Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

РИСК-АНАЛИЗ УСЛОВИЙ КОНТРОЛЯ ЯДЕРНЫХ МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ ИСКЛЮЧЕНИЯ НЕРЕГЛАМЕНТИРОВАННОЙ ЯДЕРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2014-5-82-88

Полный текст:

Аннотация

В работе анализируются условия безопасного обращения с ядерными материалами на объектах ядерного топливного цикла (ЯТЦ) с точки зрения проблемы ядерного нераспространения. Применительно к этой области сформулированы условия приемлемого риска и определены основные уровни контроля ядерных материалов. На основе понятия приемлемого риска рассмотрены задачи управления риском. Сформулирована задача подавления области неприемлемого риска. Для различных сценариев нерегламентированной деятельности получены  требования к эффективности контрольной деятельности внутри и вне объектов ЯТЦ.  Продемонстрирована роль внеобъектового контроля в создании эшелонированной защиты ядерных материалов.

Для цитирования:


Глебов В.Б., Мастеров С.В., Калугин Н.К. РИСК-АНАЛИЗ УСЛОВИЙ КОНТРОЛЯ ЯДЕРНЫХ МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ ИСКЛЮЧЕНИЯ НЕРЕГЛАМЕНТИРОВАННОЙ ЯДЕРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2014;(5):82-88. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2014-5-82-88

For citation:


Glebov V.B., Masterov S.V., Kalugin N.K. RISK-ANALYSIS OF NUCLEAR MATERIALS CONTROL FOR EXCLUSION OF UNAUTHORIZED NUCLEAR ACTIVITY. Strategic decisions and risk management. 2014;(5):82-88. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2014-5-82-88

Введение

Использование ядерных материалов (ЯМ) в гражданском ядерном топливном цикле (ЯТЦ) сопряжено с определенной потенциальной опас­ностью, которая связана с проблемой ядерного не­распространения. В исследовании (Glaser, 2006) выполнены оценки опасности урансодержащих материалов (УМ) на основе детерминированного анализа их стратегической ценности.

В данной работе угроза использования ЯМ для создания ядерного взрывного устройства (ЯВУ) анализируется, исходя из представлений о риске:

где P - вероятность создания ЯВУ; D - вели­чина потенциального ущерба от использования ЯМ в целях разрушения. В задачах ядерного не­распространения ущерб от применения ЯВУ при­нято мерить его энерговыходом Y, который зави­сит от свойств и массы ЯМ.

В рамках существующей системы монито­ринга несанкционированной деятельности (НСД) с ЯМ вероятность P зависит от возможностей на­рушителя, начального состояния материала, его конечного состояния и может быть представлена:

где F - возможности нарушителя - фонды и доступная технологическая база; Si - началь­ное состояние ЯМ, характеризующееся массой, физической формой, химическим составом, ак­тивностью, местоположением и др.; Sf - конечное состояние ЯМ (конструкция ЯВУ, местоположе­ние, химический и изотопный состав, активность и др.); i - initial; f - final.

Величина потенциального ущерба D зависит от конечного состояния ЯМ: 

В отличие от санкционированной характери­стика НСД (деятельности, противоречащей ут­вержденным правилам обращения с ЯМ) имеет специфические черты:

  • стремление нарушителя создать ЯВУ с мак­симальным разрушительным действием;
  • стремление сократить время проведения не­санкционированных работ с учетом внешних кон­трольных мер за НСД;
  • скрытное проведение несанкционирован­ных работ: уровень скрытности определяется как свойствами переключенного ЯМ, так и финан­совыми затратами нарушителя. Высокий уровень скрытности подразумевает, например, что к НСД привлекаются лица (внутренние нарушители), знакомые с порядком контрольных мероприятий. В этом случае уже проверенные объекты с ЯМ нельзя исключать из множества, подлежащего контролю, то есть поиск НСД представляет собой перебор с возвратом элементов множества.

Эти специфические черты являются противо­речивыми с позиции способов реализации цели нарушителя. Стремление нарушителя создать в короткий срок ЯВУ с максимальным разруши­тельным действием связано с применением техно­логий тонкой химической/изотопной переработки переключенного (выведенного из-под внутренне­го контроля) материала и интенсификации не­санкционированных работ. Это приведет к сни­жению уровня скрытности работ и повышению вероятности обнаружения. Таким образом, мак­симальный риск создания ЯВУ возможен в ходе действий нарушителя. В связи с этим при анализе различных сценариев предполагалось рациональ­ное поведение нарушителя, которое позволяет считать, что он будет следовать взвешенному пла­ну действий, учитывающему приведенные выше противоречивые специфические черты НСД. От­меченное обстоятельство позволяет применять консервативный подход в оценке риска, то есть использовать оценку риска сверху по множеству конечных состояний ЯМ и путей перехода к ко­нечному состоянию.

В качестве угрозы рассматриваются попыт­ки создания ЯВУ субнациональными группами, не имеющими широкого доступа к продвину­тым ядерным технологиям. Таким образом, воз­можности нарушителя ограничены, и мы опи­шем их условием создания лишь простейшего ЯВУ, например ствольного типа (crude device). Для устройств подобного рода можно применять различные ЯМ. Однако надо отметить, что ис­пользование плутония в устройствах ствольного типа затруднительно. Его основная масса присут­ствует в облученном топливе, которое является радиационно защищенным и требует применения трудоемкой технологии радиохимической пере­работки. Поэтому мы рассматриваем сценарии несанкционированной деятельности, связанные с переключением некоторого количества М урана, природного либо обогащенного, с объекта/объ­ектов ЯТЦ и его дальнейшего технологического передела в металлический уран оружейного каче­ства (далее в расчетных исследованиях принято, что содержание изотопа 235U в уране после пере­дела: х = 0,9).

При моделировании возможная НСД на объ­екте рассматривается как процесс утечки УМ с объекта. Модель внеобъектовой НСД включает технологический передел ЯМ. Соответственно, внешний мониторинг подразумевает процедуру идентификации объектов, где есть признаки по­добной деятельности. Упрощенная модель не­санкционированного технологического передела УМ имеет три основные стадии:

  • физико-химический передел исходного ма­териала;
  • обогащение (xf) материала до оружейного качества:  х - доля изотопа 235U в уране; индекс f относится к конечному состоянию ЯМ).
  • физико-химическая переработка обогащен­ного материала.

Приемлемый риск. Области приемлемого и неприемлемого риска

Под значимым количеством (ЗК) ЯМ будем по­нимать такое количество ЯМ, из которого можно создать ЯВУ. В условиях принятых ограничений по возможностям нарушителя (ЯВУ ствольного типа).  минималь­ная и максимальная массы ЯМ для создания ЯВУ.

С точки зрения нераспространения переклю­чение ЗК ЯМ должно быть исключено, то есть вероятность переключения Pdiv (ЗК) = 0 (div - diversion). Так как точно достичь такого значения вероятности невозможно, то отмеченное выше требование означает настолько малую вероят­ность Pdiv (ЗК), что переключение ЯМ и создание ЯВУ теряло бы первоначальное преимущество в сравнении с неядерными взрывными устрой­ствами, на основе химической взрывчатки, на­пример.

Отмеченная выше стратегия защиты и кон­троля ЯМ выражается в снижении риска неэнер­гетического использования ЯМ до приемлемого уровня. Если энерговыход ЯВУ выражать через килограмм-эквиваленты химической взрывчат­ки, то при фиксированном составе ЯМ массы М условие приемлемости риска можно определить соотношением:

где R(M) - риск создания ЯВУ из ЯМ массы М; P(M) - вероятность создания ЯВУ; Y(M) - ве­личина потенциального ущерба от использования ЯМ массы М в целях разрушения.

На рис. 1, 2 показаны зависимости риска и его компонент (вероятности реализации несанкци­онированных действий с ЯМ и ущерба от НСД) от массы вовлеченного в НСД урана.

В общем случае функция R(M) растет с уве­личением переключаемой массы m, достигает максимума, после чего достаточно резко спадает. В областях (0, ML], [MR, ∞) выполняется усло­вие приемлемого риска (ПР) (L - left, R - right). Область (ML, MR), где риск R(M) выше прямой R(M)=M, является областью неприемлемого ри­ска (НПР). Наличие области НПР и ее величина зависят от характера ЯМ, используемых в НСД, и уровня их контроля. Точки ML и MR являются показательными, так как их взаимное положение отражает соотношение между потенциальной опасностью ЯМ и уровнем контроля за несанкци­онированной деятельностью с ним. Объединение ML и MR в одну точку касания MT говорит о до­стижении ПР для любой массы урана в условиях минимального уровня контроля (рис. 2).

 

Рис. 1. Вероятность избежать обнаружения и ущерб в зависимости от массы вовлеченного в НСДурана

1 — энерговыход; 2 — риск; 3 — вероятность необнаружения НСД

 

 

Рис. 2. Приемлемый риск в условиях минимального уровня контроля

ML, MR — левая и правая точки пересечения кривой зависимости р-иска от массы ЯМ с лучом приемлемого риска; MT — соответствующая точка касания

 

Специфика контроля ЯМ на объектах и вне их

Надо отметить, что обнаружить НСД с ЯМ можно лишь по объективно существующим при­знакам. Специфика НСД на ядерном объекте и вне его позволяет выделить ряд значимых признаков, по которым можно судить о наличии/отсутствии НСД с ЯМ. На объекте главными признаками от­сутствия НСД являются условия сохранности ЯМ и их целостность. Мониторинг ЯМ реализуется в виде ряда учетных и контрольных процедур, в зависимости от количества, формы и состояния ЯМ. Учет и контроль ЯМ на объекте варьируют также по скорости просмотра и качеству проце­дур. Среди внутриобъектовых контрольных про­цедур можно особо отметить:

  • регулярный административный контроль на­личия ЯМ (реализуется в форме визуальной иден­тификации объектов с ЯМ или по бар-кодам);
  • регулярный контроль доступа к ЯМ (кон­троль состояния пломб и печатей);
  • регулярный контроль передач ЯМ.

Среди учетных процедур можно выделить как базовые:

  • учетные, подтверждающие и выборочные измерения лигатурной, элементной и изотопной масс;
  • подведение материального баланса ЯМ по­сле проведения физической инвентаризации: сохранность ЯМ подтверждается отсутствием превышения допустимых границ инвентаризаци­онной разницы.

Заметим здесь, что контрольные процедуры ориентированы в основном на временное отсле­живание ЯМ, а учетные процедуры - на слежение за их массой.

Специфика контроля ЯМ вне объекта связана с отсутствием данных о свойствах переключен­ного ЯМ и необходимостью для нарушителя про­ведения процессов физико-химического передела ЯМ. Поэтому средства обнаружения НСД вне объектов должны быть ориентированы на на­блюдение и идентификацию как оборота, так и передела любых ЯМ (относительно урана - вне зависимости от обогащения и формы материала). Идентификация НСД означает процесс наблюде­ния за объектами и выявление рассогласования с заявленной деятельностью. Наблюдение ведет­ся по индикаторам, отражающим процессы, про­исходящие с ЯМ. Поэтому здесь можно говорить о значимости признаков, связанных с потреблением ресурсов (энергетических, водных и др.) и воздействием НСД на окружающую среду, то есть эмиссией излучений и материалов. В каче­стве индикаторов поиска признаков изготовления ЯВУ можно назвать:

  • интенсивность излучения;
  • интенсивность эмиссии химических веществ (UF6) в атмосферу;
  • мощность потребления ресурсов;
  • скорость капитальных вложений.

Во всех случаях важна высокая чувствитель­ность средств обнаружения по этим признакам.

Модель оценки риска

Пусть имеется совокупность объектов, со­держащих ЯМ, среди которых могут быть ано­мальные объекты, относящиеся к НСД. Задача контроля ЯМ - обнаруживать подобные объекты. Идентификация объекта как НСД означает его от­сутствие либо значительное рассогласование с за­явленными данными.

Предположим, что S0 - размер всего множе­ства, а элементы этого множества имеют размер s, который может контролироваться внешними средствами (например, масса элемента). Вероят­ность обнаружения дефектного элемента:

Если не исключается наличие НСД с высоким уровнем скрытности, то при совершении n попы­ток вероятность не быть обнаруженным может быть оценена:

где n - от non-detection.

При большом размере множества S0 и нечет­кой идентификациии  с ростом S0 pdet стремится к 0.

Предполагается, что мониторинг достаточно эффективный, так что скорость поиска V дефект­ных элементов обеспечивает конечное значение вероятности обнаружения дефектного элемента из множества    - постоянная обнаружения. В этих условиях переход к пределу в соотношении (5) при pdet → 0 приводит к следу­ющей формуле для вероятности необнаружения:

Параметр обнаружения λ равен средней часто­те обнаружения дефектных элементов. В услови­ях принятого консервативного подхода в оценке риска эта величина характеризует также эффек­тивность контроля ЯМ во времени.

Если рассматривать НСД на объекте как про­цесс, происходящий с ЯМ (например, малые переключения ЯМ с предприятия), можно в соот­ношении (6) перейти от временной переменной t к переменной массы ЯМ M, вовлеченного в НСД. Вероятность избежать обнаружения переключения ЯМ массы М с объекта определяется формулой:

где adiv - средняя частота обнаружения НСД, отнесенная на единицу массы переключаемого материала.

Учитывая отмеченные стадии технологиче­ского передела ЯМ вне объектов ЯТЦ, приходим к выражению для оценки вероятности избежать обнаружения вне ЯО при фабрикации ЯВУ с ис­пользованием переключенного урана (обогащен­ного либо природного):

где aM - эффективность контроля ЯМ на ста­диях его физико-химического передела; x - содер­жание 235U в уране; αυ - эффективность контроля ЯМ на стадии изотопного обогащения урана;

Xf - содержание 235U в конечном продукте; xW - обогащение уранового отвала.

Тогда в общем случае действия внутриобъек- тового и внешнего мониторинга риск переключе­ния и несанкционированного использования ура­на массы М и обогащения х равен:

где  -   вероятности пе­реключения ЯМ с ЯО и использования вне объекта для создания ЯВУ соответственно; Y(Mf,xf) - энер­говыход цепной реакции деления (ЦРД). В форму­ле (9) предполагается, что за обнаружением нару­шителя неизбежно следует его задержание.

Из формулы (1) следует, что для расчета ри­ска заданной массы урана необходимо оценивать энерговыход ЦРД в конечном продукте. Для оцен­ки энерговыхода применялась простейшая мо­дель протекания ЦРД - модель Карсона - Хиппе- ля - Лимана (Mark, 1993). Параметры и условия возникновения непрекращающейся ЦРД рассчи­тывались посредством прямого моделирования процесса размножения нейтронов методом Мон­те-Карло с использованием программы MCNP-4B (Briesmeister, 1997) с константным обеспечением на основе библиотеки оцененных ядерных данных ENDF/B-VI (Rose, 1991). Модель и алгоритм рас­чета ее параметров соответствуют подходу, опи­санному в (Kryuchkov, Shmelev, Masterov, 2008).

Контроль ЯМ с достижением приемлемого риска

В общей постановке задача обеспечения ус­ловий безопасного обращения с ЯМ заключается в определении уровня контроля ЯМ, при котором область НПР сходится в точку (условие касания). Более конкретно задача заключается в следую­щем: для материала с заданными свойствами (включая фиксированное обогащение х) найти уровень контроля (параметр обнаружения adiv в формуле (7)) и массу М, для которых выполня­ется система уравнений:

где R(a, M) - риск создания ЯВУ из урана мас­сы М при наличии контроля с уровнем эффектив­ности а; R'(a, M) - производная от R(aM) по па­раметру М.

Применительно к урановому материалу фик­сированного обогащения х задача касания (10) может быть решена численно с помощью не­сложных итерационных алгоритмов. Как показа­ли расчеты, при численной реализации итерации являются быстро сходящимися. Завершение ите­рационного процесса определяется значениями параметра обнаружения a(x) и М, для которых уравнения системы (10) выполняются с заданной точностью.

 

Таблица 1

Зависимость уровней мониторинга урана от его обогащения

 

Эффективность при уровне мониторинга

Обогащение, %

0,72

1,909-10-4

5,728·10-4

1,65 10-3

3

1,404-10-3

4,212-10-3

1,3610-2

5

2,561-10-3

7,684-10-3

2,54-10-2

10

5,63-10-3

1,7-10"2

5,75-10-2

20

1,2-10-2

3,7·10-2

1,27-10-1

36

2,3-10-2

6,910-2

2,45-10-1

 

Рис. 3. Зависимость риска переключения урана от массы в условиях действия контроля разного уровня (уран 3 %-ного обогащения)

Уровни контроля будем характеризовать коли­чеством ЯМ, переключение которого (в том чис­ле путем множественных малых переключений) система исключает. Положение правого корня MR (рис. 2) уравнения R(M)=M позволяет сделать та­кие суждения.

Мониторинг ЯМ считаем высокоэффектив­ным (ВЭМ), если R(M)≤M для любого M∈ЗК. Если же R(M)≤M лишь для масс ЯМ существенно больших Mmax (MR > Mmax), мониторинг ЯМ счи­таем низкоэффективным (НЭМ). В этих условиях при Mr =Mmax мониторинг можно отнести к сред­ней эффективности (СЭМ).

Рассматриваемым уровням контроля ЯМ со­ответствуют значения параметра «а», характери­зующего эффективность контроля ЯМ. Так, уров­ню ВЭМ соответствует значение а, являющееся решением задачи (10). Значения параметра эф­фективности контроля а, соответствующие НЭМ и СЭМ, находят из уравнения

где k = 3–5 для НЭМ (в расчетах ниже k = 3) и k ≈ 1 для СЭМ.

В табл. 1 приведены найденные значения эффективностей мониторинга a(x) урана на объ­екте для отдельных обогащений (х) уранового материала. По значениям эффективностей уров­ни контроля НЭМ, СЭМ, ВЭМ отличаются друг от друга приблизительно в три раза. С ростом обогащения (x) требуется существенно повышать эффективность контроля урана для выполнения условий (10-11). Особенно это относится к пере­ходу с природного урана к трехпроцентному (уве­личение эффективности в 7-8 раз). В практике внутриобъектового контроля ЯМ на предприяти­ях эта зависимость отражается в подходе с кате­горизацией ЯМ (НП-030-12, 2012).

На рис. 3 приведены примеры зависимостей R (M) для урана 3%-ного обогащения в условиях действия контроля разного уровня.

Видно, что уровень ВЭМ не требует дополни­тельных контрольных мер. В условиях действия мониторинга ЯМ на уровне СЭМ или НЭМ име­ются значительные области НПР, превышение ПР в которых может достигать трех порядков. Таким образом, с учетом стратегии подавления области НПР уровни мониторинга СЭМ и НЭМ требуют дополнительных контрольных мер, приводящих к выполнению критерия (10).

В табл. 2 приведены значения вероятностей избежать обнаружения переключения урана с объекта (формула (7)) в условиях действия кон­троля уровня ВЭМ.

Отсутствие в течение длительного времени случаев переключения значимых количеств ЯМ с ЯО свидетельствует о достижимости на практи­ке уровней контроля ЯМ, подобных ВЭМ.

Взаимосвязь внутри- и внеобъектового контроля. Эшелонированная защита ЯМ

Наличие внеобъектового контроля ЯМ опре­деляется рядом причин, например, он противо­действует незаконному обороту ЯМ (НОЯМ) вне ЯТЦ. В целом внеобъектовый контроль ЯМ повы­шает надежность выполнения национальных га­рантий нераспространения, так как создает эше­лонированную защиту ЯМ.

Естественно, требование исключить переклю­чение значимых количеств ЯМ относится, в пер­вую очередь, к внутриобъектовому контролю. Внешний мониторинг призван укреплять защиту ЯМ, удерживая полный риск в области приемле­мого при вариациях внутриобъектового контро­ля ЯМ (в нашем случае - уровни контроля НЭМ и СЭМ). Кроме того, он также позволяет снижать остроту проблемы нераспространения в условиях существования НОЯМ вне ЯТЦ.

Для двух областей контроля полный риск переключения и использования ЯМ для создания ЯВУ определяется формулой (9). На рис. 4 приве­дены примеры решения задачи (10) (подавление области НПР при уровне контроля ЯМ на объекте СЭМ) в случае действия внутри- и внеобъектово- го контроля.

При уровне внутриобъектового контроля СЭМ наблюдается значительная область НПР, где превышение уровня ПР составляет 10 раз и более. Причем эти превышения растут при увеличении обогащения переключенного материала, достигая 103 раз для ВОУ (36%-ное обогащение). Подавле­ние области НПР требует применения внешнего мониторинга на уровне СЭМ и выше.

В табл. 3 приведены требования к эффектив­ностям внешнего мониторинга для обеспечения эшелонированной защиты ЯМ с выполнением критерия (10) относительно полного риска (9).

Данные табл. 3 показывают, что

  • При НЭМ требования к внешнему мони­торингу превышают уровень контроля на объ­екте. Такая ситуация не может рассматриваться как естественная, поэтому для обеспечения ПР (критерий (10)) уровень контроля НЭМ на объек­те недостаточен.
  • Несмотря на дифференцированный подход к мониторингу урана различных степеней обогащения на объекте, наблюдается значительный рост требований к внешнему мониторингу с уве­личением обогащения урана. При изменении обо­гащения переключенного урана от 0,72 до 36,0% требования к эффективности внешнего монито­ринга возрастают примерно в 40 раз.

 

Таблица 2

Вероятности переключения различных ЗК урана в условиях мониторинга ЯМ на уровне ВЭМ

Низкообогащенный уран (обогащение - 3%)

Высокообогащенный уран (обогащение - 36%)

Масса, кг

Вероятность переключения Pdiv

Масса, кг

Вероятность переключения Pdiv

300

1,690-10-2

22

4,56140-3

320

1,200-10-2

25

2,18740-3

500

1,11340-3

40

5,54540-5

650

1,44940-4

50

4,763 40-6

1000

1,2404 0-6

75

1,03940-8

1300

2,0974 0-8

100

2,28940-11

1650

1,79640-10

125

5,00840-14

2000

1,53840-12

150

1,09540-16

2300

2,6024 0-14

175

2,39640-19

 

Рис. 4. Подавление области НПР путем введения внешнего мониторинга за ЯМ

а — природный уран; б—уран 3%-ного обогащения:

 

 

Таблица 3

Требования к внешнему мониторингу урана при внутриобъектовом мониторинге СЭМ и НЭМ

Обогащение ЯМ, %

Эффективность внутриобъектово- го мониторинга

Требуемая эффек­тивность внешнего мониторинга

Эффективность внутриобъектово- го мониторинга

Требуемая эффек­тивность внешнего мониторинга

НОУ:

0,72

3

5

 

СОУ:

10

 

ВОУ:

20

36

 

5,728-10-4

4,212·10-3

7,684·10-3


 

1,7·10-2


 

3,7·10-2

6,9 10-2

 

5,100-4

2,63-10-3

4,32-10-3


 

8,5·10-3


 

1,65 10-2

3,18·10-2

 

1,909-10-4

1,404-10-3

2,561-10-3


 

5,63·10-3


 

1,2·10-2

2,3·10-2

 

740-4

3,42-10-3

5,6·10-3


 

1,09-10-2


 

2,1·10-2

4·10-2

В связи с тем что требуемые для ВОУ и СОУ высокие уровни контроля вне объектов значи­тельно сложнее реализовать, чем на самом объ­екте, целесообразно контроль урана на объектах поддерживать на уровнях: для ВОУ и СОУ - ВЭМ либо выше, а для НОУ - СЭМ и выше.

Заключение

В работе анализируются условия безопасного обращения с ЯМ на ядерных объектах и вне ЯТЦ. С этой целью рассмотрена специфика контроль­ных мероприятий на ядерных объектах и вне их.

Данный анализ позволил построить модель оцен­ки риска переключения и дальнейшего использо­вания ЯМ для создания ЯВУ (на примере урана).

Применительно к об­ласти ядерного нерас­пространения сформу­лированы условия ПР и определены основные уровни эффективности контроля ЯМ (НЭМ, СЭМ, ВЭМ) на ядерных объектах и вне их.

На основе введенного понятия ПР рассмотре­ны задачи управления риском. Сформулирована задача подавления об­ласти НПР и предложена схема ее численного ре­шения для сценариев НСД:

  • переключение ЗК ЯМ с ЯО;
  • переключение ЗК ЯМ и технологический передел в оружейные ЯМ вне ЯО, а также найдены эффективности мониторин­га, при которых выполняются условия ПР.

Продемонстрирована необходимость внешне­го мониторинга ЯМ как средства:

  • поддержки внутриобъектового контроля;
  • создания эшелонированной защиты ЯМ;
  • средства противодействия НОЯМ.

Сформулированы повышенные требования к мониторингу урана среднего и высокого обога­щения. Обнаружен значительный скачок в требо­ваниях к мониторингу при переходе от природно­го урана к НОУ (3-5%).

Список литературы

1. Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии «Основные правила учета и контроля ядерных материалов» (НП-030-12). Утв. приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 17 апреля 2012 г. №255 // Атомные станции – надзор и безопасность. URL: http://www.seogan.ru/np-030–12-osnovnie-pravila-ucheta-i-kontrolya-yadernix-materialov.html.

2. Briesmeister J. F. (1997) MCNP – A General Monte Carlo N-Particle Transport Code.Version 4B // Report/Los Alamos National Laboratory. P. 1–147.

3. Glaser A. (2006) On the Proliferation Potential of Uranium Fuel for Research Reactors at Various Enrichment Levels // Science & Global Security. N 14. P. 1–24.

4. Kryuchkov, E. F., Shmelev A. N., Masterov S. V. (2008) An Approach to Quantitative Evaluation of Inherent Proliferation Resistance of Uranium Enriched up to 20% 235U // Proc. of the 30th International Meeting on Reduced Enrichment for Research and Test Reactors. Washington, D. C. P. 302–306.

5. Mark C. J. (1993) Explosive Properties of Reactor-Grade Plutonium // Science & Global Security. N 4. P. 111–128.

6. Rose P. F. ENDEIB-VI Summary Documentation // Report/National Nuclear Data Center, Brookhaven National Laboratory. Upton, NY. P. 1–270.


Об авторах

В. Б. Глебов
ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»»
Россия

Кандидат техн. наук, старший научный сотрудник

Область научных интересов: анализ уязвимости ядерных материалов по отношению к возможным несанкционированным действиям с ними и разработка мер и средств противодействия незаконному обороту ядерных материалов.



С. В. Мастеров
Московский филиал ОАО «Нижегородская инжиниринговая компания «Атомэнергопроект»»
Россия

Заместитель начальника отдела конъюнктуры коммерческого управления

Область научных интересов: анализ проблем ядерного нераспространения и повышения внутренней защищенности ядерных материалов по отношению к возможным несанкционированным действиям с ними.



Н. К. Калугин
ФБУ «Научно-технический центр по ядерной и радиационной безопасности»
Россия

Младший научный сотрудник отдела безопасности предприятий топливного цикла

Область научных интересов: гамма-спектрометрия ядерных материалов, нейтронные детекторы, низкоэнергетические ядерные реакции, внутренняя защищенность ядерных материалов, риск-анализ в ядерном нераспространении, ядерная и радиационная безопасность.



Для цитирования:


Глебов В.Б., Мастеров С.В., Калугин Н.К. РИСК-АНАЛИЗ УСЛОВИЙ КОНТРОЛЯ ЯДЕРНЫХ МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ ИСКЛЮЧЕНИЯ НЕРЕГЛАМЕНТИРОВАННОЙ ЯДЕРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2014;(5):82-88. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2014-5-82-88

For citation:


Glebov V.B., Masterov S.V., Kalugin N.K. RISK-ANALYSIS OF NUCLEAR MATERIALS CONTROL FOR EXCLUSION OF UNAUTHORIZED NUCLEAR ACTIVITY. Strategic decisions and risk management. 2014;(5):82-88. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2014-5-82-88

Просмотров: 458


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)