Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

Перспективы ограничения ответственности арбитражного управляющего

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-36-39

Полный текст:

Аннотация

Институт ответственности арбитражного управляющего из инструмента воздействия на деятельность арбитражного управляющего при проведении процедур банкротства все чаще используется в качестве рычага давления для отстаивания интересов отдельных лиц. В статье рассмотрен текущий уровень правового регулирования ответственности арбитражного управляющего и перспективы ограничения ответственности арбитражного управляющего в целях укрепления его независимости.

Для цитирования:


Карнаух И.В. Перспективы ограничения ответственности арбитражного управляющего. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2017;(3):36-39. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-36-39

For citation:


Karnaukh I.V. Prospects for limiting the responsibility of the trustee in bankruptcy. Strategic decisions and risk management. 2017;(3):36-39. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-36-39

Институт банкротства предназначен для разре­шения конфликта интересов между должником и кредиторами, между несколькими кредиторами. Арбитражный управляющий призван урегулиро­вать возникшие разногласия. Вместе с тем деятель­ность арбитражного управляющего при проведении процедур банкротства не всегда устраивает должни­ка, учредителей должника, кредиторов.

Одной из форм воздействия на деятельность арбитражного управляющего выступает примене­ние к арбитражному управляющему того или иного вида ответственности.

К арбитражному управляющему применяются следующие меры ответственности:

  • гражданско-правовая;
  • отстранение арбитражного управляющего;
  • дисциплинарная;
  • административная;
  • уголовная.

Ответственность арбитражного управляющего за свои действия регулируется следующим образом: «Арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, кото­рые причинены в результате неисполнения или не­надлежащего исполнения арбитражным управля­ющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установ­лен вступившим в законную силу решением суда. Арбитражный управляющий обязан возместить членам саморегулируемой организации арбитраж­ных управляющих убытки, возникшие в связи с не­обходимостью привести размер компенсационного фонда этой организации в соответствие с требова­ниями статьи 25.1 настоящего Федерального закона после осуществления компенсационной выплаты из компенсационного фонда в связи с возмещением убытков, причиненных лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам вследствие неисполне­ния или ненадлежащего исполнения этим арбитраж­ным управляющим возложенных на него обязанно­стей в деле о банкротстве, за исключением случаев, если он действовал в соответствии с внутренними документами саморегулируемой организации, стан­дартами и правилами профессиональной деятельно­сти» [Федеральный закон 2002, ст. 20.4, п. 4].

При наличии оснований арбитражного управля­ющего могут отстранить от работы: «Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возло­женных на арбитражного управляющего в соответ­ствии с настоящим Федеральным законом или фе­деральными стандартами, является основанием для отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения данных обязанностей по требованию лиц, участвующих в деле о банкрот­стве, а также по требованию саморегулируемой организации арбитражных управляющих, членом которой он является» [Федеральный закон 2002, ст. 20.4, п. 1]. «Саморегулируемая организация ар­битражных управляющих обязана применять меры дисциплинарного воздействия, предусмотренные настоящим Федеральным законом и внутренними документами саморегулируемой организации, в от­ношении своих членов, в том числе исключение из членов саморегулируемой организации» [Фе­деральный закон 2002, ст. 22, п. 2, абз. 6]. Арби­тражный управляющий может быть исключен из саморегулируемой организации [Федеральный закон 2002, ст. 20, п. 5, 11]. «Член саморегулируе- мой организации, не соответствующий условиям членства в саморегулируемой организации, ис­ключается из ее членов в течение одного месяца с даты выявления такого несоответствия» [Феде­ральный закон 2002, ст. 20, п. 5].

Неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством [Федеральный закон 2002], если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния, влечет за собой предупреждение или на­ложение административного штрафа в размере от 25 000 до 50 000 рублей, а в случае повтор­ного нарушения - дисквалификацию от шести месяцев до трех лет. В случае наличия состава административного правонарушения в действиях арбитражного управляющего должностные лица управления Росреестра составляют протокол об административном правонарушении и вместе с заявлением о привлечении арбитражного управ­ляющего к ответственности направляют в арби­тражный суд [Федоров С. Н., 2014].

По всей России за январь - декабрь 2016 года зарегистрировано 11 626 жалоб на действия ар­битражного управляющего, управления Росре­естра направили 3739 заявлений и протоколов в арбитражный суд, суды вынесли 1655 реше­ний о наложении административных штрафов, 39 решений о дисквалификации арбитражного управляющего, 819 решений о вынесении преду­преждения, 1144 решения о прекращении произ­водства по делу, в том числе 96 решений за отсут­ствием события или состава административного правонарушения, 46 - в связи с истечением сро­ков давности, 947 - с объявлением устного заме­чания, 55 - по иным основаниям [Сведения 2016]. Только за четвертый квартал 2016 года в Москве зарегистрировано 996 жалоб на действия (без­действие) арбитражного управляющего, Управ­лением Росреестра по городу Москве направлено 167 заявлений и протоколов в арбитражный суд, суды вынесли 95 решений о наложении админи­стративных штрафов, 3 решения о дисквалифи­кации арбитражного управляющего, 5 решений о предупреждении, 102 решения о прекращении производства по делу, в том числе 5 - за отсут­ствием события или состава административного правонарушения, 4 решения - в связи с истечени­ем срока давности, 92 - с объявлением устного за­мечания, 1 - по иным основаниям [Федеральная служба [б.г]].

Если же арбитражным управляющим были совершены действия, направленные на сокрытие имущества, имущественных прав или имуще­ственных обязанностей, сведений об имуществе, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификацию бухгалтерских и иных учетных документов, от­ражающих экономическую деятельность юриди­ческого лица или индивидуального предпринима­теля, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб, то наступает уголовная ответственность в соответствии с Уголовным кодексом [Федо­ров С. Н., 2014]. Заявления о возбуждении уго­ловных дел по банкротным составам расширило сферу действия и теперь все чаще применяется не только к руководителю и учредителям долж­ника, но и к арбитражным управляющим.

«При проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляю­щий обязан действовать добросовестно и разум­но в интересах должника, кредиторов и обще­ства» [Федеральный закон 2002, ст. 20.3, п. 4].

Данная норма выступает основой жа­лоб на действия арбитражного управляющего при проведении процедур банкротства.

Следует отметить злоупотребление правом со стороны кредиторов, учредителей должни­ка, уполномоченных органов при направлении жалоб на действия (бездействие) арбитражного управляющего. За одно нарушение арбитражного управляющего все чаще составляется несколько однотипных жалоб, и они направляются в Рос- реестр, арбитражный суд и саморегулируемую организацию, в которой состоит арбитражный управляющий. Само действие еще предстоит про­верить на предмет нарушения положений закона, но возбуждается уже сразу три производства. По каждому производству арбитражный управля­ющий должен явиться для дачи устных поясне­ний или направить письменные пояснения. Вме­сте с тем при направлении жалоб одновременно в Росреестр и в суд Росреестр часто не принима­ет окончательное решение по существу жалобы до рассмотрения данного вопроса судом. Однако это не освобождает арбитражного управляющего от обязательства явиться в Росреестр для дачи по­яснений.

Как видно из статистики Росреестра, только 32% всех поданных жалоб на действия (бездей­ствие) арбитражных управляющих передают­ся в суд для принятия окончательного решения, в том числе 30,6% составляют дела, по которым суд прекращает производство. Следовательно, только 22% поданных жалоб приводят к привле­чению арбитражного управляющего к админи­стративной ответственности.

В ряде случаев конфликта с арбитражным управляющим заинтересованные лица идут даль­ше: направляют заявление в правоохранительные органы по тому же действию, которое Росреестру и/или арбитражному суду предстоит проверить на предмет нарушения законодательства о бан­кротстве (а в некоторых случаях уже проверено).

В результате ответственность арбитражно­го управляющего используется как инструмент давления на него, чем пользуются кредиторы, учредители должника и иные лица. Подобное воздействие мешает нормальному проведению процедуры банкротства, отнимает много времени у арбитражного управляющего и, в свою очередь, снижает результативность его работы при прове­дении процедур банкротства.

5 декабря 2016 года в Торгово-промышлен­ной палате РФ прошло заседание подкомитета по антикризисному управлению Комитета по без­опасности предпринимательской деятельности. Там было отмечено, что «вокруг арбитражных управляющих складывается агрессивная среда, что требует формирования соответствующей си­стемы защиты со стороны профессионального со­общества» [Торгово-промышленная палата [б.г]].

17 февраля 2017 года состоялся Первый съезд арбитражных управляющих России. Собравши­еся обратили внимание на ограничение незави­симости арбитражных управляющих. Михаил Василега, председатель Общероссийского проф­союза арбитражных управляющих, отметил: «Управляющие несут и гражданскую, и адми­нистративную, и уголовную ответственность за одни и те же проступки» [Арбитражные управ­ляющие 2017]. По итогам съезда была принята резолюция: обратиться в органы власти с прось­бой рассмотреть возможность внесения измене­ний в закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс об административных правонарушени­ях, чтобы предоставить правовые гарантии не­зависимости арбитражным управляющим, смяг­чить их ответственность.

В настоящее время антикризисная юридиче­ская компания «Рыков групп» готовит законопро­ект о статусе арбитражного управляющего по за­казу Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих. Текст законопроекта пока не опу­бликован. Сообщается, что законопроект должен дать арбитражным управляющим гарантии не­прикосновенности по аналогии с адвокатами и су­дьями. Закон позволит защитить независимость арбитражных управляющих, сократит сроки проведения процедур банкротства. Юристы пла­нируют также прописать запрет на задержание или арест управляющего правоохранительными органами без специального разрешения, соответ­ствующая норма действует в отношении адвока­тов и судей [Готовится законопроект (2017)].

Решение о возбуждении уголовного дела в от­ношении адвоката либо о привлечении его в ка­честве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по фак­ту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается руководителем след­ственного органа Следственного комитета Рос­сийской Федерации по субъекту Российской Фе­дерации [Уголовно-процессуальный кодекс 2001, ст. 448, ч. 1, п. 10]. Указанная норма выступает гарантией защиты и беспрепятственного осу­ществления адвокатской деятельности. Предпо­лагается, что аналогичный порядок может быть применен и к арбитражному управляющему. Осо­бый порядок возбуждения уголовного дела в от­ношении арбитражного управляющего, а также иные уголовно-процессуальные гарантии защи­тят арбитражного управляющего от необосно­ванного давления со стороны кредиторов, учре­дителей должника и иных лиц. Гарантией защиты прав арбитражного управляющего может быть за­крепление правила об отказе в возбуждении уго­ловного дела, если есть вступившее в законную силу определение арбитражного суда об отказе в удовлетворении жалобы на действия арбитраж­ного управляющего, определение арбитражного суда о признании действий (бездействия) арби­тражного управляющего незаконным, решение арбитражного суда об отказе во взыскании убыт­ков с арбитражного управляющего, определение арбитражного суда о привлечении арбитражного управляющего к административной ответствен­ности по тем же основаниям, по которым должно быть возбуждено уголовное дело.

Отстранение арбитражного управляющего и инструментарий административной и граж­данско-правовой ответственности достаточны для защиты от неправомерных действий арби­тражного управляющего. Обращение в право­охранительные органы должно содержать со­общение о преступлении, а не воздействовать на арбитражного управляющего в интересах от­дельных лиц.

Позитивным является также ограничение по­дачи жалоб на действия (бездействие) арбитраж­ного управляющего. Представляется, что оно выступит гарантией защиты прав не только ар­битражного управляющего, но и кредиторов, поскольку у арбитражного управляющего будет больше времени для эффективного руководства процедурой банкротства.

Ограничение подачи жалоб на действия (без­действие) арбитражного управляющего не долж­но ущемлять права добросовестных конкурсных кредиторов, учредителей должника и иных лиц. Следует установить однозначные основания для подачи жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего, с тем чтобы за­щитить его от необоснованных жалоб, но не ли­шить кредиторов, учредителей должника и иных лиц контроля за деятельностью арбитражного управляющего. Для кредиторов и уполномочен­ного органа, в частности, может быть установлен нижний предел обладания голосами в реестре кредиторов: «Собрание кредиторов созывается по инициативе конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, права требования ко­торых составляют не менее чем десять процентов общей суммы требований кредиторов по денеж­ным обязательствам и об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кре­диторов; одной трети от общего количества кон­курсных кредиторов и уполномоченных органов» [Федеральный закон 2002, ст. 14, п. 1, абз. 4, 5].

Таким образом, институт ответственности арбитражного управляющего все чаще использу­ется в качестве средства давления на арбитраж­ного управляющего и отстаивания интересов отдельных лиц. Подача жалоб и заявлений на ар­битражного управляющего должна быть ограни­чена законом с целью обеспечить баланс между независимостью арбитражного управляющего и защитой интересов кредиторов, учредителей должника и иных лиц. Представляется, что разра­батываемый законопроект о статусе арбитражно­го управляющего решит указанные задачи.

Об авторе

И. В. Карнаух
Ассоциация юристов «Санация», Хельсинкский международный коммерческого арбитража
Россия

Генеральный директор Ассоциации юристов «Санация», судья Хельсинкского международного коммерческого арбитража. Область научных интересов: банкротство, судебное разбирательство, третейское разбирательство, гражданское право, предпринимательское право.



Список литературы

1. Арбитражные управляющие готовы выразить вотум недоверия правительству (2017) // Право.ру. URL: https://pravo.ru / news / view / 138346 / .

2. В Госдуму внесут законопроект о статусе арбитражного управляющего (2017) // Русские информационные технологии. URL: goo.gl / vMmEDccontent_copy

3. Готовится законопроект о статусе арбитражных управляющих (2017) // Арбитражная практика для юристов. URL: http://www.arbitr-praktika.ru / news / 695‑qqn-17‑m2‑28‑02‑2017‑gotovitsya-zakonoproekt-o-statuse-arbitrajnyh-upravlyayushchih

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195‑ФЗ (ред. от 07.06.2017) // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_34661 /

5. Сведения об административной практике Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии в сфере контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций и по участию в собраниях кредиторов, в арбитражном процессе по делу о банкротстве (2016) // Росреестр. URL: https://rosreestr.ru / site / open-service / statistika-i-analitika / svedeniya-ob-administrativnoy-praktike-federalnoy-sluzhby-gosudarstvennoy-registratsii-kadastra-i-ka / .

6. Торгово-промышленная палата Российcкой Федерации. ( [Б.г.]) URL: https://tpprf.ru / ru.

7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174‑ФЗ (ред. от 07.06.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 18.06.2017) // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_34481 / .

8. Федеральная служба государственной регистрации, реестра и картографии. ( [Б.г.]) URL: https://rosreestr.ru

9. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127‑ФЗ // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru / document / cons_doc_LAW_39331 /

10. Федоров С. Н. (2014) Виды ответственности арбитражных управляющих // Правовые вопросы недвижимости. № 2. С. 25–27.


Для цитирования:


Карнаух И.В. Перспективы ограничения ответственности арбитражного управляющего. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2017;(3):36-39. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-36-39

For citation:


Karnaukh I.V. Prospects for limiting the responsibility of the trustee in bankruptcy. Strategic decisions and risk management. 2017;(3):36-39. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2017-3-36-39

Просмотров: 205


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)