Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТРАХОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ОСНОВЕ ПРУДЕНЦИАЛЬНОГО ПОДХОДА

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2015-4-60-68

Полный текст:

Аннотация

В государственном регулировании страховой деятельности представляется целесообразным дать определение содержания, форм и методов реализации пруденциального подхода. Система пруденциального регулирования имеет макро- и микропруденциальный уровни. Основу макропруденциального уровня составляют контроль системных рисков и надзор за деятельностью системно значимых страховых организаций. Микропруденциальный уровень предполагает установление перечня пруденциальных нормативов и контроль их исполнения страховыми организациями.

Для цитирования:


Насырова Г.А. РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТРАХОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ОСНОВЕ ПРУДЕНЦИАЛЬНОГО ПОДХОДА. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2015;(4):60-68. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2015-4-60-68

For citation:


Nasyrova G.A. REGULATION OF INSURANCE COMPANIES BY THE PRUDENTIAL APPROACH. Strategic decisions and risk management. 2015;(4):60-68. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2015-4-60-68

Под давлением интеграции различных видов финансового бизнеса происходит формиро­вание единой платформы регулирования и уни­фикация надзора за деятельностью субъектов финансового рынка на уровне мегарегулирова­ния. В настоящее время эта функция возложена на Центральный банк Российской Федерации, ко­торый является единым финансовым мегарегуля­тором и осуществляет функции по регулированию и надзору за деятельностью участников всех сек­торов финансового рынка. Концентрация в одном органе функций надзора за деятельностью субъ­ектов финансового рынка осуществляется в целях повышения его стабильности. Предполагается, что указанная цель будет достигнута за счет сни­жения регулятивного арбитража и обеспечения более качественного контроля системных рисков, повышения эффективности регулирования и над­зора, включая консолидированный надзор за субъ­ектами рынка и снижение административной на­грузки на них [Пояснительная, 2013]. По мнению М. А. Котлярова, принцип мегарегулирования за­ключается в консолидации надзора за деятельно­стью участников финансового рынка в одной го­сударственной структуре [Котляров М. А., 2007]. Представление мегарегулирования в форме госу­дарственной структуры отражает лишь организа­ционный аспект данного процесса. На самом деле введение этой институциональной формы пред­полагает разработку соответствующей методиче­ской базы. В частности, до настоящего времени как в нормативных документах, так и в специаль­ной литературе нет четкого разграничения между понятиями «регулирование», «надзор» и «кон­троль». Реализуемая реформа финансового регу­лирования пока не предусматривает определения критериев различия. Отсутствие ясности в ин­ституциональных формах, несомненно, повлечет за собой сложности в процессе выполнения функ­ций мегарегулятора.

В прежней модели регулирования страхо­вой деятельности функции по выработке госу­дарственной политики и нормативно-правовому регулированию были закреплены за Минфином России, а надзор и контроль - за Федеральной службой по страховому надзору. Такое распреде­ление сохранилось до сих пор. Тем самым в си­стеме регулирования страховой деятельности возникает дуализм. В терминах институциональ­ной теории регулирование можно представить в виде формулы «принципал - агент». Государ­ство в роли принципала дает полномочия агенту- мегарегулятору - Центробанку, но одновремен­но агентом остается и Министерство финансов. Иными словами, в отношении одного и того же объекта, страховой организации, возникают две схемы регулирования: «государство - агент 1» и «государство - агент 2».

Таким образом, возникает институциональная ловушка, заключающаяся в том, что Центробанк и Минфин России осуществляют функции по ре­гулированию деятельности на страховом рынке. Законодательная инициатива остается за Мин­фином России, а методическую и надзорную ра­боту ведет Центробанк. В результате возникает некоторый временной разрыв между принятыми законодательными ограничениями и требовани­ями и их нормативным обеспечением. С целью преодоления и/или ликвидации этого противоре­чия необходимо четкое разделение регуляторных функций между Центробанком и Минфином. Об­щетеоретический подход позволяет объединить в рамках понятия «регулирование» все функции, связанные с институционализацией деятельно­сти на финансовом рынке: разработку и внедре­ние правил, норм, механизмов, обеспечивающих их выполнение, - надзор и контроль. Это озна­чает, что регулирование включает в себя надзор, у которого есть собственные структура, направ­ления и предметы контроля. В формирующейся модели регулирования страховой деятельности все функции нормативного правового регулиро­вания следует либо сохранить у Минфина, а над­зор и контроль передать Центробанку, либо, сле­дуя логике «единого мегарегулятора», закрепить за Центробанком все функции по регулированию, включая надзор и контроль. Тем самым возможно достижение единства при регулировании во всех сегментах финансового рынка.

Институциональная реформа финансового регулирования в России, осуществляемая в на­стоящее время, направлена на повышение эффек­тивности регулирования финансового сектора национальной экономики, неотъемлемым эле­ментом которой является страховая деятельность. В отечественной практике для оценки финансо­вого состояния страховой компании применяется методика расчета соотношения активов и при­нятых страховых обязательств. Эта методика, по существу, представляет собой пример европей­ского подхода к оценке платежеспособности, ос­нованного на Директивах ЕС, которые известны как Solvency I [Котляров М. А., 2007; Directive 2002a, b]. Концентрация капитала на страховом рынке, появление «связанных» рисков стали предпосылками разработки нового подхода в фи­нансовом регулировании страховых компаний в Европе, который получил название Solvency II и был закреплен в Директиве 2009/138/EC [Directive 2009]. Она отменяет ряд принятых пре­жде документов и вводит новую методику оценки платежеспособности и финансовой устойчиво­сти страховой компании, в которой применяется принципиально иной подход к оценке платеже­способности и финансовой устойчивости страхо­вых и перестраховочных организаций.

Несмотря на определенную модернизацию и ужесточение требований к капиталу страхо­вых компаний в рамках Solvency II, есть мнение, что это не снизит риск банкротства страховой компании [Уэрта де Сото Х., 2011] Ошибочность подхода, предусмотренного новой методикой к оценке платежеспособности, профессор Х. Уэр­та де Сото видит в смешивании риска и неопре­деленности, разница между которыми состоит в том, что неопределенность не поддается оценке и не всегда может преобразоваться в риск. В мето­дике заложены факторы скорее неопределенности, а не риска. Следовательно, невозможно предуга­дать риски и защититься от них, при этом в даль­нейшем риски могут стать реальными факторами угрозы банкротства страховой организации. Но­вый подход имеет ограниченную сферу действия. За пределами действия этой Директивы остаются страховые организации с незначительным объ­емом оборота, с участием государства, общества взаимного страхования и др. Вместе с тем новая методика усиливает направление финансового ре­гулирования, и при оценке платежеспособности используется система риск-менеджмента.

Введение консолидированного надзора за де­ятельностью всех участников финансового рынка предполагает наличие единых стандартов регули­рования, в частности на основе пруденциального подхода. В российской системе регулирования только страховой сектор не охвачен пруденци­альными нормами. Принципы пруденциального надзора стали внедряться в начале 2000-х годов. К этому времени для финансового регулирования деятельности банков были разработаны подходы Базеля II, которые расширяют требования пруден­циального надзора. Существовавшая ранее прак­тика надзора в банковском секторе была основана на микропруденциальном надзоре: установлении определенных нормативов, обязательных для ис­полнения отдельными субъектами.

Однако в условиях усиления финансовой гло­бализации и кризисных явлений 2008 - 2009 го­дов провалы пруденциального регулирования деятельности финансовых посредников свиде­тельствовали о несоответствии этих стандартов современным требованиям [Андрюшин С. А., 2010]. Основными причинами и предпосылками выработки новых подходов в системе финансово­го регулирования стали:

  • конвергенция различных форм финансо­вого бизнеса, его интернационализация и глоба­лизация финансового бизнеса;
  • циклический характер развития эконо­мических и финансовых систем;
  • проявление системности рисков нацио­нальных и мировой экономик;
  • тесная взаимосвязь национальных фи­нансовых рынков и их неспособность противо­стоять внешнему «инфицированию»;
  • глобальный финансово-экономический кризис, показавший ограниченность существую­щих подходов регулирования, и др.

Глобальный финансово-экономический кри­зис выявил ограниченность микропруденциаль- ного надзора и обусловил необходимость модер­низации финансового регулирования. В среде ученых и практиков высказываются различные мнения по поводу совершенствования нацио­нальных систем надзора, например предложения по выработке концепций макро- и микрорегу­лирования [Ларионова И. В., 2012]. Разделение на микро- и макроуровни предполагается не толь­ко в рамках национальной системы. Возможно применение этой схемы в интернациональном регулировании.

Дифференцировать пруденциальное регу­лирование на макро- и микроуровни допустимо путем разделения на микропруденциальный над­зор (пруденциальный надзор) и макропруденциальное регулирование (пруденциальное регули­рование) Микропруденциальное регулирование предлагаем ограничить отраслевыми сегментами национальных рынков, тогда как макропруденциальное регулирование будет распространяться на весь финансовый рынок. Преобразование ми- кропруденциального регулирования в пруденци­альный надзор обусловлено ограничением функ­ций Банка России в страховом секторе надзором и контролем. Иными словами, если микропру- денциальный надзор основан на контроле и мо­ниторинге нормативов, обладающих отраслевой спецификой, то макропруденциальное регулиро­вание охватывает все сегменты финансового рын­ка. В сфере мониторинга макропруденциального регулирования находятся мультисекторальные риски, проявляющиеся одновременно во многих сферах экономики, включая, в первую очередь, сегменты финансового рынка [Ларионова И. В., 2012].

Оптимальное сочетание микропруденциаль- ного надзора и макропруденциального регули­рования предполагает четкое разделение сфер, основанное на определении целей, уровня, субъ­ектов, методов и других признаков (табл. 1).

 

Таблица 1

Содержание микропруденциального надзора и макропруденциального регулирования

Основная характеристика

Микропруденциальный надзор

Макропруденциальное регулирование

Цель

Контроль установленных нормативов, обяза­тельных для исполнения всеми субъектами

Выявление, контроль и предотвращение системных рисков

Уровень

Национальный

Национальный, межсекторальный (кроссекторальный), межнациональный (транснациональный), глобальный

Субъекты

Национальный уполномоченный орган

Национальный уполномоченный орган; международные органы (Европейский совет по системным рискам, Евро­пейская система финансового наблюдения и др.)

Метод

Специализированный отраслевой подход

Унифицированный подход к деятельности субъектов фи­нансового рынка

Объект

Отраслевые риски

Мультисекторальные и мультинациональные риски

Фокус

Деятельность национальных и иностранных компаний

Деятельность системно значимых финансовых компаний, межсекторальных (кроссекторальных) и транснациональ­ных конгломератов

Сосредоточение макропруденциального регу­лирования в одной структуре позволит контроли­ровать деятельность межсекторальных компаний из единого центра и противодействовать кумуляции рисков их банкротства. В этом смысле переда­ча функций мегарегулятора Банку России вполне логична, хотя с таким решением согласны не все специалисты [Миркин Я. М., 2012]. Помимо уни­фицированных стандартов контроля, совмещение финансовых продуктов требует формирования единой системы защиты потребителей в случае банкротства финансовой компании. В целом ма- кропруденциальное регулирование как в отрасле­вом, так и в межотраслевом аспектах направлено на выявление системных рисков, их предупреж­дение, разработку и применение адекватных мер для их минимизации.

Стабильность финансовой системы во многом определяется состоянием отдельных субъектов, особенно если это системно значимые финансо­вые организации. Одним из важнейших направ­лений макропруденциального регулирования мо­жет стать регулирование деятельности системно значимых финансовых компаний.

Исходя из этого, характеристики финансово стабильной системы можно применять для оценки фи­нансового состояния крупного участника финансового рынка, влияние которого на устойчивость национальной финансовой си­стемы весьма ощутимо. В США предполагалось установить ми­нимальный размер капитала системно важной финансовой фирмы на уровне 100 млрд долл.

[ЧибриковГ. Г., 2011]. В соответ­ствии с решением 114-го Конгрес­са в Законе Додда - Франка по ре­формированию на Уолл Стрит и защите потребителей системно важными финансовыми институ­тами с июля 2015 года считают компании с консолидированны­ми активами, превышающими 500 млрд долл. США [S.1484 - Financial 2015].

Внедрение пруденциального регулирования должно быть обе­спечено соответствующей норма­тивной правовой и методической базой. Одним из первоочередных шагов станет определение систем­но значимых страховых организа­ций. Для отечественной экономи­ки область применения подобной оценки ограничена страховой отраслью. Это объясняется несо­поставимостью емкости страхо­вого рынка и рынка банковских продуктов, а также существенными различиями в организации страховой и банковской деятель­ности. В отечественной практике была предпри­нята попытка составить такой список системно значимых компаний путем отделения 20 наиболее крупных по объему собираемых взносов страхо­вых организаций. Бесспорно, с точки зрения фор­мирования ВВП эти компании весьма ощутимо могут повлиять на соответствующий отраслевой показатель. Вместе с тем доля страхового секто­ра в национальном масштабе несущественна, по­этому значимость страховых организаций для на­циональной экономики следует определять иным методом и использовать несколько иные крите­рии, отражающие различные аспекты вероятного негативного воздействия. В частности, в перечне критериев необходимо предусмотреть показате­ли, учитывающие мультисекторальные риски. По нашему мнению, системно значимыми могут считаться те страховые организации, которые проводят довольно рискованную политику в сфе­ре страховой и финансовой деятельности.

 

Таблица 2

Индикаторы Международной ассоциации страхового надзора для определения системно значимых страховых организаций

Категория

Индикатор

Название

Удельный вес, %

Название

Удельный вес, %

Размер

5,0

Активы, всего

2,5

Доходы, всего

2,5

Глобальная деятельность

5,0

Доходы, полученные за пределами страны

2,5

Количество стран

2,5

Взаимосвязь страхового и финансового риска

40,0

Финансовые активы

5,7

Финансовые пассивы

5,7

Пере страхование

5,7

Деривативы

5,7

Уровень риска активов

5,7

Степень активности на финансовом рынке

5,7

Активность комплексных продаж активов

5,7

Финансовые и инвестицион­ные операции

45,0

Доля нестраховой отвественности и доходов от нестраховой деятельности в общем объеме финансовой деятельности

6,4

Продажа деривативов

6,4

Доля краткосрочных финансовых обяза­тельств

6,4

Финансовые гарантии

6,4

Минимальные гарантии по аннуитетам

6,4

Обязательства в группе

6,4

Ликвидные обязательства

6,4

Замещение традиционных операций

5,0

Премии по высокорисковым видам страхования

5,0

Международной ассоциацией страхового над­зора были определены подходы к оценке систем­но значимых для мировой финансовой системы страховых организаций, которые были исполь­зованы Советом по финансовой стабильности [Financial [S.a]; Global 2013]. Было предложено 20 индикаторов, сгруппированных в пять категорий: размер, глобальная деятельность, взаимосвязь с другими субъектами финансового рынка, финан­совые и инвестиционные операции, замещение традиционных операций. Эти группы индикато­ров характеризуют разные аспекты деятельности страховой организации (табл. 2). В категории «Размер» учитываются валовые показатели по ве­личине активов и объему доходов страховой компании. Индикаторы категории «Глобальная деятельность» отражают активность страховой компании за пределами страны по величине до­ходов и количеству стран, в которых проводятся страховые операции. В категории «Взаимосвязь страхового и финансового риска» сгруппирова­ны индикаторы, характеризующие уровень риска страховой компании, обусловленного деятельно­стью на финансовом рынке. Категория «Финан­совые и инвестиционные операции» показывает масштабы деятельности страховой компании, на­прямую не связанной со страхованием. В катего­рии «Замещение традиционных операций» доля операций по страхованию высоких рисков пока­зывает выход страховой компании на сегменты, как правило, исторически не свойственные стра­хованию.

Для каждой категории установлен опреде­ленный удельный вес, определяющий ее вклад в общую характеристику значимых компаний. В данном случае наибольший удельный вес имеют характеристики взаимосвязи страхового и финансового риска (40%) и финансовые и ин­вестиционные операции (45%). В рамках каждой категории определены индикаторы для ее оценки, которые также имеют удельные веса. Например, глобальная деятельность страховой организации оценивается двумя показателями - доходами, по­лученными за пределами страны, и количеством стран, где эти доходы были получены. Для рас­чета индикаторов и определения системно значи­мых страховых организаций требуется обширная и детальная финансовая информация. Например, доля доходов, полученных за пределами страны юрисдикции, доля деривативов, объем выданных финансовых гарантий и т. д. Перечень этих крите­риев (индикаторов) и методики их оценки будут регулярно, примерно раз в три года, пересматри­ваться в зависимости от сложившейся мировой финансово-экономической конъюнктуры.

Разработанные Международной ассоциацией страхового надзора показатели для определения системно значимых страховых компаний будет сложно применить для оценки российских стра­ховщиков ввиду либо отсутствия отдельных по­казателей, либо их минимального значения. Это относится к таким показателям, как доходы, по­лученные за пределами страны, объем операций с деривативами, активность комплексных продаж активов, обязательства в группе.

Как свидетельствует международная прак­тика, для оценки системно значимых страховых организаций недостаточно использовать только один показатель - объем собираемой страховой премии. Современные отечественные страховые компании проводят различные страховые и фи­нансовые операции и обладают весьма диверси­фицированным портфелем. В связи с этим нами была разработана методика определения систем­но значимых страховых организаций с учетом международного опыта и условий деятельности на российском страховом рынке. Вполне законо­мерно, что в основу этой методики был заложен методологический подход, предложенный Меж­дународной ассоциацией страхового надзора. Однако мы учли, что эта методика применяется для выявления системно значимых страховых компаний в глобальном смысле. Наша методика для выявления системно значимых страховых ор­ганизаций на российском страховом рынке ориен­тирована на обеспечение национальной безопас­ности и на факторы, которые в большей степени могут повлиять на отечественную финансовую систему. Для выявления рисковой деятельности страховых организаций в группах «Взаимосвязь с другими субъектами финансового рынка», «Не­страховая деятельность и страхование жизни», «Высокорисковые операции» предусмотрены индикаторы, связанные с индикаторами группы «Валовые показатели». Они усиливают и допол­няют значение валовых показателей за счет уве­личения суммарного значения.

В зависимости от степени риска и влияния на национальную страховую систему, и даже на финансовую систему в целом, каждому вы­бранному показателю был присвоен соответству­ющий удельный вес. Расчет степени значимо­сти страховой организации производится путем умножения удельного веса показателя на его фактическое значение по каждой страховой ор­ганизации. Для выявления системно значимых страховых организаций предлагается проводить расчет по формуле: I = ∑Pnin, где I - итоговое значение показателя, определяющего уровень системной значимости страховой организации; Pn - значение индикатора по результатам финансово­хозяйственной деятельности страховой органи­зации; in - значение удельного веса индикатора; n - число индикаторов.

Системно значимыми страховыми организа­циями будут те компании, которым будет соот­ветствовать наибольшее значение по сумме всех индикаторов, скорректированных на соответству­ющее значение его удельного веса. Примерное условное распределение удельного веса предложенных индикаторов отражено в табл. 3. Расче­ты базируются на применении достоверной ста­тистической информации по всем действующим страховым организациям. 

 

Таблица 3

Удельный вес индикаторов для определения системно значимых российских страховых организаций

Категория

Индикатор

Название

Удельный вес

Название

Удельный вес

Валовые показатели

0,20

Активы, всего

0,10

Доходы, всего

0,10

Взаимосвязь с другими субъекта­ми финансового рынка

0,45

Финансовые активы

0,15

Финансовые обязательства

0,15

Перестрахование

0,15

Нестраховая деятельность и стра­хование жизни

0,20

Нестраховая ответственность

0,067

Доходы от нестраховой деятельности

0,066

Страховые резервы по страхованию жизни

0,067

Высокорисковые операции

0,15

Премии по высокорисковым видам страхования

0,15

Для апробации методики были использова­ны отчетные данные за 2012, 2013, 2014 годы 22 крупнейших российских страховых организаций. Выявленные по результатам расчетов системно значимые российские страховые организации не­сколько отличаются от перечня, установленного органами надзора на основе критерия максималь­ного сбора страховых премий (табл. 4).

Использование нескольких показателей (в на­шем случае их девять) иначе расставляет отече­ственные страховые организации с точки зрения их влияния на национальную страховую и финан­совую системы в целом. В частности, страховая организация «Ренессанс Жизнь», попадающая в список 20 системно значимых страховых орга­низаций исходя из объемов собираемой страхо­вой премии, по нашим расчетам, занимает более низкие позиции по уровню риска. Примерно та­кая же ситуация сложилась в 2012 и 2013 годах у страховой компании «ЖАСО». И наоборот, уве­личение объемов по высокорисковым операциям в 2014 году дало ей место в рейтинге системной значимости. Примерно аналогичная картина на­блюдается в отношении страховой компании «Цюрих». Снижение объемов собираемой стра­ховой премии в 2013 и 2014 годах тем не менее обеспечило ей более высокий рейтинг системной значимости. Кроме того, в 2013 и 2014 годах из­менился состав 20 крупнейших страховых орга­низаций.

Росгосстрах, занимая лидирующее положение по сбору страховой премии, в 2014 году уступил свои позиции в рейтинге по уровню риска и си­стемной значимости. Противоположная ситуа­ция складывается у компании «Группа Ренессанс страхование»: по объему сбора страховой премии она не входит в десятку лидеров, а по расчетам уровня системной значимости в 2012 и 2013 годах занимает в рейтинге первое и девятое места соот­ветственно. Относительную устойчивость сохра­няет пятерка лидеров и в рейтинге сбора страхо­вой премии, и в рейтинге по уровню системной значимости. Максимальная волатильность и наи­больший разброс между данными по собираемой страховой премии и расчетными показателями системной значимости наблюдаются в интервале между десятой и двадцатой позициями. Таким образом, как показывают расчеты, статический показатель объема собираемой страховой премии неточно отражает уровень системной значимости страховой организации.

Если макропруденциальное регулирование нацелено на предотвращение негативного воздей­ствия страхового сектора на другие сегменты фи­нансового рынка, то микропруденциальный над­зор предполагает контроль рисков в отраслевых рамках. Основой последнего является установле­ние нормативов (норм) и мониторинг их соблю­дения субъектами страхового рынка. Применение пруденциального подхода в регулировании позво­ляет априори учесть факторы риска страховой де­ятельности. Следует отметить, что до настоящего времени в отечественной практике государствен­ного регулирования деятельности страховых ор­ганизаций еще не определены перечень и значе­ния пруденциальных нормативов.

Несмотря на свою отраслевую природу, пру­денциальные нормы могут коррелировать с ана­логичными показателями в смежных секторах. Нами составлен примерный перечень нормативов финансовой безопасности, которые могут выпол­нять роль пруденциальных нормативов для рос­сийских страховых организаций. Предложенные пруденциальные нормативы были определены на основе анализа опыта пруденциального надзо­ра в российской банковской сфере и в страховой отрасли Республики Казахстан, система регули­рования которой будет ориентиром гармонизации законодательства в ЕАЭС (табл. 5).

 

Таблица 4

Системно значимые страховые организации в 2012, 2013, 2014 годах (по данным Центробанка и отчетности страховых организаций)

Страховая организация

Рейтинг

по сбору страховой премии

по уровню системной значимости

2012

2013

2014

2012

2013

2014

Росгосстрах

1

1

1

2

1

4

СОГАЗ

2

2

2

5

2

1

Ингосстрах

3

3

3

7

3

2

Ресо-гарантия

4

4

4

6

5

8

Альфа-страхование

5

6

5

4

4

3

Согласие

6

5

9

12

12

9

ВСК

7

7

6

10

7

7

Альянс

8

8

10

11

8

6

ВТБ-страхование

9

9

7

13

10

5

СГМСК

10

12

17

9

11

16

Группа Ренессанс-страхование

11

11

11

1

9

13

МАКС

12

14

12

15

14

14

Дженерали ППФ страхование жизни

13

14

УРАЛСИБ

14

13

13

19

16

17

ЖАСО

15

15

15

20

21

10

Капитал страхование

16

3

Ренессанс Жизнь

17

10

16

21

20

22

Цюрих

18

22

21

17

19

15

Росгосстрах-жизнь

19

16

14

8

6

18

Транснефть

20

19

20

18

15

12

Югория

21

16

Русский стандарт страхование

22

22

Гута-страхование

18

13

Альфа страхование жизнь

17

15

Сбербанк страхование

20

17

Сбербанк страхование жизни

8

19

Энергогарант

21

18

22

11

Метлайф

19

21

Обоснование предложенных пруденциальных нормативов исходит из требований действующе­го законодательства, отечественного регулятив­ного опыта, лучшей западной практики. Каждому предложенному нормативу можно дать соответ­ствующее определение:

  • Нормативы достаточности собственных средств (капитала) включают показатели и их рас­чет в соответствии с Директивой 2009/138/EC Solvency II (Directive 2009): минимальный размер капитала и капитал, соответствующий требовани­ям платежеспособности.
  • Нормативы ликвидности определяются ис­ходя из заданного минимального размера высоко­ликвидных активов, которые могут быть сориен­тированы на величину краткосрочных страховых обязательств, в том числе по договорам личного страхования и ипотечного страхования. Оцен­ку ликвидности активов предлагается увязать с определенными биржевыми котировками.
  • Нормативы диверсификации активов и нор­мативы размещения страховых резервов и соб­ственных средств (капитала) предлагается вы­водить из предусмотренного минимального количества видов активов и специальных порого­вых значений по ним.
  • Максимальный риск по одному договору за­имствован из прежней практики регулирования.
  • Максимальный размер собственного удер­жания рассчитывается исходя из потенциальной возможности самостоятельной ответственности по оригинальному риску.

Внедрение микропруденциального надзора требует проработки механизма его реализации. Определение перечня и критериев пруденциаль­ных нормативов должно быть обеспечено системой контроля, включающей санкции за их нару­шения.

 

Таблица 5

Пруденциальные нормативы отдельных сфер финансовой деятельности [Инструкция 2012; Постановление 2008]

Банковская деятельность в Российской Федерации

Страховая деятельность

в Республике Казахстан

в Российской Федерации1

•     Нормативы достаточности собственных средств (капи­тала);

•     предельный размер имущественных (неденежных) вкладов в уставный капитал кредитной организации,

а также перечень видов имущества в неденежной форме, которое может быть внесено в оплату уставного капитала;

•  нормативы ликвидности;

•     нормативы максимального размера риска на одного за­емщика или группу связанных заемщиков;

•     нормативы максимального размера крупных кредитных рисков;

•     нормативы максимального размера кредитов, бан­ковских гарантий и поручительств, предоставленных банком своим участникам (акционерам);

•     нормативы совокупной величины риска по инсайдерам банка;

•     нормативы использования собственных средств (ка­питала) банков для приобретения акций (долей) других юридических лиц;

•  минимальный размер резервов, создаваемых под риски;

•  размеры валютного и процентного рисков;

•     резерв на возможные потери по ссудам, под обесцене­ние вложений в ценные бумаги;

•  лимиты открытой валютной позиции;

•     лимиты суммарной величины открытых позиций по операциям в драгоценных металлах;

•     обязательные нормативы для банковских групп и не­банковских кредитных организаций;

•  сроки предоставления отчетности

•     Минимальный размер устав­ного капитала;

•     норматив достаточности мар­жи платежеспособности;

•     норматив достаточности высоколиквидных активов;

•     нормативы диверсификации активов;

•     максимальный размер собственного удержания страховой (перестраховоч­ной) организации по отдель­ному договору страхования или перестрахования, а также по каждому страховому риску

•  Нормативы достаточности соб­ственных средств (капитала);

•  нормативы ликвидности;

•     нормативы диверсификации активов;

•  нормативы размещения стра­ховых резервов и собственных средств (капитала);

•  максимальный риск по одному договору;

•    максимальный размер соб­ственного удержания

Таким образом, организация регулирования на основе пруденциального надзора предполагает разграничение макропруденциального регулиро­вания и микропруденциального надзора по ряду критериев, в том числе по сферам, методам и ин­струментам. Макропруденциальное регулирова­ние должно быть основано на оценке системного риска, предполагающей выявление системно зна­чимых страховых организаций и осуществление особого контроля за их деятельностью. Опреде­ление таких организаций предлагается осущест­влять на основе соответствующей методики с ис­пользованием комплекса индикаторов страховой и финансовой деятельности. Установление удель­ного веса каждого индикатора исходит из степени их влияния на уровень системного риска. Мето­дика позволяет более точно установить систем­ную значимость страховой организации.

В сфере микропруденциального надзора должна быть сосредоточена деятельность по кон­тролю и надзору за выполнением установленных пруденциальных нормативов. Перечень послед­них следует определять исходя из современных требований финансового надзора, определенного на основе методологии SolvencyII. Наряду с этим для эффективного регулирования деятельности страховых организаций необходимы установ­ление и разграничение полномочий и функций в рамках реализации концепции пруденциального регулирования.

Список литературы

1. Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в связи с передачей Центральному банку Российской Федерации полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков)» [2013] // Консультант Плюс. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=PRJ;n=104570.

2. Котляров М. А. (2007) Перспективы мегарегулирования на рынке финансовых услуг // Финансы. № 9. С. 52–54.

3. Directive 2002/12/EC of the European Parliament and of the Council of 5 March 2002 amending Council Directive 79/267/EEC as regards the solvency margin requirements for life assurance undertakings (2002a) // EUR-Lex. URL: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=CELEX:32002L0012.

4. Directive 2002/13/EC of the European Parliament and of the Council of 5 March 2002 amending Council Directive 73/239/EEC as regards the solvency margin requirements for non-life insurance undertakings (2002b) // EUR-Lex. URL: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex:32002L0013.

5. Уэрта де Сото Х. (2011) Социально-экономическая теория динамической эффективности. Челябинск: Социум. 409 с.

6. Андрюшин С. А. (2010) Базель-III – не панацея. «Если страны G20 не договорятся, то никакие стандарты Базель-II или Базель-III не спасут мировую экономику от кризиса» // Национальный банковский журнал. № 11. С. 46–50.

7. Ларионова И. В. (2012) Особенности обеспечения финансовой устойчивости банковской системы в условиях нестабильности макроэкономической среды // Банковские услуги. № 12. С. 2–8.

8. Моисеев С. Р. (2011) Макропруденциальная политика: цели, инструменты и применение в России // Банковское дело. № 3. С. 28–34.

9. Миркин Я. (2012) Мечты о монстре. Нужен ли России финансовый мегарегулятор // Российская газета. 26 сент. № 221. С. 6.

10. Чибриков Г. Г. (2011) Регулирование финансовой системы: противоречия и угрозы. // Банковское дело. № 4. С. 6–11.

11. Financial Stability & Macroprudential Policy & Surveillance ( [S.a]) // IAIS. URL: http://iaisweb.org/index.cfm?event=getPage&nodeId=25233.

12. Global Systemically Important Insurers: Initial Assessment Methodology (2013) // Lloyd’s. URL: https://goo.gl/fj23Y5.

13. Инструкция Банка России от 03.12.2012 г. № 139-И «Об обязательных нормативах банка» // КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_139494.

14. Постановление Правления АФН РК от 22.08.2008 № 131 «Об утверждении Инструкции о нормативных значениях и методике расчетов пруденциальных нормативов страховой (перестраховочной) организации, норматива достаточности маржи платежеспособности страховой группы, формах и сроках представления отчетов о выполнении пруденциальных нормативов» // Финансовый надзор Национального банка Республики Казахстан. URL: www.afn.kz/attachments/3/192/publish192–393457768.doc.

15. Directive 2009/138/EC of the European Parliament and of the Council of 25 November 2009 on the taking-up and pursuit of the business of Insurance and Reinsurance (Solvency II) (Text with EEA relevance) // EUR-Lex. URL: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/ALL/?uri=CELEX:32009L0138.

16. S.1484 – Financial Regulatory Improvement Act of 2015 // Congress.gov. URL: https://www.congress.gov/bill/114th-congress/senate-bill/1484.


Об авторе

Г. А. Насырова
ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»
Россия
Кандидат экон. наук, доцент. Область научных интересов: регулирование страховой деятельности, мегарегулирование, пруденциальное регулирование и надзор.


Для цитирования:


Насырова Г.А. РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТРАХОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА ОСНОВЕ ПРУДЕНЦИАЛЬНОГО ПОДХОДА. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2015;(4):60-68. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2015-4-60-68

For citation:


Nasyrova G.A. REGULATION OF INSURANCE COMPANIES BY THE PRUDENTIAL APPROACH. Strategic decisions and risk management. 2015;(4):60-68. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2015-4-60-68

Просмотров: 881


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)