Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

Среда формирования и особенности регулирования микрофинансового сектора в России

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-64-68

Полный текст:

Аннотация

Проведен  анализ  состояния среды формирующегося микрофинансового сектора, выявлены особенности его регулирования. Затрагиваются и вопросы эффективного взаимодействия банков и микрофинансовых организаций  на кредитном рынке.

Для цитирования:


Максимова Ю.Г. Среда формирования и особенности регулирования микрофинансового сектора в России. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2017;(3):64-68. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-64-68

For citation:


Maksimova Y.G. Environment of formation and specificity of regulation of the microfinance sector in Russia. Strategic decisions and risk management. 2017;(3):64-68. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-64-68

В развитых странах микрофинансирование считается эффективным инструментом пре­одоления последствий социально-экономического кризиса и развития малого и среднего предприни­мательства. Деятельность микрофинансовых орга­низаций (МФО) разрушает привычное понимание процесса кредитования. В отдельных секторах экономики, таких, как кредитование малого биз­неса или стартапов, в небольших городах и в сель­ской местности субъекты микрофинансирования и кредитной кооперации практически не имеют реальной альтернативы. На протяжении послед­них шести лет фактически происходит «микро- финансовая революция», которая рассеивает миф, что самые бедные граждане не могут получить кре­дит. До сих пор не утихают споры о том, нужен ли механизм микрофинансирования в современной экономической системе, это связано в первую оче­редь с тем, что в секторе по-прежнему сохраняют­ся неподъемные ставки по займам. Даже с учетом всех недостатков данного сектора сегодня можно с уверенно стью сказать, что микрофинансирование - это инструмент, который не только может обеспе­чить выход экономики страны на новый уровень, но и позволяет сгладить социальные диспропорции.

Микрофинансовый сектор в основном форми­руют макроэкономические факторы, которые мож­но условно разделить на внешние и внутренние.

К внешним факторам можно отнести:

  • финансовую глобализацию и общую экономиче­скую турбулентность внешней экономической и финансовой среды: режим санкций, опасность повторения кипрского сценария для российских активов, в силу всего перечисленного становит­ся актуальным вопрос о вложении денег в фон­ды и инструменты в российской юрисдикции, которые потенциально могут стать источни­ком фондирования для МФО и кредитования малого и среднего бизнеса;
  • общую экономическую нестабильность, как внешнюю, так и внутрироссийскую, ко­торая приводит к замедлению активности в секторе малого и среднего бизнеса (МСБ), что также прямо отражается на структуре зай­мов: в течение 2015 года частные МФО в Рос­сии фактически остановили финансирование субъектов МСБ;
  • потребность в развитии МСБ. Соответственно, как потенциальный источ­ник и инструмент финансирования МСБ в бли­жайшие годы развитие МФО окажется под при­стальным надзором регулятора, но в условиях разумной политики деликатного регулирования.

Среди внутренних факторов развития МФО значимым является снижение процентных ста­вок по вкладам для населения по привлечению средств клиентов заметно снижаются [РИА Рей­тинг 2016]. По всей видимости, в полную силу заработал механизм ограничения максимальных процентных ставок (взносы в Агентство по стра­хованию вкладов зависят от уровня ставок в бан­ке), в результате становится более привлекатель­ным альтернативное размещение свободных денежных средств в МФО. Кроме того, Банк России продолжает придерживаться политики по ужесточению регулирования в банковском секторе, мелкая розница «перетекает» из бан­ковского сектора в микрофинансовый. В этих условиях в 2015 году средняя сумма микрозайма выросла: средний размер микрозайма индивиду­альному предпринимателю увеличился с 311,0 тыс. руб. до 340,3 тыс. руб., юридическому лицу - с 350,8 тыс.руб. до 533,1 тыс.руб. [Обзор 2015]. Эти факторы определяют параметры современ­ного микрофинансового сектора.

Как субъекты финансового рынка МФО под­лежат регулированию. В некоторых странах, например в Узбекистане, нет предметной зако­нодательно-нормативной базы (кроме базового) и официального юридического статуса. Един­ственный документ - Постановление Кабине­та Министров № 309 от 30 августа 2002 года «О мерах по развитию микрофинансирования в Республике Узбекистан». Каждая МФО само­стоятельно создает правила управления и прави­ла внутреннего контроля.

Отсутствие регулирования рынка микро­финансирования имело ряд негативных послед­ствий. В апреле 2008 года в Никарагуа массы лю­дей, попавших в «микрофинансовую ловушку», оказалось критически много. Заемщики были не в состоянии вовремя выполнить свои обяза­тельства, но брали новые обязательства, тем са­мым формировалась долговая спираль. В резуль­тате деятельности МФО население обнищало еще больше, те, кто отказывался платить по ми­крозаймам, организовали массовое движение «No Pago!» («Не платить!»). Государство не ста­ло устанавливать потолок процентных ставок, ограничилось тем, что поддержало движение неплательщиков и тем самым довело уровень невозврата до 100% [Буркова А. Ю., 2010, с. 19]. Впоследствии так и не удалось преодолеть недо­верие к МФО и сформировать культуру поведе­ния в финансовой деятельности, соответственно, инструмент не был использован для помощи нуждающимся. Кроме того, население «ушло вниз по лестнице финансовой культуры». Один раз попав в зону невозврата и получив на это «одобрение», очень сложно снова приучить на­селение оценивать необходимую платежеспособ­ности при получении займа.

Аналогичная ситуация возникла и в Индии, в штате Андхра-Прадеш. Недовольство деятель­ностью МФО нарастало в течение пяти лет и за­вершилось кризисом в октябре 2010 года. Мас­совые самоубийства (около 80 случаев) и акции протеста заставили правительство принять се­рьезные меры. В 2010 году парламент штата уста­новил жесткий контроль за методами выбивания долгов микрофинансистами [Осадчий М., 2011].

В большинстве стран осуществляется пла­номерное регулирование рынка микрофинан­сирования. Например, в Германии и Польше, как только появились МФО, за ними установи­ли тщательный государственный надзор, ставки по микрозаймам ограничены на законодатель­ном уровне. В странах, где процентные ставки ограничены регулированием, а не конкуренцией, институты микрофинансирования медленнее развиваются, часто уходят с рынка, становятся менее прозрачными в отношении общей стои­мости займа или же сокращают деятельность на рынках с высокими издержками.

Учитывая международный опыт, российские законодатели отказались от прямого ограничения по потребительским кредитам и ввели понятие «среднерыночное значение ставки по кредиту», что является разумным компромиссом между пол­ным отсутствием регулирования и прямым огра­ничением ставок. В установленном порядке Банк России ежеквартально рассчитывает и публикует среднерыночное значение полной стоимости по­требительского кредита (займа) по категориям потребительских кредитов (займов) отдельно для кредитных организаций, МФО, кредитных потребительских кооперативов, сельскохозяй­ственных кредитных потребительских кооперативов, ломбардов на основе предоставленных ими данных о значениях полной стоимости по­требительского кредита. На момент заключения договора полная стоимость потребительского за­йма не может превышать рассчитанное Банком России среднерыночное значение, применяемое в соответствующем календарном квартале, более чем на одну треть [Федеральный закон 2013]. Из­менения в законодательстве предоставили Бан­ку России право направлять МФО предписания в электронном виде. Это позволило ускорить все надзорные процедуры. Иными словами, в финан­совом секторе микрофинансирование - услуга, которая несет социальную функцию и не долж­на быть полностью отдана на откуп «невидимой руке рынка». С одной стороны, правильное регу­лирование может поддержать МФО, а с другой - защитить интересы клиентов. Любое регулиро­вание имеет ряд ограничений и диктует упоря­доченность, процесс окажется не столь быстрым, но будет более стабильным и защищенным. Рос­сийский подход к регулированию микрофинан- сового сектора в полной мере учитывает ошибки других стран и является ярким примером взве­шенного подхода в регулировании и примером эволюционного развития отрасли.

Наряду с институтом государственного ре­гулирования и надзора в сегменте финансового рынка существует практика саморегулируемых организаций (СРО). В 2013 году СРО возникли как стихийный ответ крупнейших игроков рын­ка на бурный и неконтролируемый рост отрасли и появление огромного количества недобросо­вестных участников [Саморегулируемая, [б.г.]]. В период становления отрасли СРО обозначили свои приоритеты: борьбу с «серым» микрофи- нансовым рынком, защиту прав потребителей финансовых услуг, содействие повышению про­зрачности деятельности микрофинансовых ком­паний, взаимодействие с регулирующими орга­нами с целью сформировать более комфортную среду для ведения бизнеса.

Миссия СРО состоит в объединении всех государственных и муниципальных МФО Рос­сийской Федерации, содействие им в развитии цивилизованного рынка микрофинансирова­ния на основе выработки единых стандартов и правил осуществления микрофинансовой де­ятельности, а также содействие членам СРО в расширении и развитии микрофинансовой де­ятельности. Цели СРО органично соответствуют государственной политике регулирования. Се­годня эти организации являются важным элемен­том инфраструктуры микрофинансового сектора.

Последние годы Банк России оказывает са­мое пристальное внимание ситуации в микрофи- нансовом секторе. В 2015 году целенаправленная политика с целью защитить интересы заемщиков и инвесторов на рынке микрофинансирования привела к сокращению темпа прироста новых организаций и исключению ряда организаций из реестра. В итоге количество МФО в государ­ственном реестре за 2015 год сократилось на 12%, до 3688, по состоянию на 1 января 2016 года. В 2016 году Банк России продолжил последо­вательно вытеснять с рынка недобросовестных и нежизнеспособных участников. В результате ужесточения норм регулирования тенденция из­менилась: вместо дальнейшего прироста количе­ства новых МФО началось их резкое сокращение - на 29,8% за 2016 год. По состоянию на 1 янва­ря 2017 года в реестре насчитывается всего 2588 МФО, что сопоставимо с уровнем 2012 года. Од­новременно с сокращением количества участни­ков рынка спрос на микрозаймы продолжил ра­сти. Это привело к существенному увеличению совокупного количества заключенных договоров и объемов микрозаймов, выданных за отчетный период. Таким образом, можно сделать вывод, что рынок пришел к некоему равновесному со­стоянию и в дальнейшем его ожидает качествен­ный рост. По итогам мониторинга, на конец вто­рого квартала 2016 года основной тенденцией стала концентрация рынка: число организаций, контролирующих в общей сложности 80% порт­феля микрозаймов, сократилось до 139 (в начале второго квартала их было 151, годом ранее - 260).

В 2012-2013 годах перегрев рынка потреби­тельского кредитования привел к резкому росту неплатежей по банковским кредитам, и банки существенно ужесточили требования к заемщи­кам, после чего последние предпочли банков­скому сектору микрофинансовый. По данным Центрального банка РФ, по состоянию на конец 2014 года по отношению к данным 2013 года (за год) совокупный портфель займов МФО вы­рос на 46,0%, с 39 млрд руб. до 57,3 млрд руб. В 2015 году объем выданных микрозаймов уве­личился еще на 22,7%, с 57,3 до 70,3 млрд руб. [Годовой отчет 2015]. За 2016 год было заклю­чено 19,0 млн договоров (увеличение на 67,9%), совокупный объем микрозаймов составил 195,1 млрд рублей (увеличение на 39,4%). При этом основным драйвером роста рынка остаются ми­крозаймы, выданные физическим лицам (87,6% сегмента) [Годовой отчет 2016].

Начиная со второго квартала 2014 года Банк России ежеквартально проводит анкетирование крупнейших участников рынка с целью опреде­лить структуру микрофинансовой задолженно­сти в разрезе по видам займов. По результатам обработки данных при сопоставлении аналогичных периодов (второго квартала 2015 года и вто­рого квартала 2016 года) существенную часть составляют микрозаймы физическим лицам. Зна­чительную часть рынка заняли МФО, аффилиро­ванные с крупными банками. Банки «передают» таким МФО своих типичных клиентов со сред­ними лимитами кредитования. Как в частных, так и в государственных МФО микрозаймы для МСБ не показали существенной динамики, но это свя­зано в первую очередь с внешними факторами: в условиях экономической нестабильности биз­нес не рискует брать займы на развитие.

На рисунке показана структура российского рынка ссудной задолженности на рынке микро­финансирования в 2015-2016 годах.

Последовательная политика Центрального банка приводит к повышению качества игро­ков на микрофинансовом рынке, рост портфеля микрозаймов позволяет говорить о том, что на­селение все больше доверяет МФО. Процессы укрупнения и консолидации в банковском секто­ре, а также увеличение минимальных сумм по­требительских кредитов, одновременный рост числа заемщиков в микрофинансовом секторе позволяют сделать вывод о фактическом «рас­слоении» заемщиков на «банковских» и «микро- финансовых» по сумме, степени риска, наличию кредитной истории и наличию обеспечения. Грамотная и адекватная политика регулирования привела к тому, что сегодня микрофинансовые организации и банки обслуживают разные слои населения и не конкурируют. Банкам все менее интересны мелкие суммы потребительских кре­дитов, и такие заемщики неумолимо двигаются в сектор МФО. Сегодня банки и МФО скорее дополняют друг друга, предоставляя доступ к финансовому рынку более широкому кругу лиц. Именно таким представлялось эффектив­ное взаимодействие банков и МФО на рынке кредитования при реализации идеи микрофи­нансирования. Как показывает международная практика, в разработке и адресной продаже про­дуктов для потенциально кредитоспособных за­емщиков МФО часто оказываются эффективнее банков, так как при рассмотрении заявки на заем только МФО могут оценивать некие неколиче­ственные факторы (активность, существование фактических, но неподтвержденных доходов) и брать на себя риск. В банках существуют опре­деленные ограничения и жесткие стандарты, которым розничные клиенты не всегда соот­ветствуют по целому ряду причин. МФО в этом смысле всегда оказываются гораздо «ближе» к клиенту, особенно в секторе МСБ, и имеют возможности гибко реагировать на потребности клиента при выдаче займа.

Таким образом, в настоящее время россий­ский рынок микрофинансирования перешел от стадии становления к стадии количественного и качественного роста.

 

Структура портфеля микрозаймов во втором квартале в 2015-2016 годах

По оценкам экспертов, в 2017-2018 годах МФО будут конкурировать с банками за счет тех­нологичности и клиентоориентированности. Ин­тернет, социальные сети, продукты, позволяющие автоматизировать процессы выдачи и возврата зай­мов, станут конкурентным преимуществом. Пе­реход на цифровые технологии в секторе, работающем с субстандартными кредитами, где ранее такие приложения никогда не использовались, свидетельствует о переходе на новый качествен­ный уровень работы с клиентом, в частности, речь идет о различных способах максимальной автоматизации выдачи займов через сервис он­лайн-проверок и зачисления денежных средств на банковские карты или иные платежные сред­ства типа электронных кошельков.

В настоящее время рынок МФО регулирует­ся Центральным банком и стал полноценным, качественным сегментом финансового рынка. В таких условиях МФО готовы вкладываться в инфраструктуру и эффективное взаимодей­ствие с клиентами и инвесторами. Необходимо понимать, что в условиях внутреннего экономи­ческого роста малому бизнесу зачастую требу­ется адресный кредит, поэтому игрокам рын­ка надо научиться быстро различать хороших и плохих заемщиков, чтобы не утратить темпы роста.

В целом развитие микрофинансовых инсти­тутов и обслуживающих этот сегмент технологий неразрывно связано с необходимостью обеспе­чить дальнейшее снижение процентных ставок, и минимизировать в структуре затрат издержки, в первую очередь связанные с фондированием и с транзакционными операциями. При этом сле­дует сохранить достаточно высокую рентабель­ность для привлечения капитала в отрасль.

Таким образом, несмотря на негативные явления в российской экономике, которые по-прежнему сохраняются вследствие обще­мировых тенденций, микрофинансирование последовательно развивается, демонстрирует рост количественных и качественных характери­стик, постепенное снижение процентных ставок и остается важным механизмом развития малого предпринимательства.

Список литературы

1. Алиакберова Л. З., Лурье К. М., Терентьева К. Л. (2014) Банковское регулирование и надзор: Конспект лекций. Казань: ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет». 88 с.

2. Буркова А. Ю. (2010) Зарубежный опыт микрофинансирования // Управленческий учет и финансы. № 02 (22). С. 54.

3. Годовой отчет Банка России за 2015 год (2015) // Банк России.URL: http://www.cbr.ru / publ / God / ar_2015.pdf

4. Годовой отчет Банка России за 2016 год (2016) // Банк России. URL:http://www.cbr.ru / publ / God / ar_2016.pdf.

5. Государственный реестр микрофинансовых организаций (2017) // Банк России. URL: http://www.cbr.ru / finmarkets / ?PrtId=sv_micro.

6. Каурова Н. 2012. Банки и микрофинансовые организации: кто первым придет на помощь малому бизнесу // Банковское кредитование. № 4 (44), c. 6–11.

7. Обзор ключевых показателей микрофинансовых организаций за 2015 год. (2015) // Банк России. URL: URL:http://www.cbr.ru / finmarkets / files / supervision / review_mfo_110516.pdf.

8. Обзор ключевых показателей микрофинансовых организаций за 2016 год (2016) // Банк России. URL: http://www.cbr.ru / finmarkets / files / supervision / review_mfo_16.pdf.

9. Осадчий М. (2011) Микрофинансовая ловушка для России // Banki.ru. URL: http://www.banki.ru / news / columnists / ?id=3241645 / .

10. Основные направления развития и обеспечения стабильности функционирования финансового рынка Российской Федерации на период 2016–2018 годов (утв. Банком России). Задачи развития сектора микрофинансирования // Банк России. URL: http://www.cbr.ru / finmarkets / files / development / opr_1618.pdf.

11. РИА Рейтинг: пять главных банковских тенденций в январе-феврале (2016) // РИА рейтинг. URL: http://riarating.ru / banks_study / 20160226 / 630011971.html.

12. Саморегулируемая организация «Мир» [б.г.]. URL: http://www.npmir.ru.

13. Современные особенности осуществления деятельности финансовых супермаркетов в России / С. Г. Журавин и др.; под ред. С. Г. Журавина, А. А. Цыганова. М.: Максс Групп; Объед. ред. журн. INS-IZDAT. 208 с.

14. Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» от 21.12.2013 № 353‑ФЗ // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_155986 / .

15. Федеральный закон от 02.07.2010 № 151‑ФЗ (ред. от 29.12.2015) «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» // Российская газета. 2010. 7 июля. URL: https://rg.ru / 2010 / 07 / 07 / mikrofinans-dok.html.

16. Microfinance activities and the Core Principles for Effective Banking Supervision // Basel Committee on Banking Supervision. August 2015.

17. Rosenberg R. Measuring Results of Microfinance Institutions – Minimum Indicators that Donors and Investors Should Track / Consultative Group to Assist the Poor (CGAP), The World Bank. Washington DC, 2015.


Об авторе

Ю. Г. Максимова
ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
Россия

Аспирантка кафедры «Денежно-кредитные отношения и монетарная политика» ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации. Область научных интересов: финансирование малого и среднего бизнеса.



Для цитирования:


Максимова Ю.Г. Среда формирования и особенности регулирования микрофинансового сектора в России. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2017;(3):64-68. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-64-68

For citation:


Maksimova Y.G. Environment of formation and specificity of regulation of the microfinance sector in Russia. Strategic decisions and risk management. 2017;(3):64-68. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-64-68

Просмотров: 198


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)