Preview

Стратегические решения и риск-менеджмент

Расширенный поиск

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ РАЗРАБОТКИ И УТВЕРЖДЕНИЯ ПЛАНОВ ВНЕШНЕГО УПРАВЛЕНИЯ

https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-5-62-69

Полный текст:

Аннотация

Рассмотрены основные проблемы процесса составления планов внешнего управления в современном законодательстве о несостоятельности, намечены направления их разрешения. Предлагаемые авторами изменения законодательства о несостоятельности ориентированы на повышение качества планов внешнего управления, а также расширение круга лиц, чьи интересы учитываются при разработке этих документов. Предложено решение выявленных проблем путем расширения компетенции арбитражных судов и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих в данном процессе.

Для цитирования:


Кован С.Е., Плаксин С.Ю. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ РАЗРАБОТКИ И УТВЕРЖДЕНИЯ ПЛАНОВ ВНЕШНЕГО УПРАВЛЕНИЯ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2012;(5):62-69. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-5-62-69

For citation:


Kovan S.E., Plaksin S.Y. DEVELOPMENT OF FORMULATION AND CONSIDERATION OF EXTERNAL MANAGEMENT PLANS. Strategic decisions and risk management. 2012;(5):62-69. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-5-62-69

Институт несостоятельности является од­ной из наиболее динамично развивающих­ся сфер российского законодательства. Напри­мер, за десять лет Федеральный закон №127-ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкрот­стве)» [1] претерпевал изменения не менее 34 раз, причем более половины изменений проведено за последние три года (2009-2011). Изменению подверглись различные разделы закона, начиная с вознаграждения арбитражного управляюще­го и заканчивая существенными изменениями, касающимися банкротства финансовых органи­заций. Вместе с тем некоторые разделы не об­новлялись уже много лет. Среди них необходимо выделить регулирование процесса составления и утверждения плана внешнего управления, по­скольку он остался практически неизменным еще со времени действия Федерального зако­на №6-ФЗ от 08.01.1998 «О несостоятельности (банкротстве)». Вопрос проведения реабилита­ционных процедур несостоятельности в очеред­ной раз показал свою актуальность в условиях экономического спада, начавшегося в 2008 году, последствия которого сказываются по сей день. Отсутствие изменений в данном разделе «О несо­стоятельности (банкротстве)» не является свиде­тельством успешной практики проведения внеш­него управления и, соответственно, отсутствия необходимости что-либо менять. В данной статье приведены основные проблемы практики состав­ления планов внешнего управления и намечены направления их решения.

План внешнего управления имеет двойствен­ную сущность. Во-первых, это комплексный до­кумент экономического характера, содержащий обоснование возможности восстановления пла­тежеспособности должника. Во-вторых, как план внешнего управления, утверждаемый собранием кредиторов, он обладает характеристиками кол­лективного договора между кредиторами долж­ника. Необходимо отметить, что данный доку­мент затрагивает интересы широчайшего круга лиц, который не может быть ограничен только ли­цами, принимающими непосредственное участие в его составлении и утверждении.

При всем многообразии современных методов и инструментов планирования, прогнозирования и принятия управленческих решений практика составления планов внешнего управления остав­ляет желать лучшего. Известны случаи, когда собранием кредиторов были утверждены планы внешнего управления, изложенные на восьми страницах, а в тексте не упомянут даже номер дела о банкротстве организации, в рамках которо­го такой план был составлен. Возникают вполне закономерные сомнения в том, может ли подоб­ный план содержать обоснование возможности восстановления платежеспособности должни­ка, совокупные активы которого превышали 140 млн руб. на дату разработки плана. Данный факт характеризует то, с какой формальностью арбитражные управляющие зачастую подходят к составлению важного документа, а собрание кредиторов - к его рассмотрению и утверждению. Для обоснования возможности восстановления платежеспособности должника должны быть из­вестны как минимум величина кредиторской за­долженности к погашению и величина средств, которые могут быть найдены для этих целей [I, ст. 106, ст. 3]. К несчастью, далеко не все планы внешнего управления содержат и то и другое, а ведь из-за отсутствия любой из этих величин становится невыполнимой основная функция данного документа. Современная практика тако­ва, что арбитражные управляющие и лица, при­влекаемые ими для обеспечения проведения про­цедур, в большинстве своем компетентны скорее в юридических вопросах, нежели в экономиче­ских, что вызвано объективной необходимостью и современным соотношением данных аспектов в процедурах несостоятельности. В результате экономическая обоснованность и реалистичность мер, предлагаемых в планах внешнего управле­ния, иногда могут вызвать серьезные сомнения, что подтверждается практикой.

План внешнего управления, относящийся к основным документам, составляемым в данной реабилитационной процедуре, неизбежно оказы­вает влияние на итог проведения мероприятий по восстановлению платежеспособности. И даже если усомниться в причинно-следственнои вза­имосвязи между качеством составления плана внешнего управления и итогом соответствую­щей процедуры, несомненно, подробное и каче­ственное планирование является эффективным инструментом для предотвращения определен­ных проблем или их разрешения. Так, например, при адекватном, точном и подробном планирова­нии предстоящих платежей снижается риск воз­никновения просроченной задолженности после подачи заявления о несостоятельности, в частно­сти по заработной плате. Как показывает практи­ка, недостаточное внимание к данному вопросу может в итоге привести к существенным ослож­нениям в деятельности внешнего управляющего, в том числе со стороны правоохранительных ор­ганов.

Необходимо отметить, что преобладание при­меров экономически некорректного составления планов внешнего управления обусловлено мно­жеством объективных проблем законодательства и практики проведения процедур несостоятель­ности, каждая из которых требует разрешения.

При составлении плана внешнего управления наиболее очевидной проблемой является отсут­ствие подробного нормативного регулирования данного процесса. Арбитражные управляющие вынуждены руководствоваться устаревшими нор­мативными актами либо нормативными актами смежных областей законодательства. Действу­ющая редакция закона «О несостоятельности (банкротстве)» содержит отсылки к федеральным стандартам профессиональной деятельности ар­битражных управляющих (далее - федеральные стандарты), однако на сегодняшний день суще­ствуют два федеральных стандарта професси­ональной деятельности арбитражных управля­ющих, и они не регулируют составление плана внешнего управления. Проект стандарта, опреде­ляющего принципы разработки плана внешнего управления, описывается в работе [15, с. 296], однако отсутствует в открытом доступе и на сай­те разработчика - Российского союза саморегули- руемых организаций арбитражных управляющих [12]. Соответствующих стандартов нет и на ло­кальном уровне - такие выводы сделаны на ос­нове исследования документов, представленных на сайтах 15 крупнейших саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Таким образом, на сегодняшний день процесс составле­ния плана внешнего управления прямо регламен­тирован только требованиями закона «О несо­стоятельности (банкротстве)» [I, ст. 106]. В то же время даже наличие такого регулирования может не оказать существенного влияния на эффектив­ность и качество составления данного документа, что подтверждается практикой проведения арби­тражными управляющими финансового анализа (формальный подход, отсутствие существенной информации), на сегодняшний день подробно ре­гулируемого отдельным нормативным актом [2]. Сложность регулирования процесса составления плана внешнего управления состоит в уникаль­ности каждой ситуации неплатежеспособности. Меры и методы, показавшие свою эффективность в управлении одним должником, могут обернуть­ся лишь расходованием драгоценных ресурсов в другом случае. Следовательно, при регулиро­вании процесса и механизма составления плана внешнего управления невозможно ограничиться только формальными критериями.

Другая проблема практики составления пла­нов внешнего управления - срок, отведенный на данный процесс, составляющий максимум два месяца. За это время арбитражный управляющий должен успеть дополнить анализ финансового со­стояния должника более актуальными данными, сделать прогноз факторов, способных повлиять на финансово-хозяйственное состояние должни­ка в перспективе, рассмотреть кратчайшие пути к намеченным целям и др. При этом каждый элемент планирования требует обоснованного количественного выражения и уточнения по сро­кам. Времени, отведенного на составление плана, не всегда достаточно для достижения необхо­димой степени подробности и обоснованности. Нарушение арбитражным управляющим сроков представления плана внешнего управления, ука­занных в [I, ст. 107, п. 5], является существен­ным и служит безусловным основанием для от­странения его от исполнения обязанностей, это подтверждено судебной практикой [10]. Нельзя также упустить из виду тот факт, что в период со­ставления плана внешнего управления арбитраж­ный управляющий не может пренебрегать иными своими правами и обязанностями, к которым от­несены: прием в управление имущества должни­ка и проведение его инвентаризации, выполнение текущих управленческих обязанностей, перечень которых может оказаться шире, нежели полномо­чия руководителя должника, отказ от исполнения договоров должника [I, ст. 102] (на данный про­цесс отведено три месяца с даты введения внешне­го управления), оспаривание сделок [I, гл. III. I]. Данный перечень может быть дополнен другими обязанностями и правами [I, ст. 20.3, 99]. В то же время для увеличения срока, отведенного на со­ставление плана внешнего управления с момента утверждения внешнего управляющего, необходи­мо рассмотреть широкий круг вопросов, начиная от срока самой процедуры внешнего управления и заканчивая балансом интересов кредиторов и должника, предусмотренного современной за­конотворческой парадигмой. С 2005 года проце­дуры внешнего управления показали успешный результат лишь в 2,95% случаев [13, 14], а значит, вместо ожидаемого эффекта увеличение длитель­ности данной процедуры может привести только к затягиванию дела о несостоятельности.

Исходя из анализа иностранного законода­тельства [16, с. 151; 5, с. 20] о несостоятельности, необходимо отметить, что в западных странах планирование реорганизации должника проис­ходит параллельно с анализом его финансового состояния. В данном процессе задействованы все заинтересованные лица, и предложения по вос­становлению платежеспособности начинают рассматривать уже на этапе наблюдения за де­ятельностью должника. На сегодняшний день нормативное регулирование проведения финан­сового анализа должника в процедурах банкрот­ства в России находится в процессе реформиро­вания. Данный факт представляет возможность рассмотреть предложения о внесении в форми­руемый федеральный стандарт деятельности ар­битражных управляющих в отношении анализа финансового состояния должника разделов, на­правленных на совершенствование механизма составления планов внешнего управления. Речь идет о возложении на временного управляюще­го обязанности изучить и включить в докумен­ты, содержащие анализ финансового состояния должника, сведения о предполагаемых мерах по восстановлению платежеспособности долж­ника в случае, если им сделан вывод о наличии такой возможности. Данный раздел финансового анализа должен включать:

  • направления восстановления платежеспо­собности;
  • конкретные действия, необходимые для реа­лизации предполагаемых мер;
  • сроки реализации данных мер;
  • количественные оценки эффекта данных мер в сравнении с потенциальной реестровой задол­женностью к погашению по итогам реабилитаци­онной процедуры.

Как отмечают многие авторы, основные меры по восстановлению платежеспособности можно разделить на три группы:

  • получение необходимых денежных средств от основной или вспомогательной деятельности;
  • получение денежных средств от реализации активов;
  • определение дополнительного внешнего фи­нансирования.

Наличие и достаточность ликвидных активов для восстановления платежеспособности долж­ника становятся очевидными по итогам анализа активов должника с учетом результатов ежегод­ной инвентаризации имущества и документов, удостоверяющих государственную регистрацию прав собственности должника. Поиском данной информации арбитражный управляющий за­нимается еще на этапе наблюдения, она состав­ляет основу соответствующего раздела анализа финансового состояния [I, ст. 70, п. 3]. Форма представления дополнительного финансирования должнику зависит от пожеланий такого лица и со­гласия (ходатайства) на это органа управления должника, уполномоченного на это [I, ст. 94, п. 2], однако вопрос о наличии лиц, заинтересованных в предоставлении должнику дополнительного фи­нансирования, как правило, также становится яс­ным по итогам процедуры наблюдения. Наконец, аналогичное утверждение справедливо и в отно­шении наличия у организации возможности по­лучить достаточные для расчетов с кредиторами денежные средства от основной и вспомогатель­ной деятельности в установленный законодатель­ством срок. Выявление такой возможности про­изводится арбитражным управляющим на основе анализа механизма функционирования должника, его расходов, доходов, факторов внешней среды и т. д., то есть в общем случае в ходе процедуры наблюдения, поскольку требование о проведении подобного анализа содержится в [2].

Исходя из вышеизложенного, арбитражный управляющий может сделать предварительные выводы о направлениях и мерах по восстановле­нию платежеспособности должника уже в ходе составления анализа финансового состояния. Поскольку процедура наблюдения, как правило, занимает около 4-7 месяцев, представляется це­лесообразным возложить вышеописанную обя­занность на арбитражного управляющего, прово­дящего анализ финансового состояния должника, если он делает вывод о возможности восстановле­ния платежеспособности. В данном случае возни­кает дополнительный вопрос о целесообразности утверждения в качестве внешнего управляющего того арбитражного управляющего, который про­вел данный анализ и обосновал вывод о возмож­ности восстановления платежеспособности.

Перечень возложенных на внешнего управ­ляющего прав и обязанностей свидетельству­ет о необходимости привлечения иных лиц для их своевременного выполнения, в том числе для составления плана внешнего управления. Од­нако, как показывает практика, кредиторы могут выступить против привлечения сторонних лиц, несмотря на то что такое право предоставлено арбитражному управляющему [I, ст. 20.3, п. I]. При этом у крупных кредиторов зачастую есть иные рычаги воздействия на арбитражного управ­ляющего, помимо тех, что предусмотрены зако­ном. Нередко конкурсными кредиторами могут быть крупные организации, в частности кредит­ные. Спрос на услуги конкретного арбитражного управляющего во многом зависит от лояльности таких кредиторов к нему. Подобное положение вещей приводит к нарушению баланса интере­сов как между кредиторами и должником, так и между самими кредиторами, оно может про­являться в выражении неявного или косвенного предпочтения одного кредитора перед другими в ходе составления плана внешнего управления. В российской практике банкротства утверждение плана внешнего управления находится в компе­тенции собрания кредиторов должника. Правом голоса на таких собраниях обладают только кон­курсные кредиторы и уполномоченные органы. Как следствие, интересы наименее защищенных групп кредиторов и иных лиц могут оказаться не­учтенными. Собрание кредиторов не способно учитывать интересы всех групп кредиторов и за­интересованных лиц.

Предпосылкой для учета намного более ши­рокого круга интересов является утверждение плана внешнего управления арбитражным судом. Подобная практика распространена за рубежом, где арбитражный суд зачастую выполняет функ­ции контроля соответствия плана реорганизации законодательству и отсутствия признаков мошен­ничества. В отличие от западных коллег, россий­ские арбитражные суды не настолько хорошо ос­ведомлены об экономической стороне практики ведения бизнеса. В этих условиях целесообразно проведение подробной экспертизы данного до­кумента, на основании которой арбитражный суд мог бы сделать выводы об экономической обо­снованности предложенных в плане мер, соот­ветствии их законодательству и соблюдении прав и законных интересов всех групп кредиторов и заинтересованных лиц. Идея экспертизы явля­ется актуальной с учетом готовящегося проекта поправок в закон «О несостоятельности (банкрот­стве)» в части повышения эффективности защи­ты прав кредиторов первой и второй очереди [4]. В соответствии с ним предполагается наделить представителя работников должника правом го­лоса на собраниях кредиторов, поскольку работ­ники должника могут не обладать необходимыми знаниями и компетенциями для оценки обосно­ванности и соответствия законодательству ут­верждаемого плана.

Обеспечение и регулирование деятельно­сти арбитражных управляющих является функ­цией саморегулируемых организаций [I, ст. 2], при этом среди их обязанностей [I, ст. 22, п. 2] также названы:

  • контроль профессиональной деятельности арбитражных управляющих - членов саморегу- лируемой организации в части соблюдения тре­бований законодательства;
  • осуществление анализа деятельности своих членов на основании информации, представлен­ной ими в саморегулируемую организацию.

С учетом перечисленных обязанностей про­ведение подобной экспертизы целесообразно возложить на саморегулируемые организации арбитражных управляющих. Похожая система экспертизы уже создана в оценочной деятель­ности. Если экспертиза отчетов об оценке про­водится специализированным экспертным сове­том саморегулируемой организации оценщиков, то в саморегулируемой организации арбитраж­ных управляющих такая функция может быть передана создаваемому органу, который должен осуществлять контроль за соблюдением членами саморегулируемой организации требований фе­деральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, федеральных стан­дартов, стандартов и правил профессиональной деятельности [I, ст. 21.1, п. 9]. Поскольку штат саморегулируемых организаций невелик, вызы­вает сомнение возможность провести глубокую экспертизу плана внешнего управления исклю­чительно силами ее сотрудников. Ввиду этого целесообразным является допустить привлечение саморегулируемыми организациями сторонних лиц, в качестве которых могут выступать аккре­дитованные при саморегулируемой организации лица, а также арбитражные управляющие - члены этой организации. Для введения практики состав­ления подобных экспертных заключений саморе­гулируемые организации должны будут провести:

  • формирование механизма отбора привлекае­мых для экспертизы лиц;
  • обеспечение независимости и отсутствия за­интересованности привлеченных экспертов;
  • выработку единых правил разработки и ут­верждения экспертного заключения, включая способы и формы документооборота в процессе проведения экспертизы;
  • утверждение тарифов на проведение экспер­тизы, которые не должны зависеть от содержа­щихся в экспертном заключении выводов;
  • координацию деятельности привлеченных лиц для выработки единого мотивированного экс­пертного заключения.

Объектом проводимой экспертизы должен яв­ляться готовый план внешнего управления с при­ложенными к нему документами, необходимыми для ее осуществления. Цель экспертизы - не со­ставление нового плана внешнего управления, а выявление неточностей, ошибок, недостаточной обоснованности предлагаемых в документе мер, несоответствия законодательству и нарушений интересов отдельных групп лиц. Экспертизу про­водят по трем направлениям:

  • экспертиза соответствия федеральному зако­нодательству, федеральным стандартам, стандар­там и правилам профессиональной деятельности, а также иным нормативным правовым актам;
  • экспертиза экономической обоснованности предложенных в плане внешнего управления мер, их реализуемости и достаточности;
  • экспертиза соблюдения планом внешнего управления прав и законных интересов отдель­ных групп лиц, как участвующих в деле о несо­стоятельности, так и иных заинтересованных лиц.

По итогам проведенной экспертизы обяза­тельно составляют мотивированное заключение. Положительное экспертное заключение составля­ется в том случае, если план внешнего управле­ния полностью соответствует требованиям зако­нодательства, представленная в нем информация обеспечивает исчерпывающее обоснование возможности восстановления платежеспособ­ности должника в установленные законодатель­ством сроки, а также отсутствуют основания полагать, что интересы той или иной группы кредиторов будут нарушены в ходе проведения указанных в плане мер. Препятствием для вы­дачи положительного экспертного заключения не должны становиться опечатки, технические и арифметические ошибки, не влекущие за собой существенного искажения информации, пред­ставленной в документе. При наличии отрица­тельного экспертного заключения в нем должны быть перечислены и обоснованы все выявленные нарушения. Экспертизу следует проводить в со­ответствии с требованиями законов, федеральных стандартов профессиональной деятельности ар­битражных управляющих, правил, установлен­ных для членов данной саморегулируемой орга­низации, и т. д. В зависимости от вида экспертизы саморегулируемой организацией арбитражных управляющих указывают допущения и ограничи­тельные условия, с учетом которых такая экспер­тиза проводится.

Отметим, что нормы, регулирующие прове­дение экспертизы саморегулируемыми организа­циями арбитражных управляющих, могут быть включены в федеральные стандарты професси­ональной деятельности арбитражных управляю­щих, которые разрабатываются Национальным объединением арбитражных управляющих и ут­верждаются Министерством экономического раз­вития. Для того чтобы обеспечить утверждение плана внешнего управления арбитражным судом, соответствующие положения должны быть закре­ плены в законе «О несостоятельности (банкрот­стве)».

 

Схема утверждения плана внешнего управления

Сегодня понятие несостоятельности выходит далеко за рамки конкурсных отношений. Как уже было отмечено, вокруг отношений, возникаю­щих в процессе несостоятельности, образуется большое число заинтересованных лиц. Среди них особое место занимают лица, участвующие в деле о несостоятельности, однако список лиц, имеющих по отношению к должнику права и за­конные интересы, не может быть ограничен не­сколькими пунктами [I, ст. 34]. Прежде всего, ими являются собственники должника (или собствен­ники имущества должника - унитарного пред­приятия) и работники должника. Текущая редак­ция закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает немалое количество правовых возможностей для защиты имущественных инте­ресов собственников должника [6, с. 129], тогда как работники должника остаются одной из наи­более незащищенных групп лиц в процедурах несостоятельности. Меры, предусмотренные планом внешнего управления, могут затраги­вать интересы очень широкого круга лиц, вклю­чая работников должника, причем не только тех, перед которыми должник имеет задолженность, собственников должника, контрагентов и других лиц. Так, например, у арендаторов имущества должника могут возникнуть законные возраже­ния по поводу чрезмерного повышения арендных ставок. Решение такого спора арбитражным судом невозможно без проведения экспертизы экономи­ческой обоснованности предусмотренных планом внешнего управления арендных ставок (их соот­ветствия рыночным условиям и влияния на плате­жеспособность должника), а утверждение такого плана только затянет процедуру. Еще одна кате­гория лиц, чьи законные права и интересы могут быть затронуты планом внешнего управления, - поставщики, подрядчики и потребители. Наконец, отдельно необходимо выделить широчайший круг интересов, связанных с должниками, в собствен­ности которых находятся активы социального характера (жилой фонд, объекты коммунальной инфраструктуры и пр.), а также с должниками, деятельность которых привела к появлению до­полнительного обслуживающего бизнеса. Меры по восстановлению платежеспособности подоб­ных должников способны оказать существенное влияние на различных лиц (как физических, так и юридических) из непосредственного окружения должника, которые не попали в список конкурс­ных кредиторов, но их социально-экономические права и законные интересы могут быть затронуты.

Таким образом, предполагается, что лицами, имеющими право ходатайствовать перед арби­тражным судом о проведении экспертизы плана внешнего управления, должны являться лица, чьи права и законные интересы могут быть нарушены планом внешнего управления, а также лица, на де­ятельность и финансовое состояние которых мо­гут оказать существенное влияние меры, предус­мотренные планом. Разумеется, при расширении круга лиц, которым предоставлено право хода­тайствовать о проведении экспертизы, возникает ряд дополнительных вопросов, которые связаны, в частности, с особенностью применения норм, обеспечивающих соблюдение коммерческой тайны.

Ходатайство о проведении экспертизы долж­но быть представлено в арбитражный суд до даты вынесения судом определения об утверждении предлагаемого плана внешнего управления. В случае представления такого ходатайства по­сле даты утверждения проведение экспертизы не препятствует реализации мер, предусмотрен­ных планом, что снижает риск затягивания дела о несостоятельности в результате предложенных нововведений. По итогам рассмотрения плана внешнего управления арбитражный суд должен иметь возможность вынести определение об ут­верждении плана внешнего управления, о его направлении на экспертизу саморегулируемой организации арбитражных управляющих, об от­казе от утверждения плана внешнего управления и направлении его на повторное рассмотрение собранием кредиторов. По итогам экспертизы у суда должна быть возможность отказать в ут­верждении плана внешнего управления полно­стью или частично и направить его на доработку арбитражному управляющему либо на повторное голосование собрания кредиторов, при этом воз­можность признания арбитражным судом плана внешнего управления недействительным полно­стью или частично также должна быть сохранена. В общем случае схема утверждения плана внеш­него управления представлена на рисунке.

Кроме того, целесообразно рассмотреть не­обходимость установления особенных случаев, когда проведение экспертизы плана внешнего управления является обязательным. В частности, арбитражный суд без решения собрания креди­торов может вынести определение о введении внешнего управления, если есть существенные основания полагать, что платежеспособность должника может быть восстановлена и нет осно­ваний для введения финансового оздоровления [I, ст. 75]. Данный случай является одним из тех, когда предлагаемая экспертиза обязательно долж­на проводиться, причем за счет средств должни­ка (в отличие от случая проведения экспертизы по ходатайству заинтересованного лица за счет средств такого лица), при этом данные расходы должны оплачиваться в размере фактических за­трат (вне лимитов, предусмотренных в [I, ст. 20.7, п. 3]) наряду с расходами на проведение оценки, почтовыми расходами и иными расходами [I, ст. 20.7, п. 2]. В случае введения процедуры внешне­го управления по основаниям [I, ст. 75] суд дол­жен обязать внешнего управляющего представить план внешнего управления, утвержденный собра­нием кредиторов, в саморегулируемую организа­цию арбитражных управляющих, членом которой он является, для проведения соответствующей экспертизы. Закон «О несостоятельности (бан­кротстве)» также предусматривает особенности проведения процедур банкротства в отношении отдельных категорий должников. Поскольку не­которые категории должников являются социаль­но или экономически значимыми организациями, экспертизу плана внешнего управления такими организациями также следует проводить в обя­зательном порядке. В частности, это относится к субъектам естественных монополий, градообра­зующим организациям и стратегическим органи­зациям. В этом случае обязательная экспертиза должна быть осуществлена до даты проведения собрания кредиторов по утверждению плана. В случае проведения процедуры в отношении стратегической организации такую экспертизу можно проводить параллельно с подготовкой за­ключения федерального органа исполнительной власти, обеспечивающего соблюдение единой политики в отрасли, в которой действует долж­ник, заключения о плане внешнего управления. Такие же требования могут быть предъявлены в случае внесения в план внешнего управления существенных изменений.

Введение практики экспертизы планов внеш­него управления саморегулируемыми организа­циями арбитражных управляющих не противо­речит практике проведения судебной экспертизы, а также позиции Высшего арбитражного суда [3]. Проведение экспертизы планов внешнего управ­ления позволит существенно повысить качество составляемых планов внешнего управления с точки зрения экономической обоснованности, а утверждение арбитражным судом обеспечит соблюдение и учет прав и законных интересов большего числа лиц, что соответствует первона­чальной сущности института несостоятельности.

Экспертиза планов внешнего управления само­регулируемыми организациями даст возмож­ность решить проблему формального подхода к составлению данного документа, являющегося основным руководством внешнего управляющего к действию.

Излишнее затягивание процесса составления и утверждения плана внешнего управления пре­дотвратит требование о представлении утверж­денного плана в арбитражный суд в течение четы­рех месяцев с момента введения процедуры [I, ст. 107, п. 5] и возможность арбитражного суда вы­нести решение о признании должника банкротом в противном случае. В то же время целесообраз­но представить арбитражному суду возможность продления данного срока, особенно для указан­ных выше особых категорий экономически и со­циально значимых организаций. Возникающие в связи с предложенными мероприятиями до­полнительные расходы составят незначительную сумму по сравнению с убытками, которые могут возникнуть вследствие некачественного состав­ления плана внешнего управления. Более того, в общем случае их возлагают на лицо, заинтере­сованное в проведении экспертизы, а не на долж­ника, что соответствует принципу эффективности планирования в части минимизации транзакцион­ных издержек. Дополнительно возникшие расхо­ды саморегулируемой организации арбитражных управляющих можно покрыть за счет разницы между размером оплаты услуг в соответствии с договором на проведение экспертизы и суммой оплаты услуг привлеченных для этого лиц. Само участие саморегулируемой организации арби­тражных управляющих в процессе утверждения плана обеспечит единый уровень качества про­фессиональной деятельности ее членов, а также возможность учета арбитражными судами эко­номической стороны проблемы при утверждении плана внешнего управления.

С учетом среднего числа проводимых в год процедур внешнего управления введение меха­низма экспертизы планов не вызовет сильного увеличения нагрузки на данные организации. Введение же в федеральный стандарт, регулирую­щий проведение анализа финансового состояния должника, требования о подробном обосновании возможности восстановления платежеспособ­ности должника, если арбитражным управляю­щим сделан соответствующий вывод, позволит увеличить срок, отведенный на составление пла­на, без затягивания самой процедуры внешнего управления.

В заключение необходимо отметить, что не­совершенство законодательства о несостоятель­ности в части составления и утверждения пла­нов внешнего управления могло бы не носить критичный характер, если бы все или хотя бы большая часть арбитражных управляющих ру­ководствовались принципами полноты, добро­совестности и разумности. Предложенные меры соответствуют современной законотворческой парадигме и не выходят за рамки возможности реализации.

Список литературы

1. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26.10.2002 № 127 ФЗ. // КонсультантПлюс: Электронный ресурс. Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=122698.

2. Об утверждении правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа: Постановление Правительства Российской Федерации от 25.06.2003 № 367 //

3. О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе: Постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 20.12.2006 № 66 // КонсультантПлюс: Электронный ресурс. Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=65231.

4. Проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и иные законодательные акты Российской Федерации в части повышения эффективности защиты прав кредиторов первой и второй очереди» // Министерство экономического развития Российской Федерации: Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/corpmanagment/bankruptcy/doc20111215_010.

5. Гулинский А. А., Колесников А. М. Организационно-экономические вопросы внешнего управления предприятием. СПб.: ГУАП, 2008. 130 с.

6. Кован С. Е. Предупреждение банкротства организаций. М.: ИНФРА-М, 2011.

7. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный): [Электронное издание] / Под ред. В. Ф. Попондопуло. 3 е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2010.


Об авторах

С. Е. Кован
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации.
Россия
кандидат техн. наук, профессор кафедры «Экономика и антикризисное управление»


С. Ю. Плаксин
НП «СОАУ «Меркурий»
Россия
специалист аналитического отдела


Для цитирования:


Кован С.Е., Плаксин С.Ю. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ РАЗРАБОТКИ И УТВЕРЖДЕНИЯ ПЛАНОВ ВНЕШНЕГО УПРАВЛЕНИЯ. Стратегические решения и риск-менеджмент. 2012;(5):62-69. https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-5-62-69

For citation:


Kovan S.E., Plaksin S.Y. DEVELOPMENT OF FORMULATION AND CONSIDERATION OF EXTERNAL MANAGEMENT PLANS. Strategic decisions and risk management. 2012;(5):62-69. (In Russ.) https://doi.org/10.17747/2078-8886-2012-5-62-69

Просмотров: 713


ISSN 2618-947X (Print)
ISSN 2618-9984 (Online)