, в т.ч. производ­ство алюминия, химической отрасли, в т.ч. производство пластмасс, химических смол, удобрений, синтетического каучука. Сле­дует отметить, что высокая доля покупной электроэнергии в себестоимости предпри­ятий отрасли производства и распределения электроэнергии, газа и воды обусловлена тех­нологией такого производства (обеспечение работы электрооборудования станционной электросети, насосов, компрессоров и проч.), а также величиной потерь при передаче элек­троэнергии. Например, в 2015 году величина собственных нужд электростанций составила 53 760 млн кВт-ч, а величина потерь оценена 11,48% от величины отпуска электроэнергии в сеть. При этом следует учитывать, что если генерирующие компании превышают установ­ленные лимиты потребления электроэнергии, то стоимость электроэнергии для собствен­ных нужд рассчитывается исходя из средне­взвешенных цен ОРЭМа, которая значительно выше. В целях компенсации потерь в энерге­тической сети электросетевые компании опла­чивают электроэнергию по одноставочной цене, формируемой по принципу как для ко­нечного потребителя, за вычетом стоимости услуг по передаче электрической энергии по собственным электросетям и с учетом со­ответствующей сбытовой надбавки гаранти­рующего поставщика.

В табл. 4 показано потребление электро­энергии предприятиями различных отраслей.

Если проанализировать уровень затрат на электроэнергию в валовой прибыли компа­ний (столбец 6 табл. 4), то колебание от 0,73% в оптовой и розничной торговле до 27,9% в производстве и распределении электро­энергии, газа и воды говорит о существен­ном влиянии цен на электроэнергию на уро­вень располагаемых собственных инвестиций в отраслях экономики (в среднем доля затрат на электроэнергию составила 8,59%).

Таким образом, перекрестное субсидиро­вание населения негативно влияет на конку­рентоспособность целого ряда отраслей рос­сийской промышленности, создает стимулы для крупных потребителей строить собствен­ную генерацию, инвестировать в присоеди­нение к электрическим сетям открытого ак­ционерного общества «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы», приводит к убыткам распределительных се­тевых организаций, а также к росту тарифов для малого и среднего бизнеса, что суще­ственно замедляет его развитие.

Завышенные тарифы на услуги по пере­даче электроэнергии для промышленных потребителей заставляют их активно раз­вивать собственную генерацию и стремить­ся к снижению потребления электроэнергии из централизованной сети, что также ставит под угрозу стабильность работы сетевых компаний. Завышенная доля сетевой состав­ляющей в конечной цене электроэнергии «от­бирает» выручку генерирующих компаний. Все это, безусловно, сказывается на рыночной капитализации и способности привлекать за­емные средства как генерирующими компа­ниями, так и распределительными сетевыми компаниями.

 

Таблица 6

Расчет оптимального темпа роста тарифов на электроэнергию в целом по РФ на 2017 г.

Темп роста тарифов на электро­энергию для населе­ния

Средневзвешен­ный односта­вочный тариф на электроэнер­гию для населе­ния, руб./кВт-ч

Динамика ВДС по отраслям при снижении цен на покуп­ную электро­энергию, млн руб.

Динамика ВДС по отраслям с учетом сниже­ния покупатель­ной способности населения, млн руб.

Сальдо эф­фектов, млн руб.

Расходы государ­ственного бюд­жета на компен­сацию стоимости электроэнергии малоимущим группам населе­ния, млн руб.

Эффект ликвидации перекрестного субсидирова­ния, млн руб.

Доля расходов домохозяйств на покупную электроэнер­гию в составе расходов,%

101%

2,65

8566

30610

-22044

21305

-43349

2,35

102%

2,68

17132

61220

-44088

21518,05

-65606,05

2,36

103%

2,70

25698

91830

-66132

21733,2305

-87865,2305

2,37

104%

2,73

34264

122440

-88176

21950,56281

-110126,562

2,38

 

 

 

 

 

 

 

 

145%

4,11

385470

3856860

-3471390

33008,21086

-3504398,211

2,79

146%

4,15

394036

3887470

-3493434

33338,29297

-3526772,293

2,8

147%

4,19

402602

3918080

-3515478

33671,6759

-3549149,676

2,81

148%

4,23

411168

3948690

-3537522

34008,39266

-3571530,39

2,82

149%

4,27

419734

3979300

-3559566

34348,47659

-3593914,48

2,83

150%

4,32

428300

4009910

-3581610

34691,96135

-3616301,96

2,84

151%

4,36

436866

4040520

-3603654

35038,88096

-3638692,88

2,85

152%

4,40

445432

4071130

-3625698

35389,26977

-3661087,27

2,86

153%

4,45

453998

4101740

-3647742

35743,16247

-3683485,16

2,87

154%

4,49

462564

4132350

-3669786

36100,5941

-3705886,59

2,88

155%

4,54

471130

4162960

-3691830

36461,60004

-3728291,6

2,89

156%

4,58

582488

4193570

-3611082

36826,21604

-3647908,216

2,9

157%

4,63

693846

4224180

-3530334

37194,4782

-3567528,478

2,91

158%

4,67

805204

4254790

-3449586

37566,42298

-3487152,423

2,92

159%

4,72

916562

4285400

-3368838

37942,08721

-3406780,087

2,93

160%

4,77

1027920

4316010

-3288090

38321,50808

-3326411,508

2,94

161%

4,81

1139278

4346620

-3207342

38704,72316

-3246046,723

2,95

162%

4,86

1250636

4377230

-3126594

39091,77039

-3165685,77

2,96

163%

4,91

1361994

4407840

-3045846

39482,6881

-3085328,688

2,97

164%

4,96

1473352

4438450

-2965098

39877,51498

-3004975,515

2,98

165%

5,01

1661804

4469060

-2807256

40276,29013

-2847532,29

2,99

166%

5,06

1850256

4499670

-2649414

40679,05303

-2690093,053

3

167%

5,11

2038708

4530280

-2491572

41085,84356

-2532657,844

3,01

168%

5,16

2227160

4560890

-2333730

41496,702

-2375226,702

3,02

169%

5,21

2415612

4591500

-2175888

41911,66902

-2217799,669

3,03

170%

5,27

2604064

4622110

-2018046

42330,78571

-2060376,786

3,04

171%

5,32

2792516

4652720

-1860204

42754,09356

-1902958,094

3,05

172%

5,37

2980968

4683330

-1702362

43181,6345

-1745543,634

3,06

173%

5,42

3169420

4713940

-1544520

43613,45084

-1588133,451

3,07

174%

5,48

3357872

4744550

-1386678

44049,58535

-1430727,585

3,08

175%

5,53

3546324

4775160

-1228836

44490,08121

-1273326,081

3,09

Источник: [Трачук, Линдер, 2017]

 

Завышенные расходы на оплату электро­энергии, которые несут субсидирующие группы потребителей, выражаются в более низком, чем потенциально возможный, росте промышленного производства. И, соответ­ственно, в более низком ВВП. Недополучен­ный ВВП оценивается, по нашим расчетам, в 387, 9 млрд рублей, или 0,6%.

Для ответа на вопрос - «С каким темпом необходимо снижать объемы перекрестного субсидирования?» были использованы ин­струменты системы национальных счетов - симметричные таблицы «затраты - выпуск» и межотраслевой баланс «продукт - продукт», рассчитанный по 22 отраслям. Также строи­лись регрессионные зависимости между ВДС (валовой добавленной стоимостью) отраслей экономики и ее дальнейшем распределении на воспроизводство и конечное потребление.

Мы провели анализ влияния постепенно­го снижения перекрестного субсидирования (на 2%, то есть тот темп, который есть сей­час) и получили, что эффекты снижения «пе­рекрестки» окажут негативное воздействие на материалоемкие отрасли промышленности и положительное - на финансовые, посредни­ческие, торговые, оздоровительные услуги. В целом будет наблюдаться положительное воздействие снижения объемов перекрестного субсидирования на отрасли экономики.

Второй вариант расчетов делался из пред­положения полной одномоментной ликвида­ции перекрестного субсидирования. В при­веденной табл. 5 видно, что отрицательный результат для экономики превысит положи­тельный, то есть необходимо поэтапное сни­жение объемов «перекрестки».

Следующий вопрос, который был нами поставлен: с какой скоростью должны расти тарифы на электроэнергию, чтобы достичь ликвидации перекрестного субсидирования? Для ответа на него мы использовали макроэ­кономическую модель формирования, исполь­зования и воспроизводства отраслевой добав­ленной стоимости.

Шаг, с которым мы моделировали повыше­ние тарифов, - 1%. Критерием оптимально­сти скорости роста тарифов мы использовали показатель минимального значения экономи­ческого ущерба для экономики и диапазон изменения доли расходов домохозяйств на по­купную электроэнергию - увеличение за год должно быть от 0,5 до 0,7%.

В целом по Российской Федерации в на­стоящее время доля расходов домохозяйств на оплату электроэнергии составляет 2,35% (по данным Ассоциации «НП «Совет рын­ка»), следовательно, максимальное увели­чение этой доли возможно от 2,85 до 3,05%. В этом диапазоне наименьший ущерб эконо­мики будет достигнут при уровне повышения цен - 165%, то есть со средневзвешенного тарифа 2,65 руб./кВт-ч. до 5,01 руб./кВт-ч. При таких темпах роста тарифов ликвидации перекрестного субсидирования до экономиче­ски обоснованного уровня 40-60 млрд рублей можно будет добиться в течение 8 лет (табл. 6).

Далее мы провели сравнительный анализ необходимых темпов роста тарифов по двум регионам: с наибольшими тарифами на элек­трическую энергию (Московская область) и наименьшими тарифами (Оренбургская об­ласть).

В настоящее время доля расходов домохо­зяйств на электроэнергию в Московский об­ласти составляет порядка 2,96% от общих до­ходов, целевой уровень увеличения этой доли должен составлять не более 0,5-0,7 проц. пун­кта (т.е. до 3,46%-3,66%), в этом ценовом диа­пазоне оптимальный рост тарифов на элек­троэнергию должен составить 151%. Однако, по нашим расчетам, полная ликвидация пере­крестного субсидирования будет достигнута при уровне - 143%. Т.е. не достигая целевого диапазона, повысив тарифы на 43% до 6,34 руб./кВт-ч за год, в Московской области мож­но будет добиться полной ликвидации пере­крестного субсидирования. При этом доля расходов домохозяйств на оплату электро­энергии составит 3,38%, среднестатистиче­ская плата домохозяйства за электроэнергию при ежемесячном потреблении 187 кВт-ч. - 1185, 58 руб.

В 2015 году объем перекрестного субси­дирования, приходящийся на Оренбургскую область, составил 8,54 млрд руб. Средний одноставочный тариф на электроэнергию - 1,93 руб./кВт-ч. Объем электропотребления в 2015 году, по данным НП «Совет рынка»2, - 2054,41 МВт-ч. Т.е. на 1кВт-ч приходилось порядка 5,6 рубля перекрестного субсидиро­вания. При одномоментной ликвидации пере­крестного субсидирования рост тарифов дол­жен составить 389%.

Согласно произведенным расчетам, в Орен­бургской области при целевом повышении доли расходов домохозяйств на оплату электроэнер­гии в диапазоне от 2,34% до 2,54% наимень­ший ущерб для экономики от снижения перекрестного субсидирования будет достигнут при росте тарифов на электроэнергию на 75%, до 4,03 руб/кВт-ч. При этом доля расходов на оплату электроэнергии домохозяйствами со­ставит 2,48%. Это сократит объем перекрест­ного субсидирования с 8,54 млрд руб. до 4,3 млрд руб. При этом среднестатистический пла­теж при потреблении 148 кВт-ч одним домохо­зяйством составит 596,44 руб./кВт-ч.

Одномоментная ликвидация перекрестно­го субсидирования принесет в целом для эко­номики больший отрицательный эффект. Не­обходимо постепенное повышение тарифов.

Однако темп роста тарифов, заложенный на 2017 год, - 5% не снизит объемов пере­крестного субсидирования. Рассчитанные темпы роста тарифов не будут способствовать сбережению электроэнергии и вызовут соци­альные недовольства.

Более подробно с результатами прове­денного исследования можно ознакомиться в статье авторов А. В. Трачука и Н. В. Линдер «Перекрестное субсидирование в электро­энергетике: подходы к моделированию сни­жения его объемов» [Трачук, Линдер, 2017], опубликованной в ЭАУ №1-2/2017.

Об авторах

Н. Линдер
Финансовый университет при Правительстве РФ
Россия

Заместитель руководителя Департамента менеджмента Финансового университета при Правительстве РФ, к.э.н., профессор



А. В. Трачук
Финансовый университет при Правительстве РФ
Россия

Руководитель Департамента менеджмента, научный руководитель Факультета менеджмента Финансового университета при Правительстве РФ, д.э.н., профессор



Список литературы

1. Арузманов И. Камень преткновения в отрасли – это перекрестное субсидирование // Коммерсант. 2013.

2. Володин Ю. В., Линдер Н. В. Тарифная политика и перекрестное субсидирование в электро- и теплоэнергетике // Стратегии бизнеса. 2017. №1.

3. Зыкова Т. Эксперимент по соцнормам на потребление электричества населением зашел в тупик // Российская газета. 2016. № 6977 (109)

4. Макаров А. А., Митрова Т. А. Влияние роста цен на газ и электроэнергию на развитие экономики России, Институт энергетических исследований РАН, 2013. Режим доступа: https://www.eriras.ru/files/vliyanie-rosta-tsen-na-gaz-i-elektroenergiyu-na-razvitie-ekonomiki-rossii.pdf / (дата обращения: 10.05.2017)

5. Павлов Н. П. Тупик перекрестного субсидирования // Эксперт [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://expert.ru / (дата обращения: 12.05.2017)

6. Ряпин И. (2013) Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: итог пятнадцатилетней борьбы // Энергетический центр Московской школы управления «Сколково». 2013. 97 с.

7. Селляхова О. (2012) Перекрестное субсидирование и социальная норма электропотребления // Эффективное Антикризисное Управление. 2012. № 6.

8. Трачук А. В. (2011) Реформирование естественных монополий: цели, результаты и направления развития (монография) / Москва, 2011.

9. Трачук А. В. (2010 а) Реформирование электроэнергетики и развитие конкуренции (монография) / Москва, 2010

10. Трачук А. В. (2010 б) Риски роста концентрации на рынке электроэнергии / Энергорынок, 2010. №3. С 28

11. Трачук А. В., Линдер Н. В. (2017) Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: подходы к моделированию снижения его объемов // Эффективное Антикризисное Управление № 1 (100). С. 24 - 35

12. Трачук А. В., Линдер Н. В., Золотова И. Ю., Зубакин В. А., Володин Ю. В. (2017) Перекрестное субсидирование в электроэнергетике: проблемы и пути решения (монография) / Санкт- Петербург, 2017.


Для цитирования:


Линдер Н., Трачук А.В. Влияние перекрестного субсидирования в электро- и теплоэнергетике на изменение поведения участников оптового и розничного рынков электро- и теплоэнергии. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2017;(3):78-86. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-78-86

For citation:


., . . Strategic decisions and risk management. 2017;(3):78-86. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-78-86

Просмотров: 156


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)